Слова Янь Чжэнмина ошеломили Ли Юня и Чэн Цяня. Ли Юнь нерешительно спросил:

— Так… он наш дядя? 1

1 Шибо – дядюшка-наставник, вежливое обращение к старшему брату (шисюну) учителя.

Произнеся это Ли Юнь вдруг почувствовал себя одержимым Хань Юанем и, пожалев, быстро потер лоб.

— Конечно нет, неужели все правила клана спустились тебе в желудок? Как только вы вступите на Темный Путь, вроде управления призраками или массовых убийств, вы будете изгнаны из клана и никогда больше не сможете вернуться, — строго сказал Янь Чжэнмин. 

В комнате воцарилась тишина.

Спустя минуту или две, Чэн Цянь отодвинулся и пробормотал:

— Это означает… что старый друг, вероятно…

Он невольно замолчал, видимо, не зная, как правильней к нему обратиться. Он долго думал, прежде чем до него дошло.

— Э-э, бывший дядя.

— А кто еще это может быть? — нетерпеливо сказал Янь Чжэнмин. — Гора Фуяо не является верховным центром демонических заклинателей.

— Первый старший брат, что ты об этом думаешь? Может, завтра пойдем и спросим у мастера? — осторожно предложил Ли Юнь.

Янь Чжэнмин покачал головой. Несмотря на болтливость учителя, большая часть того, что он говорил, была чепухой. Когда дело доходило до чего-то серьезного, он становился похож на закрытую устрицу. Янь Чжэнмин определенно не верил, что они смогут что-то вытянуть из него. Он немного подумал и с надеждой произнес:

— Есть ли способ… который позволит нам найти местонахождение учителя, когда он попытается сбить нас с толку?

Чэн Цянь слонялся по библиотеке целыми днями. После того, как он услышал слова Янь Чжэнмина, множество различных тактик по вытягиванию информации из учителя, хлынули в его голову. Но он отвергал их одну за другой, пока, наконец, не осознал, что их шансы были почти ничтожны. Первое условие для слежки за учителем заключалось в том, что один из них должен был превосходить его в могуществе.

— Я думаю, это безнадежно, — сказал Чэн Цянь. — Если только второй старший брат не найдет другую жабу и не заставит учителя носить на себе запах Жабьей Жидкости. Но я боюсь, что при встрече с сильным последователем Темного Пути, жаба второго старшего брата вновь притворится мертвой.

— Не смотри на меня, я понятия не имею, что делать, — пожал плечами Ли Юнь. — Столкнувшись с грозным противником, любое разумное существо придет в ужас. Но лишь тех из них, кто не слишком глуп, можно использовать для отслеживания людей.

— Это должен быть кто-то, кто обладает интеллектом и не испугается, в случае чего… — Янь Чжэнмин задумался над словами Ли Юня. — Эй, что вы думаете о Луже?

Чэн Цянь закатил глаза. Он не верил ни в то, что его младшая сестра обладает интеллектом, ни в то, что она не придет в ужас. Но в следующую секунду он вдруг понял, что имел в виду Янь Чжэнмин. Хотя у них не было возможности выследить учителя, они могли попытаться что-то сделать со своей младшей сестрой.

Так как учитель всегда брал ребенка с собой, а она еще не научилась понимать человеческий язык, их план определенно не будет раскрыт.

После недолгого обсуждения все трое нашли тонкую деревянную пластину. Начитанный Чэн Цянь предоставил идею, а Янь Чжэнмин отвечал за исполнение. Таким образом, они с трудом нацарапали ножом заклинание слежения.

Это заклинение было очень простым, потому что Чэн Цянь не читал часть для тех, кто уже знает азы. Но, даже учитывая это, навыки старшего брата неожиданно оказались настолько плохи, что он снова и снова терпел неудачу.

Янь Чжэнмин встряхнул ноющей рукой, чувствуя, что даже на официальных уроках он никогда не проявлял подобного усердия. Он не мог не выплеснуть свой гнев на Чэн Цяня.

— Что это, черт возьми, за хрень такая? Стоит ли мне действительно полагаться на твою память? — вскипел Янь Чжэнмин.

Плохой рабочий всегда винит инструменты 2. Чэн Цянь проглотил эту вульгарную фразу и промолчал, с явным презрением во взгляде оглядывая первого старшего брата с ног до головы. Янь Чжэнмин и Чэн Цянь ссорились, пока Ли Юнь отчаянно пытался заключить мир. К полуночи они наконец-то закончили вырезать заклинание.

На самом деле в оригинале и в анлейте использована куда более вульгарная фраза. Дословно она звучит как «Тот, кто не может сходить в туалет — винит сортир». Мы попытались заменить ее на что-то более благозвучное…

Янь Чжэнмин передал эстафету зевающему Ли Юню.

— Я оставлю все это тебе. Попытайся привязать это к ней. Не могу поверить, что я так долго не спал из-за вас и этой дерьмовой штуки.

Кто, в конце концов, был во всем виноват? Это действительно оказался тот случай, когда «вор кричит вор».

Чэн Цянь чувствовал такую сонливость, что не мог стоять ровно. Оставив позади «Императрицу» 3, Чэн Цянь поплелся к своей комнате. Но как только он подошел к двери и уже собирался войти, его окликнул Янь Чжэнмин:

娘娘 (niángniang) устар. матушка-государыня, государыня-императрица

— Подожди, Сяо Цянь, я хочу тебе кое-что сказать.

Янь Чжэнмин так быстро вырос всего за год, будто съел какое-то удобрение, его голос постепенно становился глубже и больше не звучал ясно и мелодично, как у подростка. До тех пор, пока Янь Чжэнмин не начинал громко возмущаться, он звучал как настоящий зрелый мужчина.

Чэн Цянь редко слышал у него столь торжественные нотки. Он обернулся, озадаченно глядя на Янь Чжэнмина.

Молодой человек стоял прямо позади него, залитый лунным светом. Его беспокойство и своеволие, казалось, уменьшились и растворились в темноте. В этот момент Янь Чжэнмин был сам на себя не похож.

С минуту поколебавшись, он сказал:

— Только что… я кое-что упустил. На самом деле… я слышал еще одно предложение от Вэнь Я.

Чэн Цянь нахмурился.

— Он сказал, что гора Фуяо всегда была прекрасным местом для воспитания талантов, но в каждом поколении был и будет последователь Темного Пути… — Янь Чжэнмин замолчал. Он смотрел на Чэн Цяня долю секунды, чувствуя, будто этот мальчик подобен хрупкому бамбуку. Кажется, что его так легко сломать, но на самом деле он холоден и тверд. Никто не мог сказать, сколько тяжелых чувств он скрывал в своем сердце. Янь Чжэнмин опустил голову, тихо прошептав, — Ты знаешь, где твой предел, не так ли?

Услышав это, Чэн Цянь не стал насмехаться над ним. Но он также ничего не ответил. Он слышал искреннюю заботу в словах Янь Чжэнмина. Был ли это беспочвенный страх старшего брата или нет, но его посетило чувство, будто Янь Чжэнмин сказал это только ради самого Чэн Цяня. Поскольку первый старший брат всегда был ленивым и избалованным, большую часть времени его младшие братья просто уступали ему, поэтому Чэн Цянь редко находил в себе чувство любви к старшему брату.

До этого момента.

Чэн Цянь ответил молчаливым кивком.

Янь Чжэнмин облегченно вздохнул. Он протянул руку, положил ее на затылок Чэн Цяня и бережно втолкнул мальчика в дом.

— Так будет лучше всего, — мягко сказал Янь Чжэнмин, и тут же вернулся к прежнему себе, указав на складки одежды Чэна Цяня, — Переоденься завтра. Тебе не кажется, что твои вещи похожи на тряпки для уборки?

Чэн Цянь, вероятно, не согласился с ним. Ответом мальчика стала захлопнувшаяся дверь, оставившая Янь Чжэнмина снаружи.

Эта ночь действительно оказалась насыщена событиями. Отослав Янь Чжэнмина прочь, Чэн Цянь бросился на кровать, но стоило ему только заснуть, как он вновь был разбужен.

По сравнению с первым старшим братом, который просто пинком распахнул дверь и вытащил его из-под одеяла, Хань Юань доставил куда больше неудобств. Он украдкой стучал в оконную решетку, как дятел, клюющий дерево, что заставило Чэн Цяня ужасно встревожиться, прежде чем он окончательно проснулся.

Даже сидя верхом на лошади, Чэн Цянь не бросал практику заклинаний. Все эти дни он страдал от боли, вызванной ростом и расширением каналов, что привело к плохому сну. Будучи разбуженным дважды за сегодняшнюю ночь, Чэн Цянь хотел лишь одного – беспощадно убить создателя шума ножом.

Хань Юань не вошел через парадную дверь. Под ничего не выражающим взглядом Чэн Цяня он пролез в окно и рухнул на кровать третьего брата, прошептав:

— Угадай, что я только что видел?

Чэн Цянь не хотел гадать. Он повалился назад, лицом вверх, и, не говоря ни слова, завернулся в одеяло.

— Эй, не спи. Вставай! Я покажу тебе кое-что редкое, — Хань Юань бросился на Чэн Цяня и обеими руками схватился за него. — Ты определенно не видел этого раньше. Сяо Цянь? Сяо Цянь!

Чэн Цянь упрямился, отказываясь высунуть голову, и кричал Хань Юаню:

— Иди найди Императрицу!

Хань Юань замер от потрясения.

— Ты, должно быть, шутишь. Я не посмею. Он обязательно сожжет меня в курильнице.

— Тогда иди и найди Ли Юня! — Чэн Цянь перекатился на другую сторону кровати.

— Я так и сделал, — пожаловался Хань Юань. — Я чуть ли не выстрелил у него над ухом, но он так и не проснулся.

Чэн Цянь промолчал.

Он что, был тем, кому легче всего проснуться и кто имеет меньше шансов разозлиться?!

Хань Юань успешно стянул одеяло с Чэн Цяня. Не обращая внимания на сдерживаемый гнев своего третьего брата, он прошептал ему на ухо:

— Ты видел призраков прежде?

Чэн Цянь уже собирался ударить его ногой, когда услышал это предложение. Его нахмуренные брови внезапно дернулись.

— Что?

Несколько мгновений спустя Чэн Цянь выскользнул с обшарпанного постоялого двора вместе с Хань Юанем.

— Недавно в городе проходила ярмарка, так что я немного задержался, — сказал Хань Юань, когда они двинулись дальше. — На обратном пути я решил срезать. Сюда, следи за своими шагами.

Чэн Цянь в растерянности последовал за ним. Он с осторожностью избегал грязи на дороге, не в силах понять, как Хань Юань так быстро освоился на местности. Может быть, это особый талант нищих, которые много путешествуют? Хань Юань вел его в какое-то отдаленное место. Чэн Цянь одной рукой держал свой деревянный меч, а другой сжимал нож для заклинаний, по пути оставляя следы и делая небольшие пометки на камешках, так как не мог полностью довериться Хань Юаню.

На холодном ветру затуманенный мозг Чэн Цяня начал проясняться. Только тогда он понял, как на него повлияли слова первого старшего брата об управлении призраками, в результате чего он подсознательно последовал за Хань Юанем, услышав это «призрак».

Выйти, чтобы посмотреть на подобное с маленьким нищим, было как-то…

Чэн Цянь подумал, не заразил ли его Хань Юань какой-нибудь глупой болезнью.

Внезапно, его с головы до ног охватила дрожь.

Хань Юань повел его к реке. Он не умел чувствовать энергию, поэтому думал, что на берегу было холодно из-за поздней ночной росы.

Но Чэн Цянь уже ощутил нечто необычное в этом холоде, так как уловил в воздухе запах чего-то зловещего.

Он снова вздрогнул. Последняя капля сонливости исчезла.

«Здесь не может быть настоящей опасности, — спокойно подумал Чэн Цянь, сняв с плеча упавший лист и повертев его в руке. — Иначе как Хань Юань смог вернуться на постоялый двор?»

Хань Юань сложил ладони рупором и закричал:

— Эй! Где ты? Я привел своего младшего старшего брата. Выходи!

Чэн Цянь вскочил, чтобы моментально прикрыть Хань Юаню рот. Он спросил, скрежеща зубами:

— Что ты сделал?

Хань Юань мог только мычать.

С зажатым ртом он показал глазами на что-то позади Чэн Цяня. Чэн Цянь оглянулся, и его дыхание почти остановилось.

Прямо за его спиной незаметно возникло свечение, а обернувшись, Чэн Цянь увидел стоявший там призрак мужчины с бледным лицом, тусклыми глазами и далеким отсутствующим взглядом.

Он быстро подтащил Хань Юаня к себе.

— Кто там?

Хань Юань после непродолжительной борьбы, наконец, освободился от рук Чэн Цяня. Он небрежно похлопал Чэн Цяня по плечу, говоря:

— Все в порядке, не бойся. Сначала я тоже испугался его вида. Но вскоре я нашел его довольно интересным. К тому же, весьма спокойным.

С этими словами он наклонился и, прежде, чем Чэн Цянь смог его остановить, схватил и бросил в призрака небольшой камень. Камень пролетел сквозь тело мужчины и проскакал по земле чуть дальше. Призрак тупо уставился на него, словно какой-нибудь лунатик.

Хань Юань широко улыбнулся и сказал Чэн Цяню:

— Видишь?

Чэн Цянь хотел разве что надавать ему пощечин. Когда камень прошел сквозь тело призрака, он ясно почувствовал этот запах. Это напоминало обычную вонь, но смешанную с чем-то отвратительным и кровавым.

Трупное масло и мальчишеская кровь…

В данный момент у Чэн Цяня не было времени подумать, почему призрак отпустил Хань Юаня. У него был только один вопрос: какая удача улыбалась этому маленькому нищему?

В прошлый раз, отправившись в Долину Демонов, он столкнулся с восстанием монстров. Теперь же, на своей ночной прогулке, он умудрился встретить последователя Темного Пути, управляющего призраками!



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *