Люди, не принимавшие чёрные башни всерьёз и считавшие их результатом высокотехнологичных исследований, проводимых правительством, были в полной уверенности, что ничего страшного не произойдёт. Зачем правительству причинять вред простым людям?! В правительстве же тоже люди! И они обязаны защищать своих граждан, даже если действительно что-то произойдёт. Ведь обычные люди все равно ничего не могут сделать.

Те, кто считал башни угрозой, на третий день впали в панику.

— Что такое игра? Что значит уничтожить? Мы требуем объяснений!

— Объяснений! Объяснений!

— Что это значит! Мы требуем объяснений!

Все больше и больше народу прибывало к башне в центре Сучжоу. Некоторые из них пытались ловить рыбку в мутной воде: сделать себе имя или получить другую выгоду. Такие люди баламутили толпу, пытались атаковать вооруженных полицейских и прорываться за ограждение, пользуясь численным преимуществом митингующих.

Это происходило не только в Сучжоу, но и по всему земному шару.

В Китае все ещё было сравнительно спокойно. В стране всегда был жесткий порядок и контроль — отлаженные механизмы управления не дали панике взять верх. В то время как во многих менее развитых странах со слабым правительством в первый же день власть захватили экстремистские группировки фанатиков.

— Чёрная Башня — Бог! Она будет нашим проводником в новое тысячелетие. Эра Чёрной Башни грядёт! Бог наш единый и всемогущий, даруй нам силу!

— Дай нам силу!!!

Тысячи людей на коленях молились Чёрной Башне, мечтая о прекрасном будущем.

Тан Мо не имел обо всем этом ни малейшего представления.

Он сжимал в руках полицейскую дубинку. Несмотря на то что он был легко одет, все его тело покрылось мелкими капельками пота. Странный детский голосок закончил петь свою песенку, но его звук ещё долго раздавался гулким эхом в пустой библиотеке.

— Ты это слышал? — выдавил Тан Мо. 

Святоша был насмерть перепуган. Он отполз к стене и затравленно глядел на Тан Мо из под спутанной чёлки. Его руки и губы дрожали. 

— Что это было? — пролепетал он. — Что это… 

Тан Мо не знал.

Как только отзвучал детский голосок, библиотека погрузилась в тишину. 

Постепенно Тан Мо успокоился.

Многие люди, встретив что-то непонятное и пугающее, впадают в панику. Тан Мо был точно не из них.

С рождения он был очень рациональным человеком. Пять лет назад, когда он ещё учился в колледже, его родители погибли в автокатастрофе. Любой другой на его месте мог впасть в депрессию. Тан Мо же отреагировал спокойно: оформил необходимые документы, устроил похороны. И только когда с делами было покончено, немного всплакнул и тут же начал строить планы на будущее.

Сейчас же, когда период странного беспокойства, сопровождавшийся сильным сердцебиением закончился, он чувствовал себя даже спокойнее обычного.

Тан Мо, вооруженный полицейской дубинкой, снял толстую книгу с полки в секции G и, прикрываясь ею как щитом, подошёл к окну.

За окном было бесконечное белое пространство.

Обычно в это окно, выходившее на запад, было видно центральную улицу Сучжоу и окружавшие её знаменитые старинные сады.

Тан Мо перехватил дубинку покрепче. Тот факт, что он был спокоен, не мешал ему проявлять осторожность и внимательно относиться к окружающему. 

Проходя мимо стеллажей с книгами, он постоянно был готов отразить любое неожиданное нападение.

Обойдя третий этаж по периметру и проверив все окна, он вернулся на исходную точку.

— Мы больше не в Сучжоу.

Глаза сидевшего в углу святоши наполнились ужасом.

Тан Мо не собирался его успокаивать. 

— Вокруг нас ничего нет, — резко продолжил он. — Но библиотека выглядит настоящей. Внутри всё так же, как и раньше. Я тут год работаю и вряд ли могу ошибаться. К тому же, я только что проходил мимо стойки администрации, на столе все ещё стоит чашка одного из сотрудников. Такое ощущение, что библиотеку просто взяли и поместили внутрь огромной пустой комнаты.

Голос Тан Мо подействовал на святошу успокаивающе. Вдобавок он был не один, и это тоже придало ему уверенности. Он огляделся и ткнул куда-то пальцем. 

— О! Вон книга, которую я припрятал на той неделе. 

Тан Мо повернулся в указанном направлении. 

— Я боялся, что книгу кто-нибудь возьмёт, и сунул её между стеллажами. 

«Ах вот кто это сделал,» — подумал Тан Мо. 

В итоге и Тан Мо, работавший в библиотеке, и святоша, её завсегдатай, сошлись на том, что сама библиотека не изменилась.

Тан Мо отвёл святошу к шкафчику охраны и выдал ему ещё одну полицейскую дубинку для защиты. В таких обстоятельствах любая помощь не будет лишней.

Они вернулись к стойке администрации третьего этажа. Вдруг, среди книжных стеллажей раздались чьи-то шаги. 

От страха у святоши округлились глаза. 

По спине Тан Мо стекала струйка холодного пота. Он только что обошёл весь этаж и не встретил ни одной живой души. Кто там ходит?!

Мужчины прижались к стене и вцепились в свои полицейские дубинки. Шаги приближались. Они были неровными, как будто это ребёнок шёл вприпрыжку. 

Секунд через тридцать из-за стеллажа действительно вышел ребёнок, маленькая девочка с двумя хвостиками. Несмотря на позднюю осень на ней было только коротенькое платьице с красной юбочкой и красные кожаные туфельки. 

— П-п-приведение… Приведение! — святоша затрясся от ужаса.

Тан Мо тоже был напуган. Каким бы спокойным и хладнокровным он ни был, эта мозаика выходила за рамки разумного…

С виду маленькая девочка была лет семи-восьми от роду. Одета она была с иголочки: коротенькая юбочка, аккуратные маленькие туфельки и даже милый школьный рюкзачок, розовый с диснеевской Минни Маус. Она практически ничем не отличалась бы от обычного ребёнка, если бы не ее лицо, покрытое слоем мозаичной плиточки.

Ни глаз, ни бровей, ни носа, ни рта. Только мозаика.

Тан Мо стиснул зубы и подавил желание огреть девочку дубинкой.

— Гэгэ*, ты не видел мою книжку?

* Гэгэ (gēge) — старший брат, обращение к мужчине, старшему по возрасту или положению.

У девочки был приятный голос, но ее лицо наводило ужас.

Тан Мо молча смотрел на оживший кошмар.

— Гэгэ, ты не видел мою книжку? — повторила девочка.

С одной стороны Тан Мо понимал, что ему ничего не стоит справиться с таким маленьким ребёнком. Однако девочка с мозаичным лицом явно не была обычным человеком. И Тан Мо предпочёл поостеречься и начать сотрудничать. 

Он нахмурился, потом все же выдавил из себя подобие улыбки и спросил:

— Дитя, что за книгу ты потеряла?

— Гэгэ, у тебя ужасная улыбка.

Тан Мо: «...»

— Моя книга пропала, — опять начала жаловаться девочка. — Гэгэ, ты поможешь ее найти? Мама меня убьёт. Я терпеть не могу читать, но она всё покупает мне книжки. Ненавижу эти жуткие книжки, но если пропадёт хоть одна, мама будет в ярости. Она точно меня убьёт, если я не найду книжку. Гэгэ, ты мне поможешь?

Тан Мо перестал натужно улыбаться.

— Кто такая мама?

— Мама — это мама. Гэгэ, ты какой-то странный.

В углу зашевелился святоша.

— Если ты не найдёшь книгу, мама… мама тебя убьёт? — дрожащим голосом спросил он.

— Да, мама будет в ярости. Когда она злится, ей лучше не попадаться.

— Но это же значит, что она действительно убьёт тебя, — сказал святоша.

Девочка тряхнула головой, один из хвостиков упал на ее мозаичное личико. 

Почему-то Тан Мо подумал, что не будь на её лице мозаики, они бы увидели, что девочка сейчас смеётся. Она повернулась к святоше. 

— Хе-хе-хе… Но если гэгэ не поможет мне найти книгу, я его убью.

На Тан Мо как будто вылили ушат холодной воды. Он сжал губы и посмотрел на мозаичную девочку.

— Ты помнишь, что это за книга? — спросил он. — Я обязательно найду ее.

— Ну-у-у… — девочка покачала головой. — Эээ… Ммм… — мычала она будто пытаясь припомнить. — Нет. Не помню!

Тан Мо и так догадался, что ответа не получит.

Вдруг девочка засобиралась.

— Ах, мне надо в школу. Если я опоздаю, учитель убьёт меня. Я пойду, а ты, гэгэ, ищи пока. 

Она подхватила свой маленький рюкзачок и скрылась в глубине библиотеки.

Маленькая девочка ушла, и странная игра официально стартовала.

Тан Мо и святоша спрятались за стойкой администрации, преследовать девочку они не планировали. 

Вдруг на рабочем месте Тан Мо сам собой включился компьютер. 

На синем фоне экрана появился текст, напоминающий запись в дневнике.

— 15-е ноября, солнечно. Я потеряла купленную мамой книжку! Мама меня убьёт! — прочитал Тан Мо.

— Ой, — вскрикнул святоша, — они меняются! Текст изменился! «16-е ноября, облачно. Я не говорю маме, что книга пропала. Где же книга? Где же книга? Хе-хе-хе… Мамочка меня убьёт.»

Текст снова изменился.

— 17-е ноября, облачно. Похоже, мама все узнала. Она знает про книгу?!

Как только Тан Мо закончил читать, надпись опять поменялась.

— 18-е ноября, дождь. Хе-хе-хе… Мамочка меня убила.

Какое-то время мужчины стояли молча.

— Мы умрём? — прошептал святоша.

Тан Мо посмотрел на него с сочувствием. 

Работа в библиотеке была довольно нудной. Каждый день через администрацию проходили десятки человек. Иногда во время обеденного перерыва сотрудники обменивались впечатлениями о некоторых чудаковатых посетителях. Святоша был самым частым предметом обсуждений. Похоже, он был безработным. Каждый день он приходил в библиотеку и читал книги по религии. Сяо Чжао как-то сказала, что его бросила девушка, и после этого он немного тронулся.

В общем, все сотрудники считали его странным, но милым и довольно жалким. 

Глядя на него сейчас, Тан Мо и впрямь испытывал жалость. Было видно, что он сильно испуган. Нельзя сказать, что бы сам Тан Мо совсем не боялся. Но в текущей ситуации страх точно был плохим помощником. 

Тан Мо на минуту задумался и честно ответил, — Не знаю. Может и умрём.

Взгляд святоши наполнился отчаянием.

— Погоди-ка, — Тан Мо отвернулся к экрану компьютера. — Там новое сообщение. «У благоразумной и послушной малышки Мозаики», — Тан Мо удивленно нахмурился, но продолжил, — «есть только один недостаток — она не любит читать. Мама ненавидит маленьких девочек, которые не любят читать. Особенно тех, что выбрасывают книги, а сами врут, что их потеряли. Но мама не знает, что Мозаика не врет. Она не выбрасывала книгу. Её украл демон.»

Слово «демон» заставило Тан Мо нахмуриться ещё сильнее.

— «Демон ненавидит книги. Он не умеет читать. Зачем читать? Пусть ангелы читают! Когда злой демон украл книгу, появился ангел, и демон не успел сжечь книгу. Он спрятал ее в библиотеке на одной из полок. Но все полки похожи друг на друга. Когда ангел наконец ушёл, глупый демон забыл, на какой полке он ее спрятал и сердито зарычал: ‘Гадкие книжонки!’»

Как только Тан Мо дочитал, в библиотеке вновь раздался звонкий детский голосок. 

##Динь-дон! Начинается игра-противостояние «Кто украл мою книгу?» Во время игры:

1. Нельзя применять насилие

2. Днём ангел получает одну подсказку для поиска книги

3. Ночью демон может сжечь один стеллаж с книгами

Умный и добрый ангел, через 3 дня злая мама убьёт Мозаику. Разве ты сможешь спокойно смотреть, как убивают такую милую маленькую девочку?##

Тан Мо: «Это она-то милая?!»

 

______________

Автор имеет сказать:*

Чёрная башня: Разве ты сможешь спокойно смотреть, как убивают такую милую маленькую девочку?

Тан Мо: Как-нибудь переживу… 

* В оригинальной публикации автор иногда вставляет милые замечания в конце глав. Интересные я сохраню. 


 



Комментарии: 2

  • жаль девочка не на трёхколёсном велосипедике,все бы сразу поняли что к чему))

  • Кажется, мое первое впечатление о схожести с Линь Цюши оказалось верным. Хм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *