Когда дверь от удара ноги с грохотом распахнулась, Ю СяоМо еще не проснулся.

К тому времени как юноша испуганный и заспанный вылез из-под одеяла, он обнаружил мрачного здорового человека средних лет с клочком черной бороды, который стремительно вошел, не встречая никакого сопротивления.

— Можно узнать, ты…

— Ты и есть Ю СяоМо? 

Ю СяоМо еще не закончил говорить, как человек средних лет протянул большую руку и схватил его за воротник на груди, с силой приподняв. Грубый голос был похож на глухой зимний гром, который немного неприятно слушать.

Только проснувшийся Ю СяоМо, заторможенно слегка склонил голову, чувствовалось, что она еще немного затуманенная.

Старейшина Сяо, увидев столь немощную реакцию, понял, что опасности этот человек не представляет. Он холодно усмехнулся:

— Я спрашиваю тебя, с кем ты вчера был с семи до одиннадцати и чем занимался?

— Ты… Я скоро задохнусь. — Лицо Ю СяоМо было ярко-красным. Сила рук этого человека оказалась слишком большой. Он почти не мог дышать, когда Старейшина Сяо равнодушно фыркнул и отпустил его.

Если говорить о Старейшине Сяо, его настоящее имя Сяо Шань, и в школе ТяньСинь у него было право голоса. 

Сяо Шань был вспыльчивым, нервным и раздражительным. Он был высокомерным даже по сравнению с Лэй Цзюем. Когда он говорил, то часто неосторожно оскорблял людей. И причиной того, что он так веселился до настоящего момента, было то, что у него оказался хороший шифу. Его шифу был шиди шифу Тан Фаня. Даже Тан Фань не осмеливался оскорблять старших.

Из-за наличия сильного покровителя Лэй Цзюй был таким же, поэтому и осмелился выступить против Лин Сяо. 

Теперь Лин Сяо оказался одним из подозреваемых и Сяо Шань, конечно, не собирался упускать такую возможность.

Ю СяоМо два раза отрывисто кашлянул и опять услышал, как мужчина нетерпеливо повторил. Только теперь юноше пришло в голову, что ему только что задали вопрос. В действительности, он смутно помнил, что чуть ранее Лин Сяо позвали куда-то, как будто из-за случившегося со Старейшиной Цзяном. Но они тщательно замели следы, поэтому, если Лин Сяо ничего не раскрыл, то никто не должен был знать, как он связан со Старейшиной Цзяном.

Лин Сяо ушел больше часа назад, а теперь этот человек пришел к Ю СяоМо. Видимо, о нем рассказал Лин Сяо.

Хотя они с Лин Сяо ни о чем заранее не договаривались, Ю СяоМо не был глуп, чтобы обнажать свои прорехи. Вспомнив, чем они обычно занимались, он просто сказал:

— Я был с Лин-шисюном прошлым вечером. Создавал пилюли. Он медитировал. — Они провели так позапрошлую ночь. Скорее всего, Лин Сяо сказал то же самое.

С нечитаемым выражением лица Сяо Шань посмотрел на него неизмеримо проницательным взглядом, словно пытаясь понять, лжет ли он. В конце концов он ничего не разглядел и, наконец, холодно усмехнулся, разворачиваясь:

— Следуй за мной.

Ю СяоМо сразу же облегченно выдохнул, когда мужчина повернулся. Он быстро вытащил из шкафа одежду и оделся по пути. К тому времени как они достигли Главного Зала, он уже привел себя в порядок.

Ю СяоМо с особой осторожностью последовал за Сяо Шанем внутрь. Там он украдкой оглядел помещение и увидел Лин Сяо, как и ожидал. Он внимательно наблюдал за его выражением лица. Обычная фальшивая улыбка. Видимо, его до сих пор не раскусили.

— Глава, я привел Ю СяоМо, — сказав это, Сяо Шань вернулся на свое место.

Только тогда Ю СяоМо заметил, что Цзян Лю также присутствовал в главном зале. Но он склонил голову, поэтому выражение его лица было плохо видно. Похоже, он тоже только что пришел, но не знал, зачем его вызвали.

— Ю СяоМо, твой Линь-шисюн сказал, что весь прошлый вечер ты был с ним. Это правда?

Видя, что все на месте, Тан Фань, сидевший на главном месте, начал допрос. Его тон казался отчужденным и равнодушным, но все же сохранял свое величие. Он говорил отчетливо и сдержанно. Но когда его голос достиг ушей Ю СяоМо, он ощутил, что услышат его даже глухие.

Немедленно сложив руки в приветствии, Ю СяоМо сказал:

— Отвечаю Главе. Вчера вечером я действительно был с Линь-шисюном.

— О, и что же вы делали? — невыразительный голос Тан Фаня не выдавал ни единой мысли.

— Отвечаю Главе. Вчера вечером ученик создавал пилюли. Линь-шисюн медитировал, — Ю СяоМо повторили то, что сказал Сяо Шаню. На этот раз он говорил с большей уверенностью, потому что, если будет проблема, Лин Сяо наверняка придумает, как ему сообщить.

— Ты прибыл сюда, но все равно усердно занимаешься. Неудивительно, что Кун-шиди принял тебя в ученики. Неплохо. Принеси мне несколько пилюль, которые ты создал вчера, я посмотрю. — Серьезное выражение лица Тан Фаня внезапно сменилось бледной улыбкой, как у обычного любезного старичка.

— Да, Глава! — Сердце Ю СяоМо внезапно задрожало, но он не смел показать это. Слегка волнуясь он достал белый флакон из мешка для хранения и, шагнув вперед, почтительно передал его ему.

Тан Фань взял флакон, открыл пробку и вытряхнул чудотворную пилюлю. От нее несильно пахло лекарствами. Это была обычная чудотворная пилюля первого класса и в ней не было абсолютно ничего особенного. Поверхностно взглянув на ее, он положил пилюлю обратно:

— Неплохо, продолжай усердно работать. Стремись стать выдающимся даньши, чтобы принести пользу школе ТяньСинь. Возвращайся!

Ю СяоМо сделал шаг вперед и забрал флакон, а затем в страхе и трепете сказал:

— Я буду стараться и обязательно оправдаю ожидания Главы, — закончив говорить, он отступил назад, подумав, что далее, должно быть, нет ничего для него.

— Включая сегодняшние события тут. Я пошлю людей на поиски того, кто убил Старейшину Цзяна. Все разойдитесь, — Тан Фань махнул рукой присутствующим, не желая из-за этого тянуть время. Вскоре должен был начаться третий этап состязаний.

Сяо Шань и Лэй Цзюй, шифу и его ученик, будто родные души, взглянули на Лин Сяо, а затем покинули главный зал.

Лин Сяо подошел к Ю СяоМо и повел его за собой, покидая главный зал. Другие ученики тоже постепенно расходились. Цзян Лю, оказавшись в одиночестве, ушел последним. Все будто о нем забыли.

Когда они добрались до жилых помещений, Ю СяоМо немедленно вломился в комнату и прижал руки к груди, словно подавляя страх:

— Я до смерти испугался. Какие же у Главы пронзительные глаза. Я почти поверил, что он меня насквозь видит.

Лин Сяо подошел к нему, взял чайник и налил ему чашку чая:

— Тан Фань, этот коварный старый лис. До сих пор меня подозревает. А ты постоянно рядом. Он выведывал, что ты обычный.

— Хорошо, что перед этим я создал флакон Постных чудотворных пилюль. Если бы я действительно не принес ему чудотворные пилюли, тогда непременно он бы раскрыл меня. — Ю СяоМо был готов аплодировать своей смышлености. Диалог с Главой действительно испытал его сердце.

— Перед тем, как Сяо Шань пришел за тобой, он что-нибудь сделал? — Лин Сяо сел перед ним, сияющими глазами уставившись на порозовевшие щеки Ю СяоМо, будто пытался увидеть его насквозь.

Ю СяоМо покачал головой:

— Нет, но он был очень грубым. Не постучал, просто врезал ногой по двери и вошел. Как будто он не был старейшиной. Он даже не ждал пока я оденусь. Просто вбежал и схватил меня за воротник. Хорошо, что у меня нет привычки долго спать, так что я вовремя проснулся.

Услышав это, Лин Сяо незначительно сузил глаза, на дне которых скрывалось трудно различимое острие мрачности и льда. Этот старик осмелился трогать его человека. Раз он сам предпочел не мир, то пусть потом не винит его за невежливое обращение.

Новости о смерти Старейшины Цзяна еще не распространились, поэтому многие ученики не знали о произошедшем.

Соревнования начались вовремя, а распорядителя сменили на Сяо Шаня. Он не был таким дипломатичным, как Старейшина Цзян, но никто не обратил на это большого внимания. Прослушав всем знакомый вступительный монолог, он начал жеребьевку.

После двух раундов отсеивания, осталось только тринадцать человек. Если ничего неожиданного не случится, то победитель определится сегодня.

Сяо Шань достал из коробки две бумажки. Открыв их, он поневоле широко раскрыл глаза, будто не верил увиденному. Но он ничего не мог сделать у всех на виду, только и оставалось, что стиснуть зубы и проговорить:

— В первом состязании соперники Лин Сяо и Лэй Цзюй, пожалуйста, пройдите на арену.

Публика и участники сразу затихли.

Это походило на первый этап соревнований. Просто в этот раз человек, тянувший жребий, сменился на Сяо Шаня, а сам он все-таки вытянул Лин Сяо и Лэй Цзюя. Значит, один из них выбывает из игры и не сможет попасть в семерку лидеров.

По лицам людей было ясно, как они впечатлены: шоу обещало быть интересным.

Лин Сяо игриво улыбнулся. Вот уж действительно, стоит только пожелать. Только он захотел найти подходящее время, чтобы преподать Лэй Цзюю урок, как ему неожиданно представился шанс. Если он не воспользуется им, тогда будет слишком виноват перед Сяо Шанем, который предоставил ему такую возможность.

Подумав об этом, Лин Сяо встал и уже собирался выйти на помост, как внезапно почувствовал, что его схватили за одежду. Опустив голову, он обнаружил, что это Ю СяоМо тянул его за край халата.

— Лин-шисюн, осторожнее, этот Лэй Цзюй, похоже, очень сильный, — шепотом предостерег Ю СяоМо.

В глазах Лин Сяо промелькнуло приятное ощущение уюта. Не сдержавшись, он погладил его по голове:

— Не волнуйся, мне нет необходимости быть осторожным. Это просто ничтожный Лэй Цзюй. — Сказав это, он взял меч, протянутый ему Ло Ся.

Настоящий Линь Сяо использовал меч!

Смотря на его повернувшийся силуэт, Ю СяоМо надулся. Вот же мания величия! Но он действительно обладал этим изначально. Лэй Цзюй, похоже, был весьма силен, но явно не сильнее Старейшины Цзяна. А Старейшину Цзяна Лин Сяо смог убить, значит, из-за Лэй Цзюя можно было не волноваться.



Комментарии: 4

  • Радуюсь изменениям в Лин Сяо и Ю Сяо Мо. Герои растут. Прекрасное зрелище.

  • Сяо Шань посмел плохо обращаться с любимкой! Ну все, берегись, теперь Лин Сяо тебе этого так не оставит. :)

  • Огромное спасибо за ваши прекрасные переводы, прочла практически все, что у вас представлено!

  • Столько нежности в отношениях этих двоих =))) Спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *