Очнувшись, Чэн Цянь обнаружил, что вокруг было темно. Очень темно. 

Сперва он ощутил боль, затем холод.

По правде говоря, последние пятьдесят лет своей жизни он провел у ледяного озера, все его тело, каждая косточка были созданы в этих водах, он давно должен был утратить чувство «холода». Но это, похоже, было очень странное место. 

В отличие от настоящего мороза, в этой мрачной темноте разливалась холодная Ци, медленно, но верно, пробиравшая юношу до костей. 

Даже будь у Чэн Цяня медная кожа и железный позвоночник, он все равно не смог бы устоять перед этим медленным убийцей. 

Стоило только человеку попасть в подобную ситуацию, как силы тут же покидали его, разум затуманивался, и он начинал чувствовать себя вялым и измотанным. 

Чэн Цянь нахмурился. Что это за проклятое место?

Шуанжэнь все еще висел у него на поясе. Юноша пошевелил окоченевшими пальцами и обнаружил, что копье вновь превратилось во флагшток, и душа древнего зверя вернулась на свое место. Знамя истинного дракона было крепко зажато в его ладони. 

Осознав, что не потерял ни одну из этих вещей, Чэн Цянь почувствовал облегчение. 

Юноша потянулся, намереваясь подняться на ноги, но едва он оперся на землю, как ладонь пронзила жгучая боль. Он вдруг вспомнил, что прихватил с собой «око» «Массива истребителей демонов». 

Однако, когда он попытался посмотреть на свою руку, она оказалась на удивление чистой. Мало того, что она не была ни черной, ни окровавленной, как он себе представлял, на коже, казалось, вообще не было ни царапины. 

Это было поистине странно. 

Чэн Цянь как следует сосредоточился, и на его пальцах вспыхнул белый огонек. Огонек очертил в воздухе небольшой знак, по форме напоминавший человеческое ухо, а затем исчез. 

Кроме оставшейся жгучей боли и необычной отметины, больше ничего не изменилось, и Чэн Цянь решил оставить размышления об этом на потом. 

В этот раз он заметно перенапрягся, и его раны открылись. Чэн Цянь тихонько зашипел, и попытался было погрузиться в медитацию, чтобы восстановить свое дыхание и залечить травмы. 

Но в этот самый момент он вдруг услышал неподалеку голос Янь Чжэнмина. 

— Оставь в покое свой изначальный дух, — Янь Чжэнмин сидел неподалеку от него, его голос звучал немного хрипло. — Если я правильно понимаю, мы угодили во владения внутреннего демона, в окрестности Башни отсутствия сожалений. Ты ранен? 

— Нет, я ведь не какой-нибудь там бродячий заклинатель, — Чэн Цянь оперся на землю и, наконец, встал. — Что здесь происходит? Старший брат, ты в порядке? 

— Я-то в порядке, сиди спокойно, — отозвался Янь Чжэнмин. — Сила «Массива истребителей демонов» оказалась слишком велика, когда душа древнего зверя пробудилась, он рухнул. А этот безрассудный дурак Хань Юань додумался поджечь ядовитые цветы. Создание «демонического дракона» было полностью завершено, и это случайно сломало печать Башни отсутствия сожалений. Мы оба находились поблизости и нас попросту затянуло внутрь. 

Чэн Цянь молчал. 

В этот раз, прежде, чем выйти из дома, он, похоже, забыл свериться с календарем, и теперь все неудачи разом обрушились ему на голову. 

Янь Чжэнмин, казалось, с чем-то боролся. Он глубоко вдохнул, а затем медленно выдохнул, после чего тихо произнес:

 — Все в порядке, клан Фуяо поколениями охранял Долину демонов. Печать главы все еще при мне. Отсюда должен быть какой-то выход. Не используй силу своего изначального духа так опрометчиво, сперва займись своими ранами. 

Вся спина Чэн Цяня была покрыта порезами. Обычным способом их было бы трудно залечить. Юноша слегка повел плечом, убедившись, что не повредил мышцы, и решил отложить все это на потом. 

Чэн Цянь не принял слова старшего брата близко к сердцу, но почувствовал, что с Янь Чжэнмином явно что-то не так. Однажды в юности он ввязался в драку с кучкой бродячих заклинателей. Тогда ему крепко досталось по спине дубинкой, побеждающей демонов. Старший брат отругал его, но взялся лично нанести лекарство, а теперь, когда он был ранен силой «Массива истребителей демонов», Янь Чжэнмин оставил его справляться со всем этим самостоятельно? 

Чэн Цянь поднялся и подошел поближе.

— Старший брат, что с тобой?
 
— Я сказал тебе не подходить сюда! — резко отозвался Янь Чжэнмин. 

Его голос сорвался. Шаги Чэн Цяня на мгновение остановились, но, в итоге, юноша не послушал его и приблизился. 

Янь Чжэнмин сжался в углу, который, казалось, был темнее, чем все вокруг. Если бы не особое зрение заклинателей, Чэн Цяню вряд ли удалось бы его найти. Черты лица Янь Чжэнмина расплывались во мраке. Лишь длинная тусклая метка внутреннего демона вновь сияла между его бровей. Темно-красный след напоминал яркий, но аккуратный шрам.

Чэн Цянь был ошеломлен. Он поднял руку, намереваясь коснуться отметины, и прошептал: 

— Это... неужели все это влияние этого места?

Янь Чжэнмину некуда было прятаться. Он только и мог, что притвориться спокойным, как монах, погрузившийся в созерцание, и молча закрыть глаза. Если бы не безудержная ярость, бросавшая тень на его лицо, все выглядело бы именно так. 

Стоило только Чэн Цяню приблизиться, как брови Янь Чжэнмина дрогнули. Казалось, он испытывал сильную боль. 

В конце концов он не выдержал и схватил Чэн Цяня за запястье. 

Пальцы Янь Чжэнмина напоминали железные тиски. Его ладонь была обжигающе горячей. Темно-красная метка у него на лбу становилась все ярче и ярче, постепенно наливаясь кровью. 

Схватив Чэн Цяня, юноша согнулся от боли и тихо прошептал: 

— Не подходи... Сяо Цянь, прошу тебя...

Дело было не в том, что Чэн Цянь не знал, что такое «внутренний демон», но он понятия не имел, что кто-то мог так сильно от этого страдать. 

Что он пытался удержать в своем сердце? 

Чэн Цянь внимательно посмотрел на Янь Чжэнмина. Вряд ли старшему брату нравилось, что кто-то видел его в подобном состоянии, но сейчас юноше было на это все равно. 

Чэн Цянь подумал: «Прости меня, старший брат». 

Вернувшись в свой внутренний дворец, он тут же соединился с частью своего изначального духа, оставшейся в деревянном мече. 

Его зрение вновь разделилось надвое. Будучи запечатанным в деревянном клинке, он видел внутренний дворец Янь Чжэнмина. Все вокруг находилось в хаосе. Изначальный дух метался туда-сюда, и его смертоносная аура следовала за ним. Если бы не присутствие деревянного меча, он понятия не имел, чем бы все это закончилось. 

Обернутый в черный туман внутренний демон кружил вокруг сидевшего с закрытыми глазами изначального духа Янь Чжэнмина, опутывая юношу, словно свинцовая туча. 

Вдруг, Чэн Цянь заметил в клубах дыма человеческое лицо. Юноша опешил. 

Внутренний демон выглядел в точности как он.

В следующее мгновение злой дух обернулся струйкой черного дыма и, наконец, принял человеческий облик. Вдруг, он словно что-то почувствовал. Он оглянулся, бросил взгляд на деревянный клинок и на его лице появилась странно знакомая усмешка. Затем он вновь повернулся к сидевшему в медитации Янь Чжэнмину и внезапно опустился перед ним на колени.
 
Чэн Цянь ошеломленно молчал. 

Он впервые видел «себя» таким и попросту не знал, как на все это реагировать. 

Демон с лицом Чэн Цяня поднял глаза, поддел пальцами подбородок Янь Чжэнмина и какое-то время молча смотрел на юношу. Видя, что тот отказывается открывать глаза, демон лишь усмехнулся и медленно провел пальцами по чужим губам. 

— Старший брат, почему ты не смотришь на меня? — произнес он. 

В реальности пальцы Янь Чжэнмина, все еще державшие запястье Чэн Цяня, внезапно сжались, до хруста стиснув руку юноши. 

Чэн Цянь был смущен. Он тут же отозвал свое сознание, но так и остался стоять на одном колене. В его сердце было пусто. 

Он был ошеломлен. Долгое время он пытался вспомнить и собрать воедино все нити, все зацепки. Грубые слова, что сказал ему старший брат там, в здании библиотеки, когда он задал ему тот вопрос. Его странная реакция... это было просто немыслимо.
 
«Значит, его внутренним демоном все это время был я? — размышлял Чэн Цянь. — Но ведь это же невозможно, правда?» 

Янь Чжэнмин наклонился вперед, и из уголка его рта заструилась кровь.

Чэн Цянь понял, что так больше не может продолжаться. 

— Старший брат, — он протянул руку и сжал пальцами плечо юноши. — Сосредоточься. Мы во владениях внутреннего демона, не позволяй ему сбить себя с толку. 

Услышав его голос, Янь Чжэнмин открыл глаза и тупо уставился на Чэн Цяня. 

Сердце Чэн Цяня бешено забилось. 

Вдруг, ни с того ни с сего, он шепотом спросил:

— Старший брат, что такое, в конце концов, этот внутренний демон?

На мгновение ему показалось, что губы Янь Чжэнмина скривились, в готовности вот-вот произнести ответ. 

Спина Чэн Цяня покрылась холодным потом. Его раны болели и зудели, он никогда в жизни так не нервничал. 

Взгляд Янь Чжэнмина внезапно прояснился. Юноша резко вскинулся, намереваясь в ярости оттолкнуть Чэн Цяня... но никакого удара не последовало. 

Руки юноши безудержно дрожали. Внутренний демон так долго истязал его, что он, в конце концов, совершенно обессилел. Проигнорировав слова младшего брата, Янь Чжэнмин сжал пальцами его плечо, задевая рукой открытую рану. Холодная кровь испачкала ему ладонь, и Янь Чжэнмин поспешно отстранился.

— Ты...

Но Чэн Цянь не обратил на кровоточащее плечо никакого внимания. Темнота в его глазах была гуще и глубже, чем все вокруг. Короткая и острая боль, казалось, только сильнее распалила его. Чэн Цянь знал, что не должен был так себя вести, но в его сердце все еще бушевала буря.

Юноша произнес, чеканя каждое слово: 

— Ты знал, что чем дольше ты скрываешь своего внутреннего демона, чем дольше пытаешься справиться с ним, тем сильнее он становится? Почему ты не можешь все мне рассказать? Что тут скрывать?

— Отпусти... — выдавил Янь Чжэнмин.

— Старший брат!

Глаза Янь Чжэнмина покраснели, и юноша зарычал: 

— Чэн Цянь, ты вздумал идти против меня... 

Но прежде, чем он успел договорить, Чэн Цянь внезапно прижал его к стене. Склонив голову, юноша бесстрашно поцеловал его. 

Янь Чжэнмин тут же лишился дара речи.
 
Чэн Цянь никогда не был романтичной натурой, он понятия не имел ни о свежем ветре, ни о светлой луне1. Он никогда не осмеливался смотреть на то, на что нельзя было смотреть. Даже те фальшивые писания «О ясности и тишине», которые он нашел в библиотеке, он так и не долистал до конца. Это даже поцелуем нельзя было назвать. Словно стрекоза коснулась поверхности воды. Но разум Янь Чжэнмина гудел. Он был потрясен до глубины души. 

1 风月(fēngyuè) — свежий ветер и светлая луна (обр. прекрасный вечер; красивый пейзаж; обстановка, располагающая к лирической беседе, романтическая обстановка).

Юноша ахнул и невольно сжал пальцы, крепче стиснув одежду Чэн Цяня. 

— Прости меня, старший брат, я проявил неуважение, — Чэн Цянь жутко нервничал. На первый взгляд казалось, что он был совершенно спокоен. Даже эти слова он произнес с абсолютно безразличным2 лицом. — Вероятно, сейчас ты думаешь лишь о том, чтобы заткнуть меня или выдворить вон из клана, а может и вовсе убить? Но обещай, что не будешь сопротивляться. 

2 死猪不怕开水烫 (sǐzhū bùpà kāishuǐ tàng) — букв. мёртвая свинья ошпариться не боится, обр. все равно, быть безразличным к чему-либо; ср. снявши голову по волосам не плачут. 

Янь Чжэнмин молчал. 

Юноша пребывал в таком шоке, что даже буйствующему демону пришлось отступить. 

Дерзкие слова Чэн Цяня внезапно наполнили его сердце радостью. Чэн Цянь собрал всю свою волю в кулак и решительно потянулся рукой к вороту одежд Янь Чжэнмина. 

— Там, в «Массиве истребителей демонов», ты спросил меня, кто же этот «цветок персика». Старший брат, теперь, когда я решил рассказать тебе об этом, ты ведь выслушаешь меня?

В это время во внутреннем дворце Янь Чжэнмина демон вновь принял облик Чэн Цяня. Он медленно обнял его со спины и произнес юноше на ухо:

— Старший брат, я дам тебе все, что ты только пожелаешь. Но осмелишься ли ты?

Оказавшись меж двух огней, Янь Чжэнмин никак не мог понять, где реальность, а где вымысел.

Внутренний демон протянул руку, чтобы нежно погладить его, и снова прошептал:

— Старший брат, я не отступлюсь. Даже после ста лет самосовершенствования я не отступил. Даже Небесное Бедствие не смогло меня остановить. Теперь же все в твоих руках. Ты счастлив?

Эти слова были подобны тазу с ледяной водой. Холод смешался с морозной аурой, царившей во владениях внутреннего демона, пронизывая Янь Чжэнмина до костей. 

Но юноша оставался бледным и безмолвным. 

Иногда внутренний демон мягко улыбался, нашептывая: 

— Старший брат, ты так долго скучал по мне, а теперь пытаешься сохранить достоинство? 

А иногда обрушивал на него весь свой гнев:

— Глава Янь, вздумал украсть то, что должен был охранять? У тебя нет ни стыда, ни совести! 

Но порой, он вновь превращался в юного Чэн Цяня, в груди которого зияла кровавая дыра. Младший брат бессильно смотрел на Янь Чжэнмина:

— Старший брат, разве ты не говорил мне, что мне не о чем волноваться? Что ты во всем разберешься? 

«Старший брат...»

Тело Янь Чжэнмина раскачивалось взад и вперед, его бросало то в жар, то в холод. На лбу юноши выступила испарина, его глаза покраснели.

Чэн Цянь не ожидал, что его слова так разозлят старшего брата. Он даже растерялся. Вдруг, взгляд юноши упал на метку внутреннего демона между бровей Янь Чжэнмина. Казалось, она вот-вот начнет кровоточить.

Чэн Цянь нахмурился, а затем, нагло воспользовался сокрытыми в деревянном мече осколками своего изначального духа и вновь ворвался во внутренний дворец своего старшего брата. 

Едва он вошел, как увиденное ошеломило его. Аура внутреннего демона затмила собой все вокруг. Демон смотрел прямо на него, но выражение его лица было совершенно другим. Густой черный туман метался по внутреннему дворцу, жадно впитывая силу изначального духа хозяина, и порождая все больше и больше миражей. 

Чэн Цянь ощутил, как кровь стынет в жилах. Любой, увидев сотни тысяч своих копий, содрогнулся бы от ужаса. Но в следующий момент он отчетливо услышал голоса этих демонов. 

Взгляд Чэн Цяня сделался холодным.  В его сердце поднялось негодование. 

Он взмахнул рукой, заставив свой изначальный дух пробудить деревянный меч. Клинок во внутреннем дворце Янь Чжэнмина пришел в движение. Покрывшись толстым слоем инея, он тут же ринулся в сторону скопления демонов, намереваясь сокрушить их всех. 

Внутренний демон в спешке отступил в черный туман, но тут же изменил свою форму, не желая покидать насиженное место. 

В сознании Янь Чжэнмина бурлило море3. К горлу юноши подступила кровь, во рту явственно ощущался металлический привкус, но он сдержался. 

3 气海 (qìhǎi) — кит. мед. море Ци, море жизненной энергии (место слияния и источник Чжун-ци). 

Он на время пришел в себя и отчаянно взмахнул рукой, слабо пробормотав: 

— Прекрати валять дурака.

— Я никогда не валяю дурака, — отозвался Чэн Цянь, глядя на юношу горящими глазами. — Старший брат, пока я жив, я ни за что не сдамся. 

Янь Чжэнмин нахмурился, будто собираясь что-то сказать. 

Но Чэн Цянь вдруг прищурился и внезапно улыбнулся. 

— Старший брат, если ты решишь выгнать меня из клана, так будет даже лучше.

Янь Чжэнмин лишился дара речи. 

Он и сам думал об этом. Не будь он главой, он мог бы быть с Чэн Цянем на равных, мог бы принять свои чувства, будучи свободным от этого бремени. Если он покинет клан, больше не будет никаких запретов. Кто мог знать, что именно эти слова решит сказать ему Чэн Цянь. 

Это внезапное «родство душ» на время ошеломило его. 

Но после того, как первый шок прошел, Янь Чжэнмин, наконец, заметил, что что-то не так. Когда Чэн Цянь насмехался над людьми, он делал это крайне прямолинейно, но в обычной жизни он был очень сдержанным юношей. Он никогда не показывал своих эмоций. Ни гнева, ни печали, ни радости, он постоянно притворялся... даже, когда казался искренним. Настоящий смысл его слов был известен лишь ему самому, он никогда не произносил этого вслух. 

Более того, когда они оба каким-то образом угодили во владения внутреннего демона, никто из них не знал, как отсюда выбраться. 

Как только Янь Чжэнмин очнулся, его разум внезапно пришел в движение. Он вдруг вспомнил иней, покрывший деревянный меч в «Массиве истребителей демонов». Отбросив все сомнения в сторону, он внезапно спросил: 

— Что ты видел? Чэн Цянь, позволь-ка мне еще раз спросить тебя, что находится в деревянном мече? 

Чэн Цянь замолк. 

Если бы он собственными глазами не увидел сотни тысяч своих воплощений во внутреннем демоне Янь Чжэнмина, он мог бы и обольститься. 

— Как ты смог вложить волю меча клана Фуяо в этот деревянный клинок? — вновь спросил Янь Чжэнмин.

Чэн Цянь окончательно растерялся.  

В какой-то момент они оба оказались в тупике. Внезапно, Янь Чжэнмин почувствовал себя невероятно уставшим. Он слабо оттолкнул Чэн Цяня и, шатаясь, поднялся на ноги. 

Он сказал:

— Если не собираешься мне ничего говорить, забудь об этом, мне все равно, что ты там увидел... это просто внутренний демон. Когда заклинатель меча входит в «Божественное Царство», он непременно сталкивается с чем-то подобным. И что с того? Теперь, когда я здесь, это уже не кажется чем-то удивительным... не нужно меня жалеть. 

Чэн Цянь лишился дара речи. Ему внезапно захотелось разбить эту, похожую на расшитую подушку4, голову старшего брата, чтобы посмотреть не сгрыз ли внутренний демон ее содержимое, оставив после себя лишь комок вязкой пасты. 

4 绣花枕头 (xiùhuā zhěntou) — досл. вышитая подушка (внешне красивый, а на деле никчемный; одна видимость, пустышка).

Янь Чжэнмин бросил на него быстрый взгляд, а затем достал из рукава камешек, размером с большой палец, и положил его на ладонь. Испещренный узорами камешек слабо засветился, озаряя темноту вокруг. Повернувшись к Чэн Цяню спиной, Янь Чжэнмин попытался придать себе как можно более легкомысленный вид, и произнес: 

— Сегодня я не в настроении спорить с тобой. Идем, нам нужно найти выход...

Но Чэн Цянь вдруг крепко обнял его сзади. Спина Янь Чжэнмина напряглась. Он хотел было повернуться и отругать младшего брата.

Однако именно в этот момент он услышал, как Чэн Цянь стиснул зубы и процедил: 

— С утра и до вечера ты только и делаешь, что ешь и пьешь! Ты хвастун и транжира! Что тебя жалеть, гений несчастный?! Но ты мне на самом деле нравишься, я желаю тебя! Как еще мне тебе об этом сказать?!

Напоминаем, что у команды перевода есть телеграм-канал, где мы публикуем разные интересные заметки. Будем рады видеть вас среди наших подписчиков. Присоединяйтесь: t.me/SHENYUANTL



Комментарии: 20

  • Огромное спасибо!
    Смотрю, несколько предыдущих глав обзавелись лишь небольшим количеством комментариев - как понимаю, народ жадно спешил до этих зрелищных слов 🤩
    Мне интересен концепт за "внутренним демоном". В китайской медицине принято считать, что яркие эмоции - это нарушение, сильно сбивает течение ци. Также эмоции, сильные и повторные, могут получить собственное сознание, что приводит их в статус "призрака", в наших широтах ещё называется "одержимостью"... Есть ещё и мнительность ... Ну пока не буду задумываться, будут лишь наслаждаться процессом прогулки по замечательному роману.
    Спасибо ☀️

  • АААААААААААААААААААА У МЕНЯ СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ!!!!!! ЭТО СТОИЛО ОЖИДАНИЙ ПРОСТАОА АЖАЖАЖАЖАЭАЭАЭ

  • ура, наконец-то, я рада.

  • Просто заглотила эту главу! На одном дыхании прочитала!!! Каааак же круто! Даже не верится что когда то с трудом заставляла читать себя первый том,и думала бросить это чтиво!


    Как же я ждала этого признания! Если бы все не спали сейчас, я бы орала на весь город!!!!

  • Я так и думала что именно он этот барьер сломит, молодец Чэн Цянь!)

  • Спасибо за перевод!)
    Не думала что первым будет Чен Цянь

  • *звуки агрессивного визга задыхающейся чайки* х2

  • Такое признание стоило ожиданий. И здорово, что первым вслух о своих чувствах заявил Чэн Цянь. Янь Чжэнмин слишком угнетен обязанностями главы клана, ему с этим справиться сложнее.
    Но какие они оба классные. От изначальных нарцисса и циника осталось не так много. Теперь это продвинутые версии))
    Спасибо за перевод!

  • Глюбокий взьдох: АААААААААААААА
    Я в любви 😭😍
    *звуки агрессивного визга задыхающейся чайки

    Ответ от Shandian

    Дышите, это еще не конец)))

  • Наконец-то, дождались. Молодчинка, Чэн Цянь
    Спасибо за вашу работу(。・ω・。)ノ♡

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!! (~ ̄▽ ̄)~

  • АААААААААААААА ГОСПОДИИИИ ВСЮ ГЛАВУ Я ОРАЛА ПРЫГАЛА ОТ СЧАСТЬЯ!!!!!!!!

  • Спасибо за перевод! Нет слов, всё чудесно )))

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!! (*^_^*)

  • Я в восторге😍😊

    Ответ от Shandian

    Рады, что вам нравится!!( •̀ ω •́ )✧

  • Неужели, наканецта!
    Переводчики, спасибо огромное за работу!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!! (✿◡‿◡)

  • Большое спасибо за перевод!

    Ответ от Shandian

    Спасибо, что читаете!

  • Очень тронуло) главное чтобы Янь Чжэнмин теперь не отступил🙏

    Ответ от Shandian

    Не отступит, не волнуйтесь!

  • Начинал читать новеллу и не особо зацепило, но название этой главы меня интригует...

    Ответ от Shandian

    Тогда это повод почитать еще раз)

  • Свершилось) вот и открытое признание) фух) спасибо за перевод)

    Ответ от Shandian

    О да)) Спасибо, что читаете!

  • Божечки, неужели это произошло......Молодец Чэн Цянь! Спасибо огромное за перевод!))

    Ответ от Shandian

    Повод порадоваться за наших мальчиков!)) Спасибо, что читаете!

  • Целых две главы! Очень приятно видеть развитие отношений Чэнь Цяня и Янь Чженмина. Спасибо большое вам за такой качественный перевод.

    Ответ от Shandian

    У нас небольшой марафон)) Спасибо за теплые слова!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *