Красивый. Парень. В перчатках.

Се Линь приподнял бровь. Он почти мгновенно вспомнил человека, вошедшего в кабинет психотерапевта.

Возможно, из-за природной худобы, от того веяло юношеским очарованием, но он и правда был очень красив. Идеальный разрез глаз, грустный взгляд, тёмные радужки цвета густых чернил контрастировали с цветом губ, чёрные перчатки обхватывали тонкие пальцы, пока молодой человек сидел напротив.

— Примерно такого роста? — Се Линь показал на свой висок, говоря таким тоном, словно искал потерявшегося много лет назад возлюбленного, а не подозреваемого. — Он довольно хорош собой. Кожа белая, чёрные перчатки, неразговорчивый, и к тому же не любит, чтобы к нему прикасались.

Мальчик покивал.

— Волосы длиннее положенного, примерно вот такой длины, — продолжал Се Линь, — закрывают глаза. Весь бледный, только губы словно накрашенные помадой.

Он описывал так подробно, что мальчишка будто воочию увидел перед собой красивого парня, купившего нож.

Маленький продавец кивал как эмодзи в чате, будто собирался подбородком толочь дольки чеснока.

— Тот парень вёл себя недружелюбно, я хотел помочь ему упаковать покупки, но он не разрешил к ним даже прикоснуться.

— У него характер не сахар, — с довольным видом согласился Се Линь.

— Вы его ищете? Это ваш знакомый?

Положив на стол оплаченные вкусняшки, Се Линь взял только нож. Будто лишённый чувства такта по отношению к детям, он томно пробормотал:

— Можно считать, что да. Я потрогал его за руку.

Мальчик не понял, что он хотел этим сказать, а Се Линь добавил:

— Вкусняшки оставь себе, занимайся дальше своим домашним заданием. — Се Линь больше ничего не сказал, только перед тем, как уйти, мягко тронул ребёнка по голове. — Учись хорошо.

Затем толкнул дверь и вышел. Снаружи окончательно стемнело, в воздухе витала духота —  похоже, скоро опять пойдёт дождь.

 

***

Тем временем Цзи Минжуй дома у Чи Цина схватил нож для хлеба и принялся подробно описывать сегодняшний случай на работе. Он припомнил место преступления и попытался представить, что хлеб — это кошачий труп, после чего приступил к воссозданию событий.

— Убийца воспользовался таким ножом и, наверное, вот отсюда, вот так, одним движением… вспорол кошке гортань…

Чи Цин молча наблюдал.

— Ну да, примерно так, точно. Что думаешь? — оторвав взгляд от стола, поинтересовался Цзи Минжуй.

Чи Цин поставил в микроволновку кружку молока и ждал, пока пропищит таймер.

— Думаю, что мне, наверное, придётся найти друга с более развитыми умственными способностями.

Полностью погружённый в расследование дела, Цзи Минжуй осознал сказанное только через несколько секунд. Но когда до него дошло, Чи Цин уже взял молоко и направился в гостиную, смотреть какой-то странный сериал про отношения.

Последующие несколько дней на Цзи Минжуя навалилось столько работы, что не было времени даже заглянуть в телефон. Тётушка Ван каждый день продолжала обивать пороги участка и причитать о своей «девочке».

— Пока вы не поймаете убийцу, я каждый день буду сидеть здесь и никуда не уйду. Моя бедная девочка…

Но кроме поисков убийцы у них были и другие дела, например, ответы на звонки, поступающие в полицию.

— Алло, это полиция? Я хочу расстаться с девушкой, но она угрожает мне суицидом, что делать?

Цзи Минжую показалось, что у него опухла голова.

— С девушкой всё было в порядке, она только запугивала своего парня. Когда я от неё возвращался, зашёл заодно в район Хаймао, посмотрел камеры. На них ничего не нашлось, тогда я отправился в магазинчик, но в этом комплексе так много жильцов, а сведений так мало, что цель обнаружить не удалось. И вообще, уже дождь всё смыл… Это ужасно неблагоприятный фактор для расследования.

Раньше Цзи Минжуй мечтал стать полицейским, потому что представлял себе образ всемогущего оперативника, но вот впервые столкнулся с беспощадно жестокой стороной этой профессии — когда убийство происходит чуть ли не на твоих глазах, но ты ничего не можешь сделать.

Они вместе с Су Сяолань закопали трупики бездомных кошек в небольшой рощице на территории жилого комплекса. Выбрали участок, на который всегда попадает солнце, если день не пасмурный. Никаких улик, никаких подозреваемых… вообще ничего. Но несколько невинных жизней покинули этот мир. Кошачьи трупы — это лишь уменьшенная копия. Но кто знает, сколько ещё жертв жестоких преступлении остались так же похоронены в глубине рощицы и тихонько разлагаются, подобно тушкам животных? Им не дождаться солнца, не дождаться раскрытия правды.

Су Сяолань в последние дни сделалась заметно молчаливее.

Они втроём, как новички, были ответственны за дело о кошачьих трупах. Но только Цзян Юй успевал есть заварную лапшу и непрерывно перелистывать фото с места происшествия. При этом он медленно водил пальцем по столу, рисуя неизвестно что.

Цзи Минжуй, проходя мимо, хлопнул его папкой для документов.

— Чего ты там выводишь? Наблюдаю за тобой целый день.

Цзян Юй втянул остатки лапши и ответил:

— Смотрю на след ножа.

Цзи Минжуй не понял:

— Не насмотрелся ещё? Что-нибудь увидел?

Цзян Юй честно покачал головой:

— Нет. — Но потом добавил: — Мне просто показалось странным, как мой кумир в прошлый раз внимательно осмотрел каждый трупик. И он проводил пальцем по краям раны… — Он продемонстрировал Цзи Минжую, как именно. — Вот так.

Цзян Юй медленно провёл кончиком пальца по фотографии, ровно по краю раны, в точности так же, как это делал Се Линь.

Цзи Минжуй и остальные могли и не заметить этой детали, но Цзян Юй следил за кумиром более чем пристально и сразу приметил это движение, которое не бросалось в глаза.
Почесав затылок, он сказал:

— Похоже, его очень заинтересовали края ран… На что же он смотрел?

Немного поразмыслив, Цзи Минжуй признался:

— Мне не понять, что творится в голове у гения. Я в пятнадцать лет ещё сопли по лицу размазывал, потому что девчонка из параллельного класса мне отказала.

Его товарищ на это корректно промолчал.

Вернувшись в кабинет, Цзи Минжуй, дожидаясь, пока заварится его лапша, наконец-то выкроил минутку, чтобы открыть сообщения на телефоне. Он отправил своему лучшему другу фразу, подразумевающую просьбу об утешении:

«Я в последнее время так занят».

Но друг очень скоро вернул его с небес на землю отрезвляющим: «Если занят, не надо писать мне».

«Ты только почитай, что ты написал. Разве так люди общаются?»

Цзи Минжуй отправил сразу два сообщения:

«Чем ты сегодня занимался?»

Только через некоторое время пришёл ответ из нескольких слов, как будто каждое из них стоило сотню золотых:

«Ходил на повторную консультацию».

Читая сообщение, Цзи Минжуй снял крышку со своей пышущей жаром лапшички и подумал, что его друг и правда прикладывает серьёзные усилия, чтобы излечиться от своей болезни.

 

***

Сегодня психотерапевтическая клиника работала в штатном режиме. Чи Цин во второй раз переступил порог этого места.

— Добро пожаловать… Здравствуйте, господин Чи, — девушка на ресепшен уже запомнила его имя. Убрав из рук телефон, она дежурно улыбнулась. — Пройдите, пожалуйста, в зону ожидания. Я оповещу доктора У.

Чи Цин через перчатки потёр фаланги пальцев и хмуро глянул в сторону полной котов зоны ожидания. Ему не слишком хотелось находиться в одном пространстве с этими пушистыми тварями.

Здесь всё было таким же, как в прошлый его визит. Несколько пустых кресел, несколько спящих котов. Один даже, кажется, узнал Чи Цина и мяукнул в его сторону. Тот отвёл взгляд и наконец заметил в зоне ожидания кое-кого ещё более раздражающего, чем эти кошаки.

Се Линь, лениво листая журнал, устроился на самом крайнем диванчике, и создавал впечатление человека, который сидел здесь уже давно. Заметив Чи Цина, Се Линь одарил того взглядом, в котором читалось, будто он ждал именно его.  Затем, закрыв журнал, улыбнулся глазами.

— Мы снова встретились, господин Чи.

Чи Цин насторожился.

Почему этот психопат опять пришёл сюда в одно время с ним? Может, всё-таки надо было заглянуть в календарь перед выходом?

Чи Цин прошёл мимо и сел на самое дальнее место. Между ними пролегла целая зона ожидания. Се Линь, очевидно, был из тех людей, которые разглядят намёк, как бы глубоко он ни был запрятан. Но сейчас он словно не понял смысла такого действия Чи Цина. Положив журнал на стол, он совершенно спокойно пересел, значительно сократив расстояние между ними.

— Не думал, что вы тоже назначили консультацию на сегодня. Похоже, мы с вами и впрямь связаны судьбой.

— Вероятно, наши с вами представления о судьбе и злом роке несколько разнятся.

Се Линю редко попадались такие крепкие орешки. Он привычным движением налил Чи Цину стакан воды и произнёс:

— Кажется, у вас обо мне сложилось негативное мнение.

Чи Цин не стал отрицать:

— Вам стоит быть увереннее в себе.

— Хм? — Се Линь растянул этот звук, придав ему заигрывающих ноток.

— Здесь ни к чему слово «кажется».

Впрочем, его слова не рассердили Се Линя. По-прежнему улыбаясь, он медленно подвинул стакан в сторону Чи Цина. Красавчик-то он, конечно, красавчик, но черты лица всё же довольно резкие, внешние уголки глаз тонкие и вытянутые; если бы не это выражение во взгляде, которое как раз укорачивало дистанцию между собеседниками, легко можно было решить, что он вовсе не из тех, с кем просто сблизиться.

Рядом с Чи Цином лежал спящий кот, который вдруг проснулся и в полудрёме решил переместиться к нему поближе, чтобы продолжить спать. Но его лапка ещё не коснулась подлокотника дивана, на котором сидел Чи Цин, а тот уже предупредил:

— Не подходи.

Кот в недоумении мяукнул.

— Нечего тут дрыхнуть.

Ещё один непонимающий мяв.

— Даже если ляжешь здесь, я тебя столкну.

Человек и кот обменялись парой фраз каким-то чудесным межвидовым способом общения.

Се Линь, сидя рядом, наблюдал за представлением.

— Тебе не нравятся кошки? — вдруг спросил он.

Он вспомнил, что в прошлую их встречу на одежде Чи Цина не было заметно кошачьей шерсти, а когда он спросил «Тебе, наверное, не нравятся кошки», тот не возразил ничего.
Чи Цину совсем не хотелось снова слышать уговоры вроде «котики такие милые, как можно не любить котиков».

— Я не люблю кошек. А ещё больше не люблю разговаривать с людьми, с которыми плохо знаком.

Договорив, он заметил, что Се Линь подвинул ему воду, и только хотел сказать «Не надо», как стакан изменил траекторию, и немного воды попало ему на перчатку.

— Ох, прости, — виновник протянул ему несколько бумажных салфеток, которые взял из пачки на столе. — Рука дрогнула. Помочь вытереть?

Чи Цин терпел, терпел, но не вытерпел — пришлось снять перчатку из-за приступа мизофобии. Он не прикоснулся к протянутым салфеткам, но когда сам вытирал руки, заметил, что этот психопат, похоже, неотрывно смотрит на его пальцы.

В прошлый раз Се Линь снял с него только одну перчатку, теперь же наконец заполучил шанс увидеть другую руку… На тонкой фаланге пальца виднелась яркая рана. Его внимательный взгляд даже неприметную родинку мог разглядеть, что уж говорить о порезе в сантиметр длиной.

Очевидно, рана была нанесена по неосторожности, но была чуть шире, чем от обычного ножа.
Се Линь указал на рану и спросил:

— Поранился, когда что-то резал? Что же так неосторожно?

Чи Цин же, вытирая руки, всерьёз задумался о другом. Пусть этот доктор У будет хоть лучшим специалистом, пусть он вылечил сколько угодно пациентов… наверное, пришла пора сменить клинику.



Комментарии: 5

  • Большое спасибо за перевод!

  • Как же интригующе и интересно!!!

  • Этот разговор Чи Цина с котом просто шикарен! )))

  • Как же загадочно и интересно!

  • Как всё сложно у Чи Цина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *