Первый раз Дуань ЦиТянь попал впросак, к тому же это также впервые, когда противоположная сторона говорила так, что он лишился дара речи. Напротив, ему оставалось только подавить недовольство в душе. На самом деле это заставляло старикана быть до крайности не в настроении.

— Не сердитесь, шифу. У Лин Сяо такой характер. Тебе не нужно обращать на него внимания, и все. — Ю СяоМо поспешил дать лаотоу шанс выбраться из неловкого положения. Юноша смертельно боялся, что старикан перенесет свой гнев на него. Тогда это действительно окажется до последней степени несчастная судьба.

Дуань ЦиТяня совсем не испытывал чувства признательности. Он вытащил что-то, в ярости бросил ему и с внутренним гневом грубым тоном сказал: 

— Возьми.

Ю СяоМо спешно поймал и обнаружил, что старикан бросил ему нефритовый цзянь. К тому же тот отличался от информационных нефритовых цзяней, которые юноша ранее купил в Доме СяньЦзи. Этот оказался красного цвета. Не удержавшись, Ю СяоМо спросил подробности: 

— Шифу, что это?

— У тебя своих глаз нет посмотреть? — Дуань ЦиТянь фыркнул.

Уголок глаза юноши несколько раз дернулся. Он понимал, что лаотоу терпел обиды от Лин Сяо и не повезло именно ему. Ю СяоМо, естественно, знал, что это был нефритовый цзянь. Он спрашивал о вещах внутри.

Юноша решил больше не вызывать гнев старикана, после чего ревностно спросил: 

— Шифу, зачем вы даете мне этот нефритовый цзянь?

— Это не Мастер дал тебе, ­­— исходя из его предположений, сказал Дуань ЦиТянь.

— Не от шифу? Тогда от кого? — изумленно задал вопрос Ю СяоМо.

— Это решение, принятое после обсуждения Мастера и Хэй Тяня.

 Юноша поразился: 

— Тогда почему?

Дуань ЦиТянь объяснил: 

— Как и сказал твой мужчина, Академия ДаоСинь смогла получить то Сердце ЮаньСу из-за вас. Это абсолютно бесспорно, поэтому, чтобы отблагодарить вас и еще возместить оставшиеся тридцать процентов духовных кристаллов, которые вы не получили, Хэй Тянь и я посовещались и решили дать вам этот нефритовый цзянь.

После того как он упомянул это, Ю СяоМо вспомнил.

В итоге они все-таки не забрали обратно тридцать процентов духовных кристаллов. Хотя один из тех людей оказался убит Старшим старейшиной, духовные кристаллы были отнюдь не у него, а у мужчины средних лет, которого звали Му Шэнь.

Последние несколько дней юноша все время беспокоился о Лин Сяо, поэтому забыл об этом деле.

— Тогда, что внутри этого нефритового цзяня? — Ю СяоМо смотрел на нефритовый цзянь. Суметь заставить Старшего старейшину и лаотоу достать что-то, чтобы компенсировать им, это определенно не могло быть рядовой вещью.

Дуань ЦиТянь сказал: 

— Этот нефритовый цзянь ­— не обычный. Строго говоря, это своего рода запретный нефритовый цзянь. Запретные нефритовые цзяни встречаются нечасто и те, на которых мог быть установлен запрет, значат, что внутри есть чрезвычайно драгоценные вещи. Мы с Хэй Тянем уже пытались, однако наша сила все еще никак не может сломать запрет на нефритовом цзяне, поэтому один пункт можно определить: человек, который сделал его, абсолютно точно даньши одиннадцатого или двенадцатого ранга.

Ю СяоМо сглотнул.

Вещь цянчжэ предела Шэнь или предела Шэн. Ценность, должно быть, могла быть сравнима с Сердцем ЮаньСу.

Однако…

— Шифу, согласно смыслу твоих слов, ты и Старший старейшина на самом деле совсем не знаете, что внутри, и известно лишь, что сведения очень ценные?

На лице Дуань ЦиТяня промелькнула неловкость, однако он все же выпятил грудь и уверенно сказал: 

— Верно!

Ю СяоМо втянул уголки губ. Вы, почтенный, все-таки действительно сказали это.

Если это был запрет, установленный цянчжэ предела Шэн, в таком случае возможно, что даже Лин Сяо не смог бы сломать его. Разве нефритовый цзянь в его руках не станет горой золота, на которую юноша мог смотреть и которую нельзя использовать?

— Кстати, шифу, почему ты так уверен, что это даньши? — с любопытством спросил Ю СяоМо о том, что он как раз хотел спросить1.

1 Смысл в том, что он хотел спросить, но не было шанса этого сделать. Шанс появился и он сразу же спросил.

— Потому что этот нефритовый цзянь Мастер с Хэй Тянем нашли в древней обители горного затворника, которая существовала свыше ста тысяч лет. Вещами в той древней горной обители оказались чудотворные пилюли и немного целебных трав, еще были несколько методик тренировок и техник, имеющих отношение к душе. Хозяином горной обители, очевидно, являлся даньши, — сказал Дуань ЦиТянь.

— Оказывается, вот как.

— Возьми, — внезапно бросил фразу Лин Сяо, хранивший молчание.

Ю СяоМо, не сказав и двух слов, спрятал нефритовый цзянь. Слова Лин Сяо всегда верны.

Дуань ЦиТянь опять был недоволен. Младший туди, которого он с большим трудом получил, к удивлению, вот так слушал слова другого человека. У него имелось чувство, что туди был похищен.

— Шифу, что с тобой? — Ю СяоМо поднял голову и заметил, что старикан как раз смотрел на него, используя выражение лица «я очень недоволен, быстро утешь меня». В душе юноша растерялся. Лаотоу опять как-то психует. Но эти слова он все-таки не смел сказать.

— Выйди на минуту, — закончив говорить и также не интересуясь, согласился тот или нет, старикан первым покинул комнату.

— Я сперва выйду ненадолго. Скоро вернусь, — сказал Ю СяоМо Лин Сяо, а после сразу погнался за лаотоу. Последний как раз стоял снаружи комнаты и ждал его. Увидев, что юноша вышел, старикан шепотом выругался: 

— Ужасно медленный.

Ю СяоМо автоматически отфильтровал эту фразу: 

— Шифу, ты позвал меня выйти по какому-то делу?

Дуань ЦиТянь немного подготовился: 

— В прошлый раз Мастер дал тебе том методики тренировок парного совершенствования. Ты практиковал вместе с ним или нет?

Ю СяоМо покраснел: 

— Да…

Дуань ЦиТянь опять сказал: 

— Тогда, сверху был ты или он?

Ю СяоМо не смог сказать.

Не нуждаясь в его ответе, Дуань ЦиТянь сразу знал результат. Выражение его лица опять стало немного дурным: 

— В самом деле бесполезный. Выдающийся здоровый взрослый мужчина. Ты не можешь быть сверху?

Шифу, ты считаешь, что туэр не думал? Однако сложность мастерства слишком большая, величина мужественности слишком низкая.

Ю СяоМо не удержался от скрытого недовольства. Он вспомнил, что в тот раз Лин Сяо дал ему возможность, в итоге у юноши совершенно отсутствовала смелость контратаковать мужчину, и в конечном итоге его ноги ослабли. Но он также, даже если забить его насмерть, не скажет все эти слова старикану.

Увидев, что тот не говорит, Дуань ЦиТянь рассердился, досадуя, что железо не становится сталью2, вытащил у себя бутылку и, глубоко ненавидя, сказал: 

2 Образно «ждать от человека слишком многого».

— Возьми.

Ю СяоМо, втянув голову в плечи, взял ее: 

— Что это?

Дуань ЦиТянь хмыкнул: 

— Это чудотворная пилюля, которую Мастер разработал, под названием Пилюля ГуСинь3. Тебе нужно только дать ему съесть ее. Мастер ручается, что в состоянии позволить твоим желаниям исполниться. Шанс лишь один. Ты сам как следует воспользуйся возможностью. Мастер уходит.

3 ГуСинь — очаровывающее сердце.

Закончив говорить, он в самом деле ушел.

Ю СяоМо, смотря на Пилюлю ГуСинь в руках, оцепенел. Фактически у него не было никаких заветных желаний. К тому же, если действительно позволить Лин Сяо съесть эту штуку, то у юноши имелось чувство, что в итоге невезучим человеком окажется он сам. Все-таки лучше не пробовать опрометчиво.

Ю СяоМо со всей серьезностью убрал пилюлю ГуСинь. Он решил полностью спрятать эту чудотворную пилюлю. Абсолютно нельзя было, чтобы мужчина узнал.

— Чего застыл? — голос Лин Сяо неожиданно раздался у уха.

Ю СяоМо подпрыгнул от испуга. Он обернулся и заметил, что Лин Сяо как раз стоял за его спиной. Неизвестно, как давно он там стоял: 

— Т-т-ты... почему вышел?

Лин Сяо прищурился: 

— А что, мне нельзя выходить?

Ю СяоМо неестественно улыбнулся: 

— Конечно, нет!

Лин Сяо хмыкнул и повернулся кругом, чтобы вернуться в комнату.

Ю СяоМо поспешно последовал за ним.

Как раз в этот момент Лин Сяо внезапно повернулся и, глядя на него не то улыбчивым, не то нет взглядом, насмешливо сказал: 

— Кстати, когда захочешь использовать ту пилюлю ГуСинь, не забудь сказать мне. Я очень жду с нетерпением.

Ю СяоМо: 

— …

Это в самом деле это было услышано им.

Двое людей вернулись в комнату, Лин Сяо развернул к нему ладонь: 

— Дай-ка мне посмотреть тот нефритовый цзянь.

Ю СяоМо, не сказав и двух слов, передал ему. Юноше также стало любопытно узнать, сможет ли Лин Сяо снять запрет с цзяня. Если может, то они смогли бы понять, что это за вещь.

Лин Сяо несколько раз потер нефритовый цзянь большим и указательным пальцем и только тогда тотчас сказал под выжидающим взглядом Ю СяоМо: 

— Слова твоего шифу действительно не ложны. На этом нефритовом цзяне есть несколько очень сильных запретов.

— Несколько? — начал вопить Ю СяоМо. Он полагал, что имелся только один.

— Верно, несколько запретов. Но эти несколько запретов сами по себе не особо сильные, только если наложить их вместе, то станут своего рода очень сильными оковами. Подобный запрет очень тяжело рассеять, поскольку если допустить ошибку в одном звене, то этот нефритовый цзянь немедленно превратится в пыль. По предварительным оценкам, его владельцем, вероятнее всего, являлся даньши двенадцатого ранга, — сказал Лин Сяо.

— Это также слишком жестоко. Что делать, если никогда не сможем снять? — Настроению охоты за сокровищами у Ю СяоМо одним махом был нанесен удар.

— Ну, это вряд ли, — неожиданно сказал Лин Сяо, улыбаясь.

Ю СяоМо увидел, что у него выражение лица «в душе иметь готовый бамбук»4, и его глаза сразу засветились: 

4 «Когда рисую бамбук, в душе имею его образ» (Стихотворение «与可画竹时,胸中有成竹» поэта Чао БуЧжи). Образно «иметь ясное представление о способе решения задачи».

— Неужели у тебя есть решение?

Лин Сяо проговорил: 

— Если до сегодняшнего дня я, возможно, ничего не мог поделать, то теперь, тем не менее, это не так. После того как я полностью обращу совершенствование Чэнь ЦинЭр и двоих других в свое собственное, у меня будет способ снять.

Ю СяоМо понял. По-видимому, это все-таки имело связь с совершенствованием: 

— Тогда сколько времени потребуется?

Лин Сяо сказал консервативное время: 

— Три месяца.

— Так долго! — вздохнул Ю СяоМо. На самом деле перед этим он все еще считал, что Лин Сяо полностью закончил. Внезапно юноша вспомнил, что еще это дело: 

— В конечном счете, что такое то совершение кровавой жертвы?

— Это своего рода запретный прием Рода Цилинь. Не беспокойся. Если бы использовать было нельзя, то я бы не стал. Причина того, почему требуется три месяца, в том, что совершенствование Чэнь ЦинЭр и двух людей слишком высокое. Чем выше совершенствование, тем затруднительнее поглощать. Если полностью обратить, то довольно хлопотно, и все. Это вполне нормально. — Лин Сяо понимал, что юноша тревожится, и успокоил его.

Ю СяоМо был уверен, что тот не обманывал его, чтобы юноша поверил его словам.

После этого дня они начали готовиться, чтобы отправиться в измерение высокого порядка. Измерение являлось эквивалентным разным пространствам, поэтому им требовалось подготовить слишком много дел. Например, Пространственный туннель.



Комментарии: 4

  • Вот и закончился перевод. Буду ждать новые главы, спасибо переводчикам за сноски, я узнала очень много нового))

  • Ох, шифу! Огонь! Тот еще... двигатель! )))))
    Так, Юг на уши поставили, Север вверх дном перевернули, Море Бесконечности на дыбы подняли... Пора и для других устроить райскую жизнь. Вперед, команда! )))))

  • У меня всю главу на лице была довольная улыбка думала лицо треснет особенно когда читала разговор Ци Тяня и Момо

  • *Ору чайкой* Его шифу прям двигатель сюжета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *