Ввиду того, что через три дня будут вызовы на соревнования, ради того, чтобы принять их, люди каждого этажа демонстрировали готовность действовать.

Цзюйвуба имел десять достигающих неба1 лестниц. Они по кругу вихрем взлетали вдоль площадок вызовов, и можно было прямо пройти до сотого этажа. Стоит только подняться вдоль всех этих лестниц, как сразу сможешь увидеть каждую большую площадку вызовов. Но дойти можно было только до шестьдесят девятого этажа, далее наверху оказалась основана застава.

1 Образно в значении «величайший».

Тянь Синь повела их к шестой лестнице. По пути они заметили немало людей, которые ходили взад и вперед. Выражение лиц большинства казалось взволнованным, меньшинство хмурили брови и делали страдающую мину.

Тянь Синь провела их мимо первой площадки вызова. Так как люди с первого по десятый этажи были самыми многочисленными, поэтому эта площадь также являлась самой большой среди всех подобных.

В центре площади имелось сто маленьких арен боя. Вокруг было сплошь покрыто каменными скамьями. По предварительным оценкам, все эти каменные скамьи могли вместить несколько десятков тысяч человек.

После чего Тянь Синь напрямую повела их на пятую площадь пятидесятого этажа. Пятидесятый этаж мог считаться водоразделом2 внутри Цзюйвуба. Очень много ранее неизвестных цянчжэ вышли отсюда, поэтому он внутри Цзюйвуба являлся второй по оживленности площадью. Хотя люди шестидесятого этажа были сильными, наоборот, она не имела его оживленности.

2 Образно «граница».

Когда они дошли, внутри площадки вызовов уже кто-то находился.

Тянь Синь объяснила: 

— Пятая площадка вызовов довольно своеобразная. Все цянчжэ начали возвышаться отсюда. Поскольку не могут достигнуть верха, большинство людей собираются на этой площадке. Когда вызовы каждые три месяца, здешние места обычно переполнены. Некоторые люди ради хорошего места спозаранку приходят занимать их.

Ю СяоМо действительно восхитился ими. К удивлению, за три дня прибегают сюда занимать места. В конце концов оказалось очень популярно.

Однако это также было безвыходное дело. Здешние места являлись общественными. Кто первый захватил, того и место. Обычно, немного опоздав, не оказывалось мест.

Конечно, также имелась вероятность, что появятся нахальные и наглые люди, которые захватят чужое место. Но подобного положения не было очень много. К тому же смотреть за состязанием других людей также являлось своего рода возможностью обучаться, поэтому мало кто хотел упустить.

— Кстати, если вы хотите через три дня провести состязание, то лучше всего в эти два дня отправиться зарегистрироваться, в противном случае остается только ждать до следующих трех месяцев, так как в последний день нужно спланировать дела состязаний. — После того как присутствующие посетили несколько номеров площадок, только тогда Тянь Синь заговорила об этом деле.

— Куда нам идти регистрироваться? — спросил Янь Хуэй.

Цяо У Син, стоящий рядом с Тянь Синь, открыл рот и сказал: 

— В Цзюйвуба все этажи, в которых содержится цифра пять, именно и есть пункты регистрации.

Глаза Янь Хуэй повращались кружок: 

— Тогда на какой этаж вы собираетесь отправиться?

Об этом все-таки необходимо было спрашивать?

Естественно, пятнадцатый. Обладая силами, еще нужно было шаг за шагом драться, чтобы подняться. То было не притворство, а долбоебство. Не говоря уже о том, что каждый человек имел лишь три возможности бросить вызов.

Тянь Синь презрительно взглянула на него.

Цяо У Син посмотрел на Цзю Е и сказал со смехом: 

— Хочешь пойти вместе?

Цзю Е молча кивнул. Хотя его статус в Профессиональном союзе Даньши не был низким, он также лишь слышал об этом деле. Он никогда не бывал в Цзюйвуба.

Вань Я и Чжан ЛаньЮй также не возражали.

— Хмпф, бэньшаое ни в коем разе не желает сопровождать вас. Действуя вместе с тем, у кого фамилия Ю, ощущаю отвращение. — Ань Цяо холодно фыркнул. Взгляд, в котором проступали холодные лучи, опустился на Ю СяоМо.

Тянь Синь немедленно подняла руку и помахала ему. Она со смешинкой произнесла: 

— До свидания, не провожаем!

Услышав эту фразу, лицо Ань Цяо мгновенно стало мрачным.

Ю СяоМо почувствовал, что этому почтенному шаое3 в самом деле тяжело угодить. Еще и получил амнезию. Только что, когда вместе с ними пришел, почему не сказал так? Только сейчас начал выпускать газы4. Не только беззвучные, еще и вонь доходила до самого себя.

3 Также «избалованный юнец».
4 Образно «нести чушь».

Ань Цяо с побледневшим лицом ушел. Еще и несколько его сопровождающих.

Тянь Синь фыркнула в направлении его силуэта:

— Ура-ура, тип, который докучает людям, наконец-то ушел. Теперь мир чист и спокоен.

Несколько человек из Профессионального союза Даньши не говорили.

Поскольку они прогулялись до пятидесятого этажа, то им все еще требовалось спуститься вниз. Ю СяоМо, взяв Лин Сяо за руку, шел в самом конце, вместе с тем резюмируя информацию, которую сегодня услышал.

Временным пределом вызовов Цзюйвуба являлись три месяца. Резиденция СяоЯо, должно быть, не запрещала юаньшэнам выходить. Промежуток — эти три месяца, можно было, согласно самому себе, свободно распоряжаться. Вот только все-таки казалось недостаточно.

До консервативного крайнего срока, что дал Сюн Сяо, еще имелось полтора месяца. От НаньЛу до ЧжунТяня туда и обратно требовалось два месяца. Совершенно не успеваешь до следующего вызова на соревнование.

К тому же если кто-то бросит тебе вызов, а ты сам, тем не менее, не имеешь возможности выйти на арену, то рефери, должно быть, сочтет это твоим проигрышем. Да, он неожиданно почувствовал, что, возможно, прибыл в Резиденцию СяоЯо слишком рано.

— Ты один о чем терзаешься? — Лин Сяо открыл рот спросить.

Ю СяоМо сообщил ему свое мнение. В результате был осмеян.

Мужчина, смеясь над ним, сказал: 

— Ты не можешь пойти, могу я.

Юноша окаменел. Это означает, что собрался бросить его одного? Он уйдет, возможно, не будет иметь какого-либо большого значения, но Фэн ЧиЮнь был схвачен только из-за него. Юноше обязательно следовало отправиться. Подумав об этом, он немедленно, используя твердый взгляд, уставился на Лин Сяо.

Мужчина слегка улыбнулся.

Ю СяоМо тут же разозлился.

Лин Сяо, потирая его лоб, тихо сказал: 

— Жена, ты вспотела.

Юноша сразу же оттолкнул его руку и холодно, привлекательно и знатно фыркнул. Не собираюсь с тобой разговаривать. Он решил, что необходима холодная война5.

5 Образно «быть в напряжённых отношениях».

— Что с вами случилось? — Янь Хуэй, шедший впереди, внезапно повернул голову.

Лин Сяо равнодушно скользнул по нему взглядом: 

— Ничего не случилось.

Янь Хуэй несколько раз взглянул на Ю СяоМо. Выражение лица того очевидно было очень отвратительным, однако Ян Хуэй, услышав о намерении мужчины не говорить, также не посмел много спрашивать. Только после он забрал обратно взгляд.

Когда они близились к пятнадцатому этажу, Ю СяоМо неожиданно прошептал: 

— Я не верю, что нет другого способа. — Резиденция СяоЯо была учреждена очень давно. Определенно сталкивались с разнообразными проблемами, а потому, должно быть, имеется способ решить.

Не прошло много времени как вся группа дошла до пятнадцатого этажа.

Поскольку ближайшее время являлось часом пика регистрации, весь пятнадцатый этаж оказался чрезвычайно тесным. Они еще не приблизились, как уже увидели, что пункт регистрации битком набит толпой людей. Все были испуганы.

Но осознав, только тогда понимаешь, что изначально большинство людей прибыли посмотреть обстановку вызовов. Вдобавок несколько человек хотели увериться, был ли им брошен вызов и кем брошен вызов. Только поэтому прибежали в пункт регистрации.

Пункт регистрации имел пять окон. Прямо сверху окон имелся огромный световой экран. Световой экран отражал лучи. Имена, которые вращались на нем, были именно именем и этажом того, кто бросил вызов, и того, кому бросили вызов. Сплошь покрыто. Можно увидеть, что у толпы глаза разбегаются.

— Мы пойдем посмотрим пятое окно. Кажется, что там довольно мало людей. 

Ю СяоМо не интересовали имена на световом экране, к тому же он их не знал. Его внимание было на пятом окне. Обнаружив, что среди всех оно одно имело мало людей, он нетерпеливо сказал Лин Сяо.

Последний опустил глаза и смотрел на юношу, у которого мгновение назад все же был вид, что не желает с ним разговаривать. Изначально мужчина все-таки предполагал, что тот сможет стерпеть десять минут. В результате даже пяти минут не прошло. В самом деле, все же слишком переоценил его.

Не получив ответа Лин Сяо, Ю СяоМо озадаченно повернул голову назад. Тем не менее он заметил, что тот игриво смотрит на него. В тот же момент…

— …

Мужчина медленно рассмеялся: 

— Пойдем.

Юноша взглянул на его силуэт и хлопнул по своему рту. В самом деле глотку драть горазд6.

6 Так говорят о людях, которые не принимают во внимание, как говорят и что говорят. Не думают, какое влияние окажет то, что они сказали. В данном контексте Ю СяоМо сказал то, чего не следовало говорить, а именно, ему следовало молчать, чтобы Лин Сяо над ним не подшучивал.

Двое людей протолкнулись к пятому окну. Внутри была женщина-управляющая. Заметив их, она формальным тоном сказала:

— Сообщите ваши имена, уровень и этаж, а также этаж человека, которому хотите бросить вызов.

Ю СяоМо сказал: 

— Ю СяоХа, первый этаж, даньши девятого ранга. Хочу бросить вызов человеку двадцатого этажа.

Женщина-управляющая остановилась. Она еще раз подняла голову и удивленно оглядела его. Только долгое время спустя она спросила: 

— Неужели ты новоприбывший? — Однако, к удивлению, это был даньши девятого ранга. Этот юноша не слишком ли молодой.

Ю СяоМо сказал: 

— Да, разрешите узнать, есть какие-то проблемы?

Женщина, наоборот, ничего не сказала, поскольку подобное положение оказывалось не в первый раз. Ежегодно Резиденция СяоЯо набирала новых юаньшэнов. Постоянно имелось несколько человек, которые прямо бросали вызов двадцатому этажу. Потом она протянула ему посмотреть именной список двадцатого этажа.

Именным списком являлась нефритовая каменная плита, вещь, которая запоминает данные, подобно нефритовому цзяну. Разница оказалась в том, что в нефритовой каменной плите можно было с первого взгляда увидеть информацию внутри, и люди, в настоящее время расставленные внутри нефритовой каменной плиты, как раз являлось положением всех людей двадцатого этажа.

Ю СяоМо просмотрел и обнаружил, что люди, которым бросали вызов, казались довольно разобщенными.

Той ситуации, о которой он ранее спрашивал у Цяо У Сина, совершенно не обнаружилось слишком много. Большинство людей ради продвижения все-таки избегали всех тех, кому слишком многие бросили вызов.

Так как, как только количество людей больше, тогда проводится жеребьевка. Никто не знает, сможет ли он сам вытянуть выигрышный билет, а потому ради того, чтобы напрасно не тратить этот шанс, большинство людей специально выбирают тех, у кого мало людей.

Однако также обнаружились те, у кого позади не было ни одного того, кто вызывает на поединок. Все эти люди в большей части имели немного известности.

Ю СяоМо не хотел рисковать с жеребьевкой и из тех людей выбрал одного.

Женщина-управляющая немедленно проставила его имя. Ввиду того, что нефритовая каменная плита основывала связь с несколькими другими, поэтому имя впоследствии сразу же возникло на других нефритовых каменных плитах и световом экране.

Цзю Е также смотрел имена всех этих людей и неожиданно увидел имя Ю СяоМо. Взгляд остановился. Затем он выбрал человека ниже того.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *