Время текло как вода…

Ю СяоМо, который предполагал ранее, что уйдет в затворничество лишь от десяти дней до полумесяца, под весьма ожидающим взглядом некоего лица, наконец, вышел.

Необходимо знать, что в течении этих трех месяцев Фан ЧэньЛэ время от времени приходил к его двери и без конца вздыхал. В эти моменты несколько шиди по соседству наперебой1 выбегали, чтобы поговорить с ним.

1 Используется идиома “рваться первым, боясь опоздать”.

Фу ЦзыЛинь тоже иногда приходил. Этот второй шисюн был довольно лаконичным. Он направлялся прямо к двери Ю СяоМо, пристально смотрел на нее, выдыхал струю холодного воздуха и только после уходил. Говорили, что ученики по соседству не ступали за порог весь день.

Лин Сяо тоже пришел, но только лишь один раз…

— Младший шиди, если все ученики школы ТяньСинь будут как ты, то школе тогда не нужно беспокоиться о том, чтобы стать величайшей! — Лин Сяо улыбался, обнимая действительно нежного как яшма Ю СяоМо, который находился в прострации.

Выглядел Ю СяоМо, словно на душе тревога, а плоть трепещет2. Юноша робко переместил взгляд на выбитую входную дверь. Из-за того, что кое-кто не рассчитал силы, дверь от удара ногой отлетела и теперь одна-одинешенька лежала на полу.

2 Не находить себе места; трепетать в предчувствии беды.

Верно, тот «один раз» Лин Сяо являлся именно этим разом.

Этот почтеннейший был даже более резким, чем Фу ЦзыЛинь, он поднял ногу и пнул дверь, плотно закрытую в течении трех месяцев. Громкий грохот напугал людей, живущих по соседству. Но никто не осмелился выйти. Каждая ошибка природы оказывалась страннее другой, было бы удивительно, если бы они решились.

После того, как Лин Сяо вломился, он увидел падавшего назад из-за коллапса Ю СяоМо, что тут же заставило его испугаться. Он подбежал, чтобы поймать его. Только тогда он обнаружил, что, оказывается, у Ю СяоМо была полностью израсходована сила души. Юноша своевременно не выпил духовной воды, что привело к тому, что он едва был способен держаться на ногах.

Лин Сяо скрежетал зубами от гнева и едва не умирал от желания укусить юношу за щеку.

— На этот раз...на этот раз это был непредвиденный случай. На самом деле… Я тоже не думал, что это продлится так долго… — С некоторой недостаточностью уверенности объяснил Ю СяоМо.

— Непредвиденный случай? — Лин Сяо поднял брови: — А когда это был не непредвиденный случай для тебя?

— Я… — Ю СяоМо хотел возразить, что явно только на этот раз это был непредвиденный случай, правда? Но увидев выражение Лин Сяо, он ощутил, что все же лучше этого не говорить, чтобы не вызвать гнев у него. К тому же у Лин Сяо появился бы повод и юноша попал бы в его руки. Затем Ю СяоМо сменил тему разговора и сказал:

— Почему ты пришел? Ты разобрался с тем, что касается аукциона или нет?

Заговорив об аукционе, его глаза загорелись.

Уголок глаза Лин Сяо дернулся. Он мрачно сощурил глаза: 

— Ю СяоМо, ты не забыл, что через несколько дней наступит испытание?

Лицо Ю СяоМо застыло. Он действительно забыл об этом!

С одного взгляда по его мимике Лин Сяо понял, что верно угадал. Он тут же фыркнул и, подняв его подбородок, проговорил: 

— Если бы я вовремя не вышиб твою дверь, боюсь, что ты мог незаметно для себя сидеть в затворничестве еще месяц или два. Скажи, как собираешься отблагодарить меня?

Ю СяоМо хотел ударить кулаком по земле. Он был настороже здесь и там, и в конечном счете все же оказался в долгу перед ним. Но вышибать чужую дверь, да еще и использовать такую отговорку с полным сознанием своей правоты, это было впервые, когда он столкнулся с подобным.

В конце концов Ю СяоМо вынужден был пообещать выполнить несколько условий. Только тогда Лин Сяо был готов отпустить его.

Зная, что он вообще понятия не имел о том, что произошло снаружи за эти три месяца, Лин Сяо добровольно рассказал ему о важных прошедших событиях. Дело, касающееся Тан ЮньЦи, случилось три месяца назад. Хоть мало людей упоминало об этом, Лин Сяо все равно пересказал ему в общих чертах.

Дослушав, Ю СяоМо прикрыл свои щеки ладонями и очень обрадовался. К счастью, он сам в то время не болтал без толку.

Другое дело всего лишь касалось демонов.

Из-за того, что Лин Сяо раскрыл личность демона Ло Шаня, скрывающиеся в других школах демоны, в итоге, также были найдены. После того как секретные агенты были убиты, демоны понесли огромные потери. Их командир впал в ярость от унижения. Он собрал группу и, замаскировавшись под людей, неожиданно напал на монахов. Хоть этот маневр был подлым, количество монахов, погибших от их рук, было весьма немалым. Среди них оказался цяньбэй3 из школы ЧунШань4.

3 Старшее поколение.
4 ЧуньШань 
— высокая гора.

По масштабу школа ЧунШань уступала школам ТяньСинь и ЦинЧэн, но ее силу также нельзя было недооценивать. Количество мастеров в этой школе фактически было намного меньше, чем в школах ЦинЧэн и ТяньСинь. Теперь, когда один из них погиб, их сила убыла, вся школа ЧунШань, с ног до головы, пришла в ярость.

У школы ЦинЧэн также была пылающая смертельной ненавистью кровная вражда с демонами. В результате обе школы решили объединиться, чтобы выступить против них. Но прежде чем двинуться против демонов, они были преисполнены решимостью стащить в воду5 школу ТяньСинь.

5 Привлекать других людей для совершения плохих действий.

Школа ТяньСинь как крупнейшая школа имела неизбежную ответственность. Тан Фань обсудил со всеми старейшинами и в итоге решился отправить Лин Сяо.

Лин Сяо являлся Дадизи Блока Сюляней. Во-первых, он обладал выдающиеся силой. Во-вторых, он мог воспользоваться этой возможностью, чтобы утвердить престиж школы. А самое главное, Тан Фань получил весть о том, что Ло ШуХэ из школы ЦинЧэн покажет свое лицо в этой операции по уничтожению демонов.

В результате, это и стало истинной причиной, почему Лин Сяо не приходил, чтобы навестить Ю СяоМо в эти три месяца.

Тем не менее, операция не удалась. Командир демонов получил известие о ней и позволил своим подчиненным заранее покинуть место пребывания. Таким образом, трем школам в итоге удалось поймать лишь несколько солдат-раков и генералов-крабов6. Остальным же удалось сбежать.

6 Горе-вояки; приспешники.

Множество людей отправлялись в путь в порыве энтузиазма, но вернулись разочарованными.

Однако после этой операции все крупные школы ознакомились с силой Ло ШуХэ. Потому что тем, кто хитростью схватил нескольких солдат-раков и генералов-крабов, был именно он. Если бы не он, они даже бы не смогли поймать этих бесполезных приспешников. Этим сражением было официально заявлено имя прирожденного таланта Ло ШуХэ.

Что касалось Лин Сяо, в течении этой операции он, наоборот, демонстрировал посредственность.

Вернувшись, Тан Фань даже позвал его поговорить на денек. Содержание неизвестно никому, кроме лиц, имеющих непосредственное отношение к данному делу.

Ю СяоМо все же мог догадываться, по какой причине Лин Сяо не проявил свой талант. По всей вероятности потому, что не хотел раскрывать себя. Но также, возможно, что он просто не хотел помогать. Такой сильный человек, который смог без лишних хлопот убить одним ударом старейшину Цзяна, — Ю Сяо Мо абсолютно не верил, что тот бы не мог поймать одного демона.

— Лин-шисюн, этот Ло ШуХэ действительно такой сильный? — с любопытством спросил Ю СяоМо.

Лин Сяо косо взглянул на него: 

— Зачем ты спрашиваешь про это?

Ю СяоМо быстро покачал головой: 

— Мне просто любопытно и только. Согласно твоим словам, он отличился в этой операции. Все несомненно станут восхвалять его. Но некоторые особо мелочные душонки определенно начнут сравнивать тебя с ним, а затем станут принижать тебя, чтобы поднять Ло ШуХэ. Обычно так и бывает.

Лин Сяо рассмеялся от его фразы «мелочные душонки».

— Младший шиди, если Ло ШуХэ действительно необходимо прославится за счет принижения других, только чтобы подняться, то чем выше другие превозносят его, тем тяжелее будет его падение. В этом мире не так много людей с таким добрым сердцем. Даже если и имеются, то точно не то стадо дураков.

Голос Лин Сяо был очень томным и немного магнетическим. Не быстрый, не медленный. Не холодный, не равнодушный. Добрый и нежный, но навевающий загадочность. Он ясно произносил слова брани, но говорил так, словно восхищался поэзией.

Ю СяоМо свирепо дулся. Этот человек на самом деле ругательства произносил таким элегантным образом: 

— Но твоя репутация действительно пострадала, не так ли?

Хотя он не слышал этого собственными ушами, но мог представить, что сказали эти люди. Должно быть, это были неприятные слова, которые осмелились высказать.

— Моя? — Лин Сяо дьявольски поднял уголки рта и с большой улыбкой спросил:

— Младший шиди, ты уверен, что это моя репутация?

Ю СяоМо открыл рот и был не в состоянии повернуть языком7. Конечно, этот человек притворялся Линь Сяо. Тем не менее, он никогда не придавал значение всему, что касалось Линь Сяо. Если такая обстановка будет продолжаться, то все, над чем работал Линь Сяо, окажется полностью утраченным.

7 Потерять дар речи.

Ю СяоМо молча скорбел по Линь Сяо в течении трех секунд.

— Хорошо, тебе следует подготовиться. Испытание через три дня. Когда придет время, там будут не только ученики Пика Земли. Также примут участие в испытании ученики Пика Неба и Пика Воздуха, вступившие полгода назад. Будет довольно много людей. Тебе нужно мысленно подготовиться, чтобы не дать мне потерять лицо, когда настанет время.

Серьезно говоря, Лин Сяо встал и похлопал его по плечу.

Ю СяоМо сразу же уставился на него. Что значит «дать ему потерять лицо»? Потеряет он лицо или нет, его не касалось!

Естественно, он осмелился прорычать эти слова только в своем сердце.

После того как двое поболтали в течении более двух часов, Лин Сяо попутно прихватил с собой две бутылки чудотворных пилюль, а затем ушел. Все эти пилюли были второго класса. В затворничестве на протяжение трех месяцев, Ю СяоМо создал очень много бутылок с пилюлями. Он изготовил еще две бутылки в дополнение к тем, что требовались для аукциона. Оставалось еще достаточно много.

После его ухода Ю СяоМо взял несколько бутылок изготовленных чудотворных пилюль первого класса и направился в Зал Целебных Трав.

Прежде чем уйти в затворничество, он однажды сходил в Зал Целебных Трав, чтобы получить более тысячи целебных трав первого уровня. Хоть теперь у него имелись травы из его измерения, если бы он постоянно не ходил за растениями Зала Целебных Трав, то очень легко вызвал бы подозрения у других.

Как раз тогда, когда он собирался войти в Зал, Ю СяоМо неожиданно столкнулся у порога с Фу ЦзыЛинем, который всегда появлялся как дух и исчезал как призрак8.

8 Мгновенно, как по волшебству.

Заметив его, Ю СяоМо вспомнил, что шисюн, живущий по соседству, говорил ему. По его словам, этот второй шисюн некогда приходил искать его и, кроме того, выпустил струю очень холодного воздуха. Представив себе эту сцену, он даже не смог улыбнуться. А при виде Фу ЦзыЛиня, это чувство становилось все сильнее и сильнее.

— Второй шисюн, тебе что-то нужно? — моргал Ю СяоМо, глядя на идущего к нему с каменным лицом Фу ЦзыЛиня.

Фу ЦзыЛинь долгое время пристально смотрел на него, прежде чем сказать: 

— Я в долгу перед тобой.

Затем он сразу ушел.

Ю СяоМо думал, что этот второй шисюн на самом деле полон скрытой страсти9. Но эта его скрытая страсть была чрезвычайно очаровательна!

9 Внешне холодный или уединенный, но глубокий и страстный внутри.

Войдя в Зал Целебных Трав, Ю СяоМо немедленно подошел к Чжао-Шибо за стойкой:

— Чжао-шибо, вот двести чудотворных пилюль. Посчитайте их. Они все тут.

Чжао Чжэнь взял их в руки и убрал, даже не взглянув. Взявшись за кисть, он сказал: 

— Четыреста пилюль за три месяца. Эти количество намного меньше по сравнению с тем, сколько ты создавал раньше. Хочешь еще получить целебных трав?

— Да. Но в этот раз я хочу получить травы второго уровня. — С некоторым смущением проговорил Ю СяоМо. Ведь он никак не мог сказать, что у него были свои собственные травы.

Наконец, Чжао-шибо поднял голову в удивление.



Комментарии: 6

  • Спасибо за перевод!
    "Скажи, как собираешься отблагодарить меня?" Сказанная Лин Сяо фраза приобретает весьма двоякий смысл))))) В предвкушении))) ...а уж как интерессссно звучит "Тебе нужно мысленно подготовиться, чтобы не дать мне потерять лицо, когда настанет время"))) Кто-то официально хочет прибрать Ю СяоМо в свои ручки?)))

  • Было очень интересно читать и хочется продолжения. Спасибо за хороший, качественный перевод. Тут очень много бытовых и разговорно-жанровых мелочей, которые создают неповторимую атмосферу. Очень приятно, что есть люди занимающиеся переводом таких вещей.

  • Название было таким многообещающим...эх... Хотя глава хороша, юмор подвезли)) Думаю, Ю СяоМо пытался прорваться на следующий уровень, вот и не пил водичку. Скорей бы испытание, хочу на Лин Сяо поглядеть, как он бадет переживать за своего малыша) Спасибо за перевод.

  • Спасибо!

  • Спасибо большое за Ваш труд. День становится лучше, когда выходят новые главы.)

  • Спасибо за перевод

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *