Тан Фань — глава школы ТяньСинь.

Под его руководством она занимала все более значимые позиции среди школ континента. В действительности считалось, что ТяньСинь с большой долей вероятности скоро станет ведущей на континенте ЛунСян.

Обладающий подобным мастерством, Тан Фань был, безусловно, не простым человеком. В памяти Линь Сяо он до сих пор был загадочной фигурой, несмотря на то, что Тан Фань был его шифу. Хотя Линь Сяо и являлся его обожаемым Дадизи, он все еще не знал, насколько силен был Тан Фань.

Вот почему у большинства людей складывалось впечатление, что Тан Фань похож на лису, коварную старую лису, хитрую и не поддающуюся пониманию.

Именно поэтому Линь Сяо боялся Тан Фаня и никогда не осмеливался показать даже малейшую слабость перед ним.

Но самое главное, лучшая школа континента ЛунСян, школа ТяньСинь, не могла себе позволить раскрыть свою истинную силу. К сожалению, даже такой человек как Линь Сяо не смог ее узнать.

То, что Тан Фань призвал его сейчас, не стало неожиданностью для Лин Сяо.

Даже если не принимать во внимание изменения в его характере и неожиданное общение с никому не известным учеником из Пика Ду, достаточно было одной Тан ЮньЦи, в истерике и слезах прибежавшей к отцу.

В воспоминаниях Линь Сяо Тан Фань был любящим отцом. Все, чего ни пожелала бы Тан ЮньЦи, если это было возможным, он помогал ей заполучить. Поэтому и на этот раз Тан ЮньЦи, публично обиженная, наверняка бросилась плакаться к Тан Фаню.

— Дашисюн, глава ждет тебя внутри.

Приведший его младший шиди расстался с Лин Сяо за пределами входа Зала Собраний и тот окинул взглядом его наружную величественность и ширину. Поговаривали, табличка с таким названием была выбрана и лично установлена Тан Фанем здесь, сверху. Каждая черта в надписи была выполнена с резкостью, скрытой за нежностью исполнения.

Лин Сяо распахнул дверь и вошел в огромный Зал Собраний. Он чрезвычайно впечатлял, хотя и не утопал в роскоши.

Два изящных резных стула стояли напротив входа. На одном из них сидел мужчина средних лет, которому на вид можно было дать около сорока.

Его лицо выражало доброжелательность. Увидев Лин Сяо, мужчина дружелюбно улыбнулся:

— Линь Сяо, ты пришел. Подойди к шифу.

Лин Сяо подошел с каменным выражением лица, уголки его губ были слегка приподняты:

— Шифу.

Такое приветствие, по сути, слишком льстило Тан Фаню. Он был просто не достоин называться шифу Лин Сяо, согласно своей квалификации. С другой стороны, он не дотягивал даже до роли его туди1. Но играя сейчас роль Линь Сяо, оставалось только быть покладистым и демонстрировать незаслуженное уважение к Тан Фаню.

1 Туди — тот, кто следовал за человеком, которого называл шифу. Это люди, которые следуют принципу “тот, кто был мне учителем один день, становится отцом на всю жизнь”. Они не осваивают какой-то один курс или программу, а изучают все навыки мастера, у которого обучаются.

— Сяо-эр2, прошло много времени с тех пор как мы, учитель и ученик, разговаривали по душам. Теперь, раз нам выдался такой редкий случай, когда мы оба не заняты, давай сядем и поговорим, — Тан Фань просиял, глядя на него.

2 -эр суффикс имён существительных иногда с уменьшительным и ласкательным значением.

Лин Сяо не стал осторожничать и уселся на первое место, которое было ниже Тан Фаня:

— Шифу прав, мы почти два года не разговаривали.

Тан Фань погладил бороду, удовлетворенно кивая:

— Сяо-эр, ты помнишь, где и когда мы впервые разговаривали?

— Немногие могут войти в комнату шифу. Я до сих пор помню первый раз, когда вы вызвали меня посреди ночи. Такой исключительный ход, только почтенный, как вы, были способны на подобное. — Легкая улыбка появилась на спокойном лице Лин Сяо, как будто он вспомнил что-то. У него почти не было слабого места, по которому можно было ударить.

— Люди стареют, с возрастом их память сильно ухудшается, — вздохнул Тан Фань.

Они продолжили беседу, предаваясь воспоминаниям. И, наконец, Тан Фань упомянул свою любимую дочку.

Тан ЮньЦи действительно была избалованной госпожой.

Так или иначе, все в школе ТяньСинь прекрасно знали, что Линь Сяо всегда холодно к ней относился. Даже Тан Фань ясно видел это и потому не слишком беспокоился, осознавая, насколько своенравна его дочь.

Поэтому он не требовал Лин Сяо потакать ей. Лишь просил, чтобы он время от времени поддавался, дабы избежать проблем.

В конце концов, она была молодой девушкой, заботящейся о своей репутации, в особенности перед другими учениками.

Проговорив почти два часа, Тан Фань, наконец, отпустил его.

Можно сказать, Лин Сяо ничуть не затруднило притворяться Линь Сяо, он был очень расслаблен и совсем не беспокоился.

Покинув Зал Собраний, Лин Сяо неторопливо прогуливался по длинным коридорам. Улыбка на его губах становилась все шире и шире. Поистине хитрый старый лис, девять из десяти произнесенных им фраз были связаны с событиями из прошлого. Если бы он не поглотил память Линь Сяо, выдал бы себя с головой.

Линь Сяо был хладнокровным и безжалостным человеком. Но его популярность в школе ТяньСинь была настолько велика, что никто из окружающих и подумать не мог о нем такого.

Обычному человеку сложно было бы понять, но Лин Сяо, поглотив его воспоминания, хорошо осознавал и его мотивы.

Чтобы завоевать сердца других, Линь Сяо часто «случайно» помогал окружающим его ученикам. Зачастую эта якобы «случайная» помощь тем, кто был в трудном положении, была подобна получению угля в метель. В большинстве случаев люди хорошо запоминали, кто именно помог им.

Линь Сяо ловко использовал эту благодарность, поэтому многие ученики школы ТяньСинь чувствовали себя признательными и восхищались им.

Почти все ученики думали, что под равнодушной внешностью бессердечного Дашисюна скрывалось доброе сердце.

Но...

За исключением нескольких доверенных лиц, никто не знал, что за этими действиями стоял мотив.

Честно говоря, Лин Сяо поглотил воспоминания только потому, что это было ему на руку. Он и не ожидал, что Линь Сяо на самом деле скрывал такой большой секрет.

Амбиции — это действительно хорошо!

Итак, Лин Сяо решил, раз уж он заменяет его, то поможет исполнить это крошечное желание!

— Дашисюн, ты наконец-то вернулся, — молодой человек стоял на противоположной стороне коридора. Увидев Лин Сяо, молодой человек очень обрадовался, подбежал, тяжело и часто дыша, и тихо шепнул: — Ты нашел ту вещь?

Лицо Лин Сяо озарилось улыбкой:

— Чжоу Пэн, коли я, Дашисюн, забрал дело под личный контроль, конечно, это было так же, как если б я просто протянул руку и взял.

Он знал, о чем говорил Чжоу Пэн. Именно по этой причине Линь Сяо столкнулся с ним и лишился жизни.

Чжоу Пэн на мгновение застыл. Он впервые видел такую нежную улыбку Дашисюна.

***

По возвращении в школу ТяньСинь Ю СяоМо планировал вернуться в свое пространство, чтобы посадить семена целебных трав первого и второго уровня.

Но после того, что случилось, он никак не решался. Кто знает, вдруг кто-нибудь внезапно станет его искать.

Проведя все утро за чтением в своей комнате, он наконец убедился, что Лин Сяо не придет искать его в это время. Ю СяоМо посмотрел вниз на свой впалый живот, коснулся его и решил пойти пообедать в столовой. Даже если небеса решат рухнуть, им все равно придется подождать, пока он поест. Конечно, эти смелые слова произносились только тогда, когда Лин Сяо не было рядом.

Сегодня был какой-то особенный день? Казалось, в столовой многолюдней, чем обычно.

Ю СяоМо не придал этому большого значения. Он лишь переживал, что вся еда закончится, поэтому поспешил войти внутрь.

Он не понял, было ли это обманом зрения, но люди, приходящие и уходящие, и те, кто уже сидел, кажется, странно смотрели на него. Большинство из них, разглядывая и оценивая его, выглядели озадаченными, некоторые изредка перешептывались между собой.

Ю СяоМо до сих пор не понимал, что стал очень известен. Получив еду от повара, он огляделся по сторонам и увидел, что свободных мест нет. Пока он стоял и колебался, его неожиданно окликнули из-за стола справа:

— Младший шиди, сюда!

Ю СяоМо обернулся, чтобы посмотреть. Оказалось, что это был Дашисюн Фан ЧэньЛэ. Как раз рядом с ним пустовало свободное место. Так что, недолго думая, Ю СяоМо пошел прямо к нему, неся поднос с едой перед собой.

Хотя они не видели друг друга около двух дней, Фан ЧэньЛэ, как и прежде, был дружелюбен и помог отодвинуть стул. Ю СяоМо вежливо поблагодарил его и сел.

Фан ЧэньЛэ посмотрел на еду на подносе Ю СяоМо и сказал с улыбкой:

— Младший шиди, ты всегда ешь так мало?

Ю СяоМо кивнул:

— Этого достаточно, я не привык есть слишком много.

Фан ЧэньЛэ громко рассмеялся. Он впервые слышал, чтобы кто-то говорил, что не привык есть слишком много. Насколько он знал, питание — это человеческий инстинкт. Но он был единственным, кто смеялся. Другие шисюны смотрели друг на друга с тревогой. Наконец один из них не смог больше сдерживаться.

— Младший шиди, мы слышали, что у тебя хорошие отношения с гением из Блока Сюлянь, Линь Сяо. Сегодня утром ты даже вернулся с ним. Это правда?

Ю СяоМо удивленно поднял глаза и увидел, что все, услышавшие эти слова, теперь пристально смотрели на него. Он наконец понял, почему люди так пялились на него, когда он вошел. Очевидно, событие это обсуждалось с самого утра. Было ясно, кто распространял эти новости. Кроме шисюнов, которые были с ним этим утром, никто другой не смог бы растрезвонить историю по всему Пику Ду так быстро.

В ответ на все эти горящие взгляды Ю СяоМо неловко улыбнулся:

— На самом деле, это сплошное недоразумение.

— Как это может быть недоразумением? Свидетелей действительно много, — задавший вопрос шисюн нахмурился, думая, что Ю СяоМо пытается скрыть правду.

— Это действительно недоразумение... — Ю СяоМо застенчиво надул губы, чувствуя себя несколько неловко под нацеленными на него взглядами. Что еще он мог сказать, если не назвать произошедшее недоразумением? Он определенно не мог признаться, что узнал секрет Лин Сяо и причина в этом и что последний ему теперь угрожал. Если бы это произошло не с ним самим, он бы тоже не поверил.

— Ладно, хватит расспрашивать младшего шиди. Он сказал, что это недоразумение, — значит, это недоразумение. В конце концов столовая — это место для еды, а не для болтовни. — Фан ЧэньЛэ спас Ю СяоМо из затруднительного положения, подав голос. Он, вероятно, был единственным во всем Пике Ду, кому не были интересны отношения между Ю СяоМо и Лин Сяо.

Когда остальные ушли, Ю СяоМо тихо поблагодарил Фан ЧэньЛэ. Тот лишь тепло ответил, что не стоило благодарности. Он был именно тем идеальным Дашисюном, для которого нашлось место в сердце Ю СяоМо!

Слезы навернулись на глаза, когда Ю СяоМо подумал о Лин Сяо. Он был явно не таким Дашисюном!



Комментарии: 1

  • Стало интереснее, что же за существо поселилось в Линь Сяо. Такой же попаданец или некая тварь с этого мира? Судя по всему, второе...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *