Хитрость, в которой используется красавица в качестве приманки для того, чтобы соблазнить людей и обмануть.

Время прошло очень быстро. Моментально настали вызовы на соревнование.

За день до Ю СяоМо и Лин Сяо приходили на пятнадцатый этаж. Юноша от женщины-управляющей получил номерную бирку. На ней был написал номер 33. Это являлось его ареной боя. После он снова на экране нашел в общих чертах время и площадку своего состязания. Она оказалась вторым номером площади вызовов. Время — первая половина дня.

Ю СяоМо пробежался глазами по времени состязаний Цяо У Сина и других. Но, исключая Цяо У Сина и Цзю Е, у которых одно и то же время, прочие оказались вразбивку. Включая Ань Цяо.

Целью вызова Ань Цяо также являлся человек с двадцатого этажа. Наверное ради престижа противник, которому он бросил вызов, также оказался человеком, имеющим некоторую популярность. Однако силы Ань Цяо было также с избытком, чтобы справиться с двадцатым этажом.

Они сидели на местах наблюдения за боем. Состязания пока не начались.

Ю СяоМо взглянул на нефритовую каменную плиту, инкрустированную в стену прямо перед ареной для боя, которая по сравнению с той, что он увидел в пункте регистрации, оказалась больше в несколько десятков и сотен раз:

— Кстати, если человек проиграет соревнование, какое он получит наказание?

Услышав его слова, Цяо У Син, который как раз разговаривал с Тянь Синь, разъяснил: 

— Наказание — именно понижение. Если двадцатый этаж, то, проиграв, упадешь до девятнадцатого этажа.

— Похоже, наказание также не очень суровое, — сказал Ю СяоМо.

Тянь Синь продолжила говорить: 

— Резиденция СяоЯо тоже приняла во внимание. В конце концов, даже если проиграли, сила все равно расположена там. Ради того, чтобы не создавать путаницу сил каждого этажа, таким образом установили лишь снижение на один этаж.

По мере того как заполнились места наблюдения за боем, время состязаний наконец-то наступило.

В середине вызовов на соревнование, который полностью окружили зрители, имелось около ста просторных боевых арен. На краю каждой арены стоял рефери с серьезным лицом. В это время толпа, копошась, смотрела на нефритовую каменную плиту на стене. Там появятся люди, которые выйдут на сцену в первом раунде.

Площадь вызовов не имела управляющего. Только время настало, нефритовая каменная плита начала через интервалы распространять сияние. Мгновение, и внутри стали двигаться имена всех участников соревнований. Хотя люди сами уже понимали в общих чертах собственное время состязания, прочие не знали. Поэтому каждый бой был опубликован в именном списке участников соревнований.

Ю СяоМо очень быстро обнаружил два хорошо знакомых имени. Цяо У Син и Цзю Е, — у двоих людей совпали соревнования и также оказались в первом раунде.

Цяо У Син поднялся, легко улыбаясь кивнул им, и только после спустился. Позиция Цзю Е была позади него. Движения двоих людей оказались почти что одновременными.

Ввиду того, что в первом раунде было сто состязаний, присутствующие не могли иметь сотню пар глаз, а потому большинство выбрали состязания, которым сами очень придавали значение. И большинство хотели посмотреть именно соревнование двоих людей. Относительно силы новичков, — они все-таки ждали с чрезвычайным нетерпением.

— У Син-гэгэ определенно выиграет. — Тянь Синь сжала розовые кулачки1.

1 Образно о слабых девичьих ручках.

— Ха-ха, согласно навыкам Цяо-дагэ, если не выиграет, то от смеха другие потеряют коренные зубы2. Люди двадцатого этажа, несмотря на то, что также имеют достаточно много сильных, в конечном счете все-таки недостаточно потрясающие.

2 Образно об очень смешном.

Человеком, сказавшим эти слова, был Янь Хуэй, и он не понизил голос. В результате, только речь закончилась, взгляды сидящих вокруг людей, которые смотрели на них, немедленно принесли в себе немного суровости. Даже если сила людей двадцатого этажа в самом деле была хуже, чем у них, все же имелась большая разница между говорить или не говорить.

Независимо от того, оказались слова Янь Хуэя случайными или нет, величина вражды уже натянулась.

Ю СяоМо покачал головой. Говорит в самом деле без головного мозга. Даже если хотел сказать, также нужно понизить голос.

Янь Хуэй как будто почувствовал странность вокруг. Смех постепенно снизился. Втянув голову, он не решался беспорядочно бросать взгляды. Он мог ощутить, что взоры достаточно многих людей упали на него, что заставляло все его тело чувствовать неловкость.

— Состязания начались. — Взволнованный голос Тянь Синь разбил застывшую атмосферу.

Внимание толпы внезапно было притянуло вниз.

Цяо У Син и Цзю Е находились на аренах для боя под номерами десять и восемьдесят два. Противником Цяо У Сина являлся мужчина, на первый взгляд внешне казавшийся немного вежливым, но из-за незначительной тени на глабелле3, тем не менее, можно было разглядеть злого и безжалостного человека.

3 Гладкая округлая площадка лобной кости в середине лба между бровями над переносицей.

Цяо У Син вежливо кивнул ему, но тот не имел и ничтожной реакции. Лишь сощурил глаза. По-видимому, размышлял над каким-то вопросом. По отношению к человеку, который сильнее тебя, остается только перехитрить, и нельзя силой давать отпор.

Мужчина явно больше походил на тип людей, таких как советник. В полусощуренных глазах всегда виднелся блеск.

Когда рефери громко крикнул «начали», мужчина внезапно исчез с места, где находился. Скорость оказалась такой быстрой, что можно было только заметить остаточную тень. Независимо от того, являлся соперник сильным или слабым, Цяо У Син никогда не недооценивал другую сторону. Он тут же насторожился, но как раз, когда мужчина почти рванул к нему, силуэт последнего словно распался. В одно мгновение справа и слева, разделившись, обошел молодого человека.

Цяо У Син мгновенно растерялся.

Мужчина как раз схватился за этот пункт и сразу же развернул атаку. Поток могучей силы души в один миг хлынул в ладони. Затем безжалостно ударил в сторону Цяо У Сина. Последний, по-видимому, оказался сбит с толку его маневром. Мужчина в одно мгновение показал немного радости.

Когда на волоске висела тяжесть в тысячу цзюнь4, силуэт Цяо У Сина слегка мелькнул и пропал. Выражение лица мужчины изменилось. Не дожидаясь его реакции, поток еще более могучей и более сгустившейся и крепкой, чем у него, силы души в один миг ударил того в живот. Громадный боевой дух заставил лицо мужчины искривиться. Тело невозможно было контролировать, он отлетел назад и его прямо вышвырнуло с арены боя.

4 Образно «критический момент».

Это был только первый раунд. К удивлению, он проиграл так открыто.

Люди, которые увидели эту сцену, не смогли удержаться от того, чтобы не сглотнуть. Действительно потрясающий!

Цяо У Син отряхнул одежду. На самом деле он с начала и до конца не сдвинулся с места ни на шаг. Маневр мужчины действительно был неплохим, — использовать остаточную тень, чтобы ввести противника в заблуждение. Если бы юноша немного поколебался, то сразу бы испытал на себе его хитрость. Однако какой бы реальной не казалась остаточная тень, она также не обладала силой души. Не говоря уже о том, что его сила порядочно превосходила мужчину. Цяо У Син тут же почувствовал.

На этой стороне завершилось сражение, на арене под номером восемьдесят два также закончилось.

Скорость Цзю Е не уступала Цяо У Сину. Он даже использовал чуть-чуть силы души. Когда противник начал, он сногсшибательным ударом ноги смел с арены мужчину, который был здоровее его.

Когда Цяо У Син посмотрел, Цзю Е как раз не спеша вернул обратно свою поднятую длинную ногу. На лице по-прежнему не имелось выражения.

Через выступление двоих людей те, кто изначально относился к ним несерьезно, один за другим начали воспринимать всерьез, особенно такие, кто на двадцатом этаже обладали хорошей репутацией. Необходимо знать, что еще имелось несколько, которые также были выбраны Ю СяоМо и другими. Если они также как и эти двое сильные, им обязательно следовало бы обдумать, каким образом далее противостоять им.

Ввиду того, что время окончания соревнования присутствующих различалось, после завершения состязания Цзю Е и второго, имена на нефритовой каменной плите начали двигаться. Увидев собственные имена, из зрительного зала снова непрерывной чередой вышла группа людей.

Скорость соревнований все же была чрезвычайно быстрой. Прождав приблизительно один час, Ю СяоМо наконец увидел собственное имя на нефритовой каменной плите.

— Ю СяоХа, подошла твоя очередь. Нужно поднажать!

Тянь Синь, сидевшая позади, внезапно с силой хлопнула по его плечу.

Ю СяоМо закатил глаза в глубине души. Тянь Синь, которая на первый взгляд была хрупкой, неожиданно сила ее рук все-таки оказалась чрезвычайно большой. Сила каждого была такой большой.

— Вперед! — застенчиво сказал ему Чэн СянЖун.

Ю СяоМо, улыбаясь, кивнул тому. Юноша постоянно чувствовал, что характер дашу, неожиданно, настолько робкий, что весьма невообразимо. Однако это также показывало, что другая сторона была довольно простодушным человеком. Затем он посмотрел на Лин Сяо: 

— У тебя нет ничего, что хочешь сказать мне?

Мужчина искоса взглянул на него: 

— Что сказать?

Юноша фыркнул: 

— Конечно, воодушевляющие слова.

Лин Сяо презрительно произнес:

— Соперник не более чем даньши пятого ранга. Ты уверен, что тебе требуется мое воодушевление?

Ю СяоМо, неестественно улыбаясь, погладил нос. Ему просто в одночасье пришла в голову мысль, только поэтому так выразился. Нужно ли вот так смотреть на него, а? Время от времени посодействуешь — не умрешь.

После скрытого недовольства он спустился вниз.

Из-за того, что место, где они сидели, уже стало знаменитым, только он поднялся, как пары глаз одновременно упали на него. Со зрительских мест на противоположной стороне также спустился кто-то. Именно соперник Ю СяоМо, пол — женщина.

Юноша смотрел на своего соперника, не моргая. Одет весьма специфично. Места, которые должны быть прикрыты, оказались прикрыты, но для посторонних было очень обнаженно. Однако для него, имевшего память о предыдущей жизни, на самом деле являлось чрезвычайно обычным.

Рефери увидел, что двое людей встали, и во все горло выкрикнул: 

— Начали!

Ю СяоМо был таким же, как Цяо У Син, и не допускал недосмотра из-за того, что соперник являлся лишь даньши пятого ранга. Кожа сразу же натянулась. Он, не отводя глаз, уставился на нее и ждал, когда она нападет. Глядя на него, — он очень хороший и внимательный5.

5 Чувства, которые у нее были вызваны, когда она смотрела на него.

Женщина соответствующе посмотрела на него немного и неожиданно улыбнулась. Не нужно говорить, что еще и чрезвычайно красиво.

Ю СяоМо удивленно поднял брови. Это что значит? Неужели она готовилась использовать медовую ловушку? Не нужно так, красавица, я уже не гетеросексуал. Как бы ты ни улыбалась, я не разволнуюсь.

— Похоже, что это состязание я, как бы ни старалась, также не в состоянии выиграть. Разница в силе все-таки слишком большая. — Женщина заговорила. Тон не только не имел напряженного чувства, напротив, нес с собой немного непринужденности.

Ю СяоМо продолжил поднимать брови. Подобный темп готовности признать свое поражение — намеревается какого вида шум поднять6?

6 Намеревается что сделать.

Женщина вздохнула с облегчением. Не то улыбаясь, не то нет, она уставилась на него и сказала: 

— Я думаю, что гэся также не является человеком, который бережно относится к женщине7. Поскольку ясно представляю, что проиграю, то нет необходимости соревноваться. — Затем она обратилась к рефери: 

7 Проявлять мягкость.

— Я признаю поражение в этом состязании.

Натура добровольного признания поражения и отказ от участия в соревнованиях отличались, поэтому незачем было снижать балл.

Только эти слова вышли, как на зрительских местах в тот же момент раздался поток сетования.



Комментарии: 1

  • "Не нужно так красавица я уже давно не гетеросексуал. Как бы ты не улыбалась я не разволнуюсь. " Вот за что я люблю Ю СяоМо 😍😍😍

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *