Это фраза тотчас заставила всех замолчать.

Некоторое время спустя на площади снова раздался гневный рев Тан Фаня: 

— Что ты сделал с Тан Чжэнем?

Лин Сяо засмеялся и медленно сказал: 

— Да ничего. Я убил его, и все.

Сила Тан Чжэня, вероятно, была такой же неповторимой, как у Тан Фаня, цянчжэ предела Хуан. В конце концов, только лишь простое «и все» — не слишком ли высокомерно звучит? Но все, тем не менее, понимали, что он мог позволить себе быть надменным.

Тан Фань гневно смотрел на него, собираясь лопнуть: 

— Ты действительно посмел убить Тан Чжэня! Ты заплатишь своей жизнью!

Еще до того, как упал последний звук этих слов, силуэт Тан Фаня тотчас же исчез из места, где он стоял. Полностью озверевший, он, попутно перемещая духовную силу всего тела, ударил в направлении Лин Сяо. Гнев привел к тому, что глаза мужчины покраснели, он прямо игнорировал различия в силе между собой и Лин Сяо.

В момент, когда Тан Фань вот-вот должен был приблизиться, Лин Сяо начал действовать, Ю СяоМо в его объятиях мягко покачнулся.

В этот раз, даже с расстоянием в один шаг, Лин Сяо без шансов вынудил Тан Фаня ударить в воздух.

Зрачки Тан Фаня мгновенно сузились, он, не веря, непрерывно таращил глаза, его скорость во время пиковой формы уже достигла чрезвычайно высокого темпа. Вдобавок к этому он совершенствовался с методикой тренировок скорости. Даже если цянчжэ был выше его на одну или две звезды, все равно было невозможно легко избежать его атаки. В душе мужчины невольно поднялось ощущение абсурда. Он вспомнил, что Линь Сяо прежде входил на территорию ТяньТан…

Эта мысль еще не успела всплыть, как в его ушах раздались безразличные, слегка презрительные насмешки Лин Сяо:

— Тан Фань, я признаю, что ты гений с недурными природными данными, ты достиг совершенствования предела Хуан менее чем за короткие тысячу лет. Такая природная одаренность, действительно, встречается редко, раз в сто лет и то с трудом. Только жаль, что ты совершил слишком много грехов. Удача покинула тебя, поэтому в этой жизни ты обречен на жалкий финал!

Лес ВаньЭ северного склона горы1 школы ТяньСинь, был именно тем местом, где Тан Фаня творил черные дела.

1 В древнем Китае сочетание 后山 (задний склон горы/задняя часть горы) также использовалось для обозначения северной стороны горы.

Десять тысяч человеческих скелетов и ненависть давно уже взвились к небесам. Сегодня настало время расплаты Тан Фаня.

Закончив фразу, Лин Сяо сразу же ударил по не успевшему увернуться Тан Фаню.

Два пламени, фиолетовое и красное, вдоль ладони мужчины вышли и проникли в тело Тан Фаня. Раскаленное пламя высокой интенсивности сжигало у того меридианы2, плоть и кровь. Пламя было настолько яростным, что даже Тан Фань, цянчжэ такого уровня, ни с чем не сравнимо мучительно и люто завопил, его голос был предельно душераздирающим, заставив кожу на головах людей на площади онеметь от услышанного.

2 Меридианы, Цзин-май — магистральные каналы Цзинло-системы человека, по которым циркулируют Ци и Сюэ и которые связываются с внутренними органами (Цзан и Фу) и конечностями. Все меридианы могут быть разделены на две группы: двенадцать основных меридианов и восемь необычных меридианов.

Толпа смотрела в потрясении на то, как Тан Фань, словно лишившись сил, падает с высокого неба. В итоге он с грохотом сильно разбился о землю. Конец главы школы целой школы в итоге оказался таким печальным. Настоящее возмездие!

— Глава школы! — закричали люди одной линии3 с Тан Фанем.

3 Так говорят об учении или родстве, когда учителя и ученики преемствуют в одном Блоке.

Эти люди явно немного презирали смерть, но некоторые все равно были так напуганы, что не смели сказать и слова.

Лин Сяо поднял взгляд и посмотрел в направлении человека, который звал Тан Фаня. Было несколько взволнованных лиц и были те, кто старался втиснуться в толпу людей. К сожалению, у некоторых как раз завязалась вражда с Лин Сяо.

Сяо Лун и его туди, увидев, что Лин Сяо смотрит на них, в душе невольно проклинали всех этих людей, громко зовущих Тан Фаня.

Только толпа посчитала, что пыль военных действий вот-вот осядет4, как в их направлении со свистом полетел сокрушающий вой ветра, который вскоре достиг площади. Когда он появился, некоторые обратили внимание на внешность человека и невольно ахнули.

4 Пыль осядет — образно «завершится, окончится».

Им оказался Чжоу Пэн, которого очень долгое время держали в заключении. Впервые появившись на глаза, он совсем не принял во внимание присутствующих, а бросил человека, которое нес в руках, в сторону Тан Фаня.

В Тан Фаня пока еще на тот момент не проникла смерть и он перевел взгляд, чтобы посмотреть на того, кого бросили к нему. Его зрачки невольно сузились.

Этот человек был не кто иной, как его младший брат Тан Чжэнь и, глядя со стороны на черты его лица, еще можно было рассмотреть немного схожести между двумя людьми. Глазные яблоки человека были вытаращены так, что почти вываливались, словно он при жизни увидел какую-то ужасную вещь, его дыхание уже давно прервалось.

Горло Тан Фаня издало звук, похожий на странное хихиканье, через некоторое время он выплюнул фразу: 

— Это вещь уже завершена, все вы… не избежите этого, я хочу, чтобы все вы… были захоронены вместе с умершими один за другим!

После того, как он закончил говорить, его дыхание тотчас начало ослабевать, пока совсем не пропало.

Глава школы ТяньСинь, Тан Фань, завоевавший популярность в обществе в свое время, вот так и умер!

Толпа обменялась растерянными взглядами, но они не понимали, что означали его последние слова. Невольно все посмотрели на Лин Сяо в небе. 

Лин Сяо лучше всего знал, о чем говорил Тан Фань. Он непроизвольно нахмурил брови и тотчас же посмотрел на Чжоу Пэна: 

— Перед тем, как ты подошел, рост той штуки был каким? — Изначально Лин Сяо заранее рассчитывал стереть с лица земли ту штуку, но Ю СяоМо неожиданно столкнулся с опасностью. Поэтому он не позаботился об этой вещи и немедленно побежал спасать юношу.

Чжоу Пэн сказал:

— Ситуация скверная. Тот старейшина постоянно твердил, что, возможно, оно появится на свет не более, чем через два часа.

— Еще есть два часа. В таком случае не... 

Слово «проблема» еще не сошло с его уст, как выражение лица Лин Сяо внезапно слегка изменилось. Он с ни с чем не сравнимым проницательным взглядом посмотрел в направлении северного склона горы школы ТяньСинь. Ю СяоМо в его объятиях сразу же заметил изменения в нем и посмотрел в направлении его взгляда. Э? Там ничего не было!

Ю СяоМо поспешно спросил: 

— Что случилось?

Лин Сяо сказал: 

— Эта штука приближается.

Ю СяоМо сказал: 

— Что за штука?

Лин Сяо опустил голову и сказал со смехом: 

— Догадаешься?

Ю СяоМо: 

— …

Пока он молчал, поверхность земли внезапно начала дрожать и загудела, как при землетрясении, но сильнее, чем землетрясение. К тому же из-под их ног долетала аура, от которой ёкало сердце. Выражения лиц всех сюляньчжэ на площади изменились. Очевидно, они тоже почувствовали и один за другим испуганно взлетели в воздух, а потом опустили головы, чтобы посмотреть на площадь.

Через мгновение внизу словно что-то ударилось о каменную плиту площади. Глухой удар словно стукнул в сердцах множества людей. Вся площадь была в полной тишине, оставался лишь этот звук. После того, как эта вещь ударилась примерно несколько десятков раз, она неожиданно затихла, но толпа, тем не менее, не выпускала из рук сердце5, наоборот, оно будто повисло в воздухе.

5 Не успокоилась.

Через несколько секунд раздался гулкий грохот. Каменную плиту площади мгновенно пробило насквозь и ужасная огненная волна яростно забила фонтаном из-под земли, словно огромный столб огня, который был в несколько раз больше, чем появившийся ранее столп огня Лин Сяо.

Эта огненная волна вторглась, яростно и громко бурля. Люди в небе над площадью не ожидали, что проявление окажется настолько крупным. Те, кто не успел вовремя увернуться, были поражены волной огня: сильные только сплюнули полный рот крови и быстро уклонились,слабые немедленно были поглощены волной. Вмиг раздались крики ужаса, то поднимаясь, то падая6.

6 Образно в значении «волна за волной».

Лин Сяо висел поблизости от границы площади. Изначально он не должен был оказаться в таком положении, но эта штука под землей, казалось, заострила внимание на нем. Под его ногами даже был центр пламенной волны. Как только эта огненная волна поднялась, она в мгновение ока окутала Лин Сяо вместе с Ю СяоМо, который был в его объятиях.

Но перед лицом Лин Сяо, обладателя рокового пламени, эта огненная волна явно была недостаточной, чтобы принимать ее во внимание. Даже ни один его волосок не оказался поврежден, а Ю СяоМо, находящийся в объятиях под его защитой, был в еще большей безопасности.

Лин Сяо погладил юношу по голове и, склонившись, поцеловал того в лоб. Когда удивленный человек в его объятиях поднял голову, мужчина без его согласия сразу же отправил юношу в свое пространство, что вовсе не означало, что он помеха и мужчина был недоволен.

Выпроводив юношу, Лин Сяо наклонился, чтобы посмотреть на дно огненной волны и слегка прищурился. В конце огненной волны был монстр, чье тело полностью казалось созданным из густой крови. Нечто, что было выплавлено из крови и костей, собранных у более чем десять тысяч человек. Это вовсе нельзя было назвать яошоу, потому что оно даже лица не имело. Отрицательные эмоции были чрезвычайно сильными.

Подобный монстр питался цянчжэ. Чем выше сила последних, тем сильнее это его привлекало.

Должно быть, он почуял, что мужчина был наиболее сильным среди всех на площади, поэтому искал его.

Лин Сяо подумал про себя, что он вышел как раз кстати, также избавив мужчину от нужды искать его лично.

Повисший в воздухе силуэт ненадолго остановился. Весь он внезапно, словно как двойное изображение остроконечной стрелы, спикировал в направлении дна пламенной волны. В то же время пламенная волна вокруг оказалась словно притянутой. Она непрерывно врывалась в его тело, а затем непрестанно подвергалась очищению и превращалась в тонкую струю энергии. Очень скоро огромная огненная волна уменьшилась наполовину.

На дне тот монстр, похоже, почувствовал, что Лин Сяо представлял угрозу для него, и в конце концов пронзительно завопил, словно понял, как бояться. Он сразу же развернулся, чтобы убежать обратно под землю, но разве позволил бы ему Лин Сяо сбежать? Ответ – нет!

Почти в мгновение ока Лин Сяо настиг его, густой соленый запах крови и сырого мяса распространялся из тела монстра. Везде, куда бы он не переместился, становилось словно в Падма-нарака7 Преисподней.

7 Падма-нарака — седьмой ад, известный как «Красный лотос» или же «Лотосовый ад». Снежная пурга овевает замёрзшее тело, оставляя кровавые раны.

Лин Сяо, тем не менее, игнорировал эту сцену. На его лице больше не было той легкой улыбки. Независимо от того, казалась ли она серьезной или фальшивой, сейчас остался только проникающий до костей холод. С каменным лицом мужчина посмотрел на монстра и медленно поднял правую руку. На его левой руке расположилась неповторимая черная круглая печать…

Иногда тот, кто не являлся охотником, может прямо им стать.

Еще чаще охотник тоже может стать добычей!

Пищей монстра являлись цянчжэ, но если позиция менялась, разве он не становился добычей цянчжэ?

Дрожь поверхности земли очень скоро утихла, все увидели только то, что кипящая ключом огненная волна, словно отступающая река, внезапно исчезла совершенно без остатка. Казалось, что сцена минуту назад была всего лишь иллюзией. На поверхности земли осталась лишь обугленная впалая яма.

Но те, у кого был острый взгляд, очень быстро обнаружили, что Лин Сяо исчез. Когда они полагали, что с ним, возможно, случилось несчастье, из недр иссиня-черной впалой ямы медленно выплыли два силуэта: один высокий, второй низкий. У того, что повыше, было немного странное выражение лица, на его щеке, кажется, имелся слабый след от зубов.

Этими двумя оказались именно Лин Сяо и Ю СяоМо.

Лин Сяо, после того, как покончил с этим монстром, вывел Ю СяоМо из пространства.

Ю СяоМо, не сказав и двух слов8, оскалил зубы и рванулся, чтобы укусить его.

8 Без лишних слов.



Комментарии: 11

  • Вот думается мне что дальше будут боссы которые вызовут проблемы даже у имбового Лин Сяо) сколько глав впереди! Не может всегда быть так гладко, легко и пафасно)) хотя мне нравится, продолжайте :D

  • Эх, мне эта черная дыра в ладони все больше напоминает одного небезызвестного персонажа - юношу Ди (возрастом также ~ под 10000 лет), которого, вероятно, помнят только такие ископаемые как я.
    Огромное спасибо команде переводчиков за труды!

  • Я прям таю с этой нежности между ними

  • Большое спасибо за Ваш труд!

  • Спасибо за перевод!
    Эх, не дали монстрику погулять! Наверное все присутствовавшие и , особенно неприсутствовавшие должны быть отдельно благодарны, что Лин Сяо оказался поблизости и решил энту проблемку 😀

  • Как бы укус не привёл к поднятию палки! Ахаха! ♥️♥️♥️♥️♥️

  • Ахах, Сяомяо(зачеркнуто) котенок кусается оказывается :D

    Спасибо!

  • Лин Сяо справился с монстром, но оказался покусан маленьким даньши ='D Пропала его непробиваемая кожа, это месть за отбитые пальцы ног, когда СяоМо пытался его пинать.
    Все лучше и лучше, осталось лишь пафосно заявить, что они сейчас идут примерять алые одежды ибо свадьба все дела >_< Все. ржу не могу.
    Спасибо за перевод.

  • «Конец главы школы целой школы в итоге оказался таким печальным. » главы школы целой школы?

    Чего эт СяоМо кусаться лезет? Обиделся что ли 🤔
    Спасибо за перевод)

    Ответ от 明月

    Да, Глава школы - это титул. А целая школа - это пай. Мы объясняли различия школ в статьях. По сути это как «кончина главы целой фракции/направления».

  • Когда эта глава — жизнь, а ты в ней — Лин Сяо :D

  • Они так легко со всем справляются это уже на уровне абсурда ржу

    Ответ от 明月

    Было бы странно, если бы он не справился с каким-то монстром. Он же смог войти на территорию ТяньТан как нефиг делать, а тут какая-то хрень из-под земли вылезла. Тем более не стоит забывать, что ему огогого сколько лет. Он хатьфу на всех со своей колокольни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *