По мере того как палящее солнце постепенно карабкалось вверх, школа ТяньСинь и горная местность — все вместе очень ясно озарилось светом. Именно здесь, совсем рядом, оказалось широкое место на границе школы ТяньСинь. Если бы школы ЦинЧэн и ТяньСинь открыто вступили в бой, то эта площадка стала бы подходящим полем битвы.

Во время восхода солнца вокруг площади, спозаранку, уже собралось очень много людей, прибывших посмотреть, но большинство из них держались довольно далеко. В конце концов, битва между двумя цянчжэ предела Хуан определенно окажется чрезвычайно свирепой, можно было случайно пораниться волнами.

Когда множество людей задрали головы, чтобы рассмотреть, внезапно раздались десятки резких распространяющихся ветряных воющих звуков. Из отдаленного места небесного пространства, издалека прямо сюда доносилось эти звуки. Масштаб казался колоссальным, заставляя множество людей ахать от удивления.

Вскоре человек, бывший во главе, первым встал на площади, сопровождая слова неучтивым хохотом: 

— Тан Фань, я, Ло ЧэнъЮань, пришел. Незачем, словно черепаха, спрятавшая голову в панцирь1, скрываться внутри школы. Выходи и прими вызов!

1 Трус.

Бесчисленные взгляды толпы вокруг площади тотчас обратились посмотреть на то место, куда спустился Ло ЧэнъЮань. Тут же вслед за этим еще один резко распространившийся шум ветра упал рядом с ним. Несколько десятков теней парили за его спиной, среди них был и его сын, Ло ШуХэ.

Некоторые люди широко раскрыли глаза, стремясь полюбоваться яошоу девятой основы Ло ШуХэ. В итоге они нашли его на плече, но форма яошоу оказалась чересчур небольшой, поэтому люди видели его не очень ясно.

Хотя они не могли увидеть Небесную птицу ЛюЛэй, могущественный строй школы ЦинЧэн заставил достаточно многих неосознанно сделать глубокий вдох. В толпе поднялось смутное волнение. Скрытая сущность тысячелетней школы отличалась, все эти второстепенные силы не могли с ними сравниться.

Школа ЦинЧэн на этот раз направила шестьдесят цянчжэ, самой наименьшей силой было совершенствование на пределе Юэ, что уж говорить о пределах Син, Чэнь и Лин. Теперь, словно пекинская капуста, за которую не требовали деньги, они в итоге с налета выдвинули так много людей. Видимо, имелась настоятельная необходимость тому, чтобы школа ЦинЧэн на этот раз сражалась против школы ТяньСинь.

На другой стороне, после появления цянчжэ, возглавляемых Ло ЧэнъЮанем, у школы ТяньСинь все так же не было видно, чтобы показался Тан Фань. Мужчина наморщил брови, громко крикнув: 

— Тан Фань, уж не боишься ли мою школу ЦинЧэн, и поэтому ты прячешься и не решаешься выйти и посмотреть людям в лицо?

Его голос был нарочито усилен и почти способен долететь за тысячу ли, не боясь, что Тан Фань не услышит его.

— Хе, Ло ЧэнъЮань, не следует считать, что имея яошоу девятой основы, вы сможете свободно мчаться по югу. Вечно вторые даже осмелились разглагольствовать здесь. Сегодня лаофу оставит тут свои слова. Вечно второй всегда будет вечно вторым. Как бы вы не карабкались, вы все равно не сможете стать номером один.

Внезапно раздался холодный смех Тан Фаня на вершине горы школы ТяньСинь. Его крепкие слова сразу же вызвали шушуканье среди сюляньчжэ, стоявших вокруг площади. Кто бы мог подумать, что Тан Фань заговорит так безжалостно.

Выражение лица Ло ЧэнъЮаня внезапно стало морозным, его глаза казались несравненно мрачными: 

— Если не попробовать, то как узнать, кто есть вечный номер два? Но я думаю, что у тебя также нет шансов. На сей раз Бэньмэньчжу2 возьмет вверх над школой ТяньСинь и сотрет ее с лица земли в этом месте.

2 Бэньчжанмэнь — я, Глава школы. Местоимение Бэнь использовалось в Китае до 1912 года начальниками административных районов и учреждений. В официальных случаях они употребляли вместо местоимения 1-го лица название своего объекта, предваряя его местоимением .

Как только слова упали, с противоположной вершины горы вылетели десятки силуэтов.

Звук ветра, охвативший атмосферу, снова хлынул со свистом. Вскоре все эти люди прибыли на противоположную от Ло ЧэнъЮаня сторону. Величественным ведущим был именно благочестивый на вид и гордый Тан Фань. За его спиной находились цянчжэ школы ТяньСинь, которые на этот раз вышли принять бой. Как и у школы ЦинЧэн, наименьшей силой был предел Юэ.

Боевой строй обеих сторон, в самом деле, не увидишь и один раз за тысячу лет. Люди, окружившие площадь, один за другим вытаращили глаза, словно хотели навечно выгравировать эту картину в своих сердцах.

В то же время Ю СяоМо, который прятался в своей комнате, также ожидаемо услышал голоса двух говоривших людей.

Изначально он считал, что сможет узнать положение вещей на поле боя, только если послушает ретрансляцию3. Юноша не ожидал, что двое глав школ будут непосредственно ему транслировать. Сколько силы они использовали, чтобы быть способными произносить такими голосами?

3 Ю СяоМо, как современный человек, рассчитывал потом увидеть все «по телевизору».

В этот момент ШэЦю, который лениво оккупировал кровать Ю СяоМо, внезапно вышел из-за ширмы и неожиданно предложил: 

— Хозяин, есть ли интерес пойти посмотреть?

Ю СяоМо сделал паузу в действиях над книгой, что держал в руках. Он наклонил голову и глянул на него: 

— Ты хочешь вместе со мной выйти?

Юноша полагал, что ШэЦю очень надеялся, что он не захочет идти. Сейчас тот неожиданно по своей инициативе заговорил о том, чтобы пойти вместе. Абсолютно точно здесь было что-то неладное, но юноша действительно оказался очень заинтересован в обстановке на поле боя.

ШэЦю кивнул: 

— Конечно.

Хотя юноша и не понимал, что за идея стукнула ШэЦю, у Ю СяоМо также не было желания гадать. Он думал, что, может быть, сумеет также увидеть Лин Сяо на поле боя, поэтому согласился на его предложение.

Вместе с ними все же пошли ПиЦю и двое других. Они не хотели оставаться внутри пространства, потому что там они не могли видеть спектакля, поэтому Ю СяоМо выпустил их. После чего они один за другим превратились в мини-версии и спрятались внутри его одежды.

Чтобы покинуть Пик Ду, он должен был избегать людей Тан Фаня, которых послали следить за ним.

Однако для Ю СяоМо это было пустяком. Тан Фань, вероятно, полагал, что он просто слабый даньши, поэтому посланный им человек для наблюдения оказался всего лишь цянчжэ примерно на трех звездах предела Син.

Юноше нужно только лишь войти в пространство и контролировать его, медленно перемещаясь к подножию горы школы ТяньСинь, где находилась площадь, и все.

Но прямо в тот момент, когда Ю СяоМо готов был уйти, ученик Пика Ду внезапно пришел искать его.

Ю СяоМо узнал этого ученика, он был тем, кто подметал двор Кун Вэня. В последний раз, когда мужчина вызывал его, юноша видел этого дицзы. Кажется, его звали Чжу Ань.

Тот сказал: 

— Ю-шиди, пожалуйста, пошли со мной, Глава Пика ищет тебя по делу.

Ю СяоМо в затруднении сморщил брови, Кун Вэнь искал его в такое время, наверняка не имея ничего хорошего. И тогда он спросил: 

— Чжу-шисюн, может, знаешь, по какому делу шифу ищет меня?

Чжу Ань сказал с каменным лицом: 

— Не знаю. Ю-шиди, следуй за мной и поймешь.

Договорив, он, казалось, в уверенности, что Ю СяоМо не сможет не догнать, повернулся и пошел, не говоря ни слова.

Ю СяоМо стоял на месте и колебался какое-то время. В итоге он все-таки покачал головой и последовал за ним. Его отношения с Кун Вэнем действительно нуждались в разрешении, иначе они постоянно будут такими, что его шисюны также окажутся зажаты между подлецами. К тому же у него было некое предчувствие, словно, если он упустит этот шанс, то больше не представится такой возможности.

Усадьба была все такой же. К сожалению, за короткие несколько месяцев «вещи остались прежними, а люди - нет»4.

4 Зачастую указывает на тоску по минувшим дням и старым друзьям или умершим.

Чжу Ань подошел к двери, сказав с почтением: 

— Глава Пика, человек уже приведен.

Через некоторое время из комнаты донесся глубокий голос Кун Вэня: 

— Ты отправляйся охранять снаружи двора. Никому не разрешай входить без моего приказа.

Чжу Ань сказал: 

— Да, Глава Пика.

Ю СяоМо толкнул дверь и вошел. Первое, что он увидел, был Кун Вэнь, стоявший у окна со сложенными за спиной руками. Расположение было как и в прошлый раз, с той лишь разницей, что рядом с окном больше не стояла целебная трава восьмого уровня, Цветок Пламени.

Юноша подошел к нему сзади и с особой осторожностью спросил: 

— Шифу, вы искали меня по какому-то делу?

Кун Вэнь обернулся, на его лице, которое при виде него обычно сразу же становилось холодным, сейчас висел след теплой легкой улыбки. Он глядел на него глазами, полными добрых помыслов, как будто всегда был таким доброжелательным чжанбэем.

У Ю СяоМо тотчас мурашки побежали по всему телу, в душе немедленно зазвенел сигнальный колокол. Нынешний Кун Вэнь был слишком неправильный.

Кун Вэнь сказал со смехом: 

— Не беспокойся, младший седьмой, Мастер сегодня искал тебя главным образом потому, что хотел поболтать с тобой.

Уголки рта Ю СяоМо застыли в натянутой слабой дуге: 

— Шифу, о чем ты хочешь поболтать с дицзы? — Слушать твой вздор, да? Поболтать? Он не считал, что с Кун Вэнем есть о чем-то хорошем посудачить.

Кун Вэнь произнес: 

— Младший седьмой, скоро будет год как ты вступил в школу ТяньСинь. Мастер также ничему не научил тебя, ты не будешь винить Мастера?

Ю СяоМо опустил глаза: 

— Не буду. Я знаю, что шифу постоянно очень занят.

Произнося последнее слово, он намеренно сделал акцент на нем со слабой иронией внутри.

Кун Вэнь, однако, словно не расслышал: 

— Не винишь, тогда хорошо. Но Мастер как-то также не ожидал, что у младшего седьмого, присоединившегося менее года назад, отношения с Дашисюном и вторым шисюном станут еще более близкими, чем у других учеников. Не только твой Дашисюн идет наперекор Мастеру из-за тебя, даже твой второй шисюн, такой равнодушный человек, тоже открыл рот, чтобы помочь тебе, что, действительно, оказалось очень неожиданно для Мастера. Младший седьмой, можешь ли ты сообщить Мастеру, какую пользу ты оказал своим двум шисюнам, чтобы они так защищали тебя?

Взгляд Ю СяоМо соприкоснулся с иссиня-черными глазами Кун Вэня, юноша сделал шаг назад и только тогда сказал: 

— Шифу, вы за кого держите Дашисюна и второго шисюна? Они ваши дицзы, которых вы воспитали. Почти наверняка вам должны быть очень понятны их характеры. Вы полагаете, что они из того сорта людей, что отбросят свои принципы ради выгоды, которую им даст посторонний?

Кун Вэнь произнес со смехом: 

— Конечно, Мастер очень понимает их натуру, но, поскольку понимаю, потому Мастер чувствует, что это странно. Почему, как только ты пришел, то заставил двух моих, Мастера, гордых учеников склониться на твою сторону вплоть до того, что они ради тебя не остановились перед дерзостью Мастеру?

Ю СяоМо сказал: 

— Шифу, ты спрашиваешь меня, но почему бы тебе самому не задаться вопросом? Сначала ты принял меня как своего туди, а после проявлял полнейшее равнодушие ко мне. Из-за этого Дашисюн стал больше присматривать за мной. Затем ты также начал везде создавать мне трудности. Не было такого, чтобы ты относился ко мне как к своему туди. Ты полагаешь, кто все это создал?

Кун Вэнь заметил, что его «вы» превратилось в «ты», и выражение лица мужчины стало мрачным в мгновение ока: 

— Ты упрекаешь Мастера?

Ю СяоМо покачал головой: 

— Нет, я лишь обсуждаю по существу, и только.

Кун Вэнь мрачным голосом сказал: 

— В этой жизни Мастер сделал вещь, о которой он очень сожалеет, и это принятие тебя в свои туди.

Ю СяоМо ответил: 

— Я тоже весьма сожалею.

Взгляд Кун Вэня помрачнел: 

— Ю СяоМо, я также не буду ходить вокруг да около. Ныне Линь Сяо был заключен в тюрьму Главой школы, и раз у тебя есть отношения с ним, Глава, по видимому, ни в коем случае не отпустит тебя. Если ты все еще хочешь жить, тебе нужно только лишь передать мне вещь, и я гарантирую, что ты в безопасности покинешь школу ТяньСинь.



Комментарии: 10

  • На минуту мне показалось что Кун Вэнь уже мертв и это кое-кто в его теле спектакль разыгрывает. Ну ниче, видимо все же скоро умрет

  • Я вот понять не могу,а пространство в виде слезы на груди у Ю-Мо,что отдирается от носителя и передается третьим лицам?

    Ответ от 明月

    Расскажут про это в будущих главах.

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Странное чувство. Из адекватов во всей школе походу только библиотекарь Е Хань, и Чжао-шибо (учеников в расчет не беру, там все не так грустно). А Кун Вэнь, что надо этому полуслепому ослу? Книжечку? Травки? Яошоу? Дивный же он остолоп...
    Спасибо за перевод, вы потрясающие)

  • У Ю СяоМо есть так много разных вещей))) Вероятно шифу даже не подозревает насколько много)))
    И не только вещей, что куда более существенно)) Интересно насколько Кун Вэнь готов к тому, что его кабинет обнесут подчистую?!))
    Спасибо огромное за перевод!

  • он пронюхал что у того есть травка меняющая облик яшоу на человеческий? путём раскрытия тигра и той пилюли, что он ему подогнал, по большому секрету? ведь яшоу за нее многое отдадут!или тут другой предмет типа практик,или насекомые что подосланы были следить? а теперь резвятся в пространстве?? блиннн опять интригующий конец! сябки за перевод!

  • вдруг все стало так запутанно и интересно! Спасибо за перевод! :)

  • Ох, Кун Вэнь начал наезжать совсем не на того человека :D Огромное спасибо за перевод!

  • Чую я, мастер выпрашивает приключений на свою старую задницу)

    Спасибо огромное за перевод!)))

  • Вещь? Ха, что за сети плетут эти старики то? То же мне, обиженный на весь мир человек, любимые ученики сказали что-то против, тоже мне, ещё и шантажировать пытается мда, кому тут ещё за свою жизнь нужно переживать
    Капец крч

    Спасибо за перевод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *