Той ночью в комнате Лин Сяо, в месте, скрытом от взглядов посторонних, тень Ю СяоМо от ночной освещающей жемчужины1 падала на окно. 

1 Жемчужина, светящаяся в темноте; лучистый жемчуг.

Его абсолютно неподвижный и сосредоточенный вид был весьма привлекательным. Говорят, что мужчина наиболее притягателен, когда полностью чем-то поглощен. Это высказывание, в действительности, чистая правда. Лин Сяо, сидя напротив, за исключением, когда он изредка прикрывал глаза, по большей части все время пристально смотрел на Ю СяоМо.

Время неторопливо достигло периода Цзи2, Ю СяоМо изготавливал чудотворные пилюли в течение четырех часов. Он остановился только тогда, когда использовал всю свою силу души.

2 Период Цзи — время от 11 часов вечера до 1 часа ночи.

Положив последнюю чудотворную пилюлю в бутыль, Ю СяоМо вытер пот со лба. Хотя его лицо было немного бледным, он не мог скрыть улыбки, которая становилась все шире и шире. На этот раз его скорость создания чудотворных пилюль снова увеличилась. Он изготовил десять чудотворных пилюль высокого качества за четыре часа, намного быстрее по сравнению со вчерашним днем.

— Лин-шисюн, вот десять чудотворных пилюль. Вкус должен быть таким же, как у той, которую ты съел ранее.

Ю СяоМо убрал все вещи на чайном столике, прежде чем передать ему бутылку с чудотворными пилюлями.

Лин Сяо посмотрел на сосуд в его руке, а затем взглянул на немного бледные щеки юноши. Как раз когда Ю СяоМо подумал, что он откажется, Лин Сяо неожиданно взял бутылку и затем безэмоционально произнес: 

— В следующий раз тебе не нужно так спешить.

Закончив говорить, он повернулся и ушел обратно во внутреннюю комнату. 

Ю СяоМо: 

— ...

Сволочь, ты должен был сказать это раньше!

Когда он изготавливал чудотворные пилюли, он думал, что Лин Сяо с нетерпением ждал их. Вот почему он четыре часа безостановочно создавал десять чудотворных пилюль. Больше всего он боялся, что гнев Лин Сяо намного усилится. Кто бы мог подумать, что когда он закончит изготовление, Лин Сяо скажет именно эти слова? Очевидно, что он обманул его!

Выругавшись несколько раз в сердцах, Ю СяоМо последовал за ним во внутреннюю комнату.

Период Цзи был равен времени между одиннадцатью часами вечера и одним часом ночи на Земле. Сейчас как раз одиннадцать часов вечера. Хотя это не считалось за особо позднее время, все огни в Центральной линии уже погасли. Это было то время, когда все затихало.

В тот момент, когда Ю СяоМо вошел в комнату, Лин Сяо снимал верхнюю одежду. Остался только белый нижний халат. Его высокая стройная фигура смутно вырисовывалась под халатом, но ясно можно было заметить контуры мышц. Несмотря на безразличие, вид у него был благородным и подавляющим. При взгляде на этого человека лицо Ю СяоМо внезапно стало красным, как вареный рак.

Только сейчас он вспомнил, что скоро будет спать на одной кровати с Лин Сяо. 

— Младший шиди, почему ты все еще стоишь там? Иди сюда и ложись спать.

Обернувшись, Лин Сяо увидел, что Ю СяоМо прирос к месту, а лицо выражало растерянность. Его щеки больше не были бледными как раньше, а наоборот, стали ярко-красными. При одном взгляде на него становилось ясно, что он очень нервничал.

Ю СяоМо уже не знал, куда девать и что делать со своими руками и ногами. Он выглядел очень напряженным: 

— Лин-шисюн, я думаю, будет лучше, если я застелю ватное одеяло на полу. В конечном счете, двум людям тесно спать вместе. К тому же появление нового человека слишком неожиданно, ты, должно быть, не привычен к такому!

Лин Сяо изогнул уголки рта: 

— Мы еще не пытались заснуть. Откуда ты знаешь, что я не привык к этому?

Ю СяоМо чуть не поперхнулся. Ему сначала нужно было попробовать заснуть вместе, прежде чем он поймет такого рода вещи? Чепуха!

Лин Сяо без долгих разговоров подошел к нему, схватил за руку и потянул к кровати. Затем он с намеком сказал: 

— Младший шиди, тебе нужна моя помощь, чтобы раздеться?

Первой реакцией Ю СяоМо было крепко ухватиться другой рукой за воротник, словно опасаясь, что Лин Сяо действительно поможет ему раздеться. Но когда он пришел в себя, то почти упал на колени. И почему его реакция была как у женщины? Это все вина Лин Сяо. Если бы он постоянно не подшучивал над ним таким тоном, у него не сформировался бы подобный условный рефлекс!

— Не-незачем, я привык спать в одежде, — щеки Ю СяоМо покраснели. Поистине трудно было найти причину, которая звучала бы вполне благоразумно.

Лин Сяо смерил его взглядом, приподняв уголки рта: 

— Разве не будет неудобно спать в одежде?

Ю СяоМо сухо засмеялся: 

— Так сойдет.

Услышав эти слова, Лин Сяо бросил двусмысленный взгляд на него: 

— Так как тебе это нравится, я не буду настаивать. Теперь пришло время идти спать?

— Ко-конечно, — Ю СяоМо быстро снял обувь, смертельно боясь, что Лин Сяо вдруг передумает. Он заполз на кровать и тут же зарылся в угол с внутренней стороны кровати. Затем тайком вытащил уголок одеяла и завернулся в него.

Когда Лин Сяо лег, он увидел его в позе беспомощной черепахи с втянутой головой. Лин Сяо не смог удержаться от смеха. Подпирая голову одной рукой, он, насмехаясь, сказал: 

— Младший шиди, тебя так испугал этот облик? Неужели ты боишься, что я тебя съем?

— Нет, я считаю, что так отлично…, — просто у некоторых плохая адаптация, и только.

По ощущениям это действительно смахивало на то, как два врага, которые отказывались жить под одним небом, внезапно оказались в одной постели. Это чувство крайней неловкости. Кто бы мог подумать, что однажды они будут спать в одной кровати. Хотя он и Лин Сяо не были врагами, Ю СяоМо испытывал такие же чувства. Он опасался, что если немного расслабит руки и ноги, другая сторона в любой момент сделает что-то ужасное.

— Как скажешь! — Лин Сяо томно выплюнул эти два слова, перевернулся и заснул, не обращая никакого внимания на кокон с Ю СяоМо.

Ю СяоМо использовал лунный свет за окном, чтобы увидеть, что Лин Сяо закрыл глаза. Его спокойное и ровное дыхание говорило о том, что он уже заснул. Такая скорость вполне могла быть занесена в Книгу рекордов Гиннеса.

Подтянув одеяло к себе, Ю СяоМо почувствовал, что его слишком мало. Очевидно, он забыл об этом, когда наводил порядок утром. 

Поскольку изначально это была одноместная комната, одеяло определенно не могло быть большим. Кроме того, Лин Сяо выше и шире его, поэтому когда он накрылся, то натянул на себя половину. Плюс, так как он сжался в углу, его тело оказалось практически не накрыто одеялом, а между ними пролегло огромное пустое пространство. Вторгся холодный воздух, отчего он дрожал не переставая.

Ю СяоМо тер руки друг о друга. Похоже, он сможет стерпеть это только сегодня. Завтра надо найти выход. 

Вскоре его одолела сонливость. Ю СяоМо в конце концов не смог отогнать желание спать, закрыл глаза и заснул.

Как раз в этот момент Лин Сяо, который уже должен был спать, неожиданно открыл глаза. Он повернул голову в сторону свернувшегося калачиком Ю СяоМо. В глазах его проступила незаметная улыбка. По правде, для тела Лин Сяо морозный ночной воздух был сущим пустяком. Он даже мог спать во льдах и снегу. Причина, почему он так поступил, было желание посмотреть, сколько Ю СяоМо продержится, прежде чем придвинется к нему.

Не дождавшись этого, неожиданно для Лин Сяо, юноша, наоборот, заснул!

Разочарованно покачав головой, Лин Сяо взял одеяло и укутал его. Затем закрыл глаза и быстро погрузился в сон.

Лин Сяо предполагал, что сможет проспать до рассвета. Неожиданно в полночь он проснулся от того, что об него терлось теплое тело. 

Открыв глаза, он увидел, что Ю СяоМо, который должен был находиться на другой стороне кровати, прилип к нему как осьминог с восемью щупальцами. Он даже одеяло притащил за собой, хотя его тонкое тельце покрывал только уголок одеяла, а большая часть все еще оставалась в углу кровати.

Должно быть, почувствовав тепло, Ю СяоМо подсознательно переместился, чтобы прижаться к его источнику. Голова юноши покоилась на груди Лин Сяо и, вероятно, ему было слишком жестко, поэтому он шевелил губами, как будто немного жаловался. Но его руки и ноги крепко обхватили тело Лин Сяо, а сам он больше не дрожал от холода и, казалось, сон его стал еще глубже.

Прежде, чем Лин Сяо успел отреагировать, Ю СяоМо уже висел на нем. Каждый вдох наполнился его запахом.

Ю СяоМо не был из числа спокойно спящих людей. Повиснув на мужчине, он все продолжал ёрзать. И случайно потерся об определенную часть в нижней половине его тела, вызвав тем самым легкую реакцию. Выражение лица Лин Сяо слегка изменилось и он сразу же прижал это ерзающее тело. Ю СяоМо действительно перестал двигаться в поисках удобного положения. Надувшись, он провалился в глубокий сон. Поскольку кое-что принялось изменяться, тело Лин Сяо становилось все горячее и горячее. Ю СяоМо почувствовал возрастающее тепло и тем более не был склонен разжимать объятия.

Лин Сяо наклонил голову и заметил, что Ю СяоМо лежит на его груди. Его рот был слегка открыт и виднелись нижние зубы.

К счастью, у Лин Сяо была экстраординарная выдержка, иначе случилось бы кое-то неловкое. С силой подавляя реакцию, Лин Сяо больше был не в состоянии заснуть. С открытыми глазами он наблюдал за Ю СяоМо оставшуюся часть ночи.

На следующий день Ю СяоМо проснулся и обнаружил, что спит в объятиях Лин Сяо. Он в испуге вздрогнул и попытался подняться.

Это неожиданное движение потревожило Лин Сяо, который лежал с закрытыми глазами, но на самом деле не спал. Лин Сяо открыл глаза и со злобой уставился на Ю СяоМо. Обе руки, обнимающие его за талию, так и не разжались. Он грубым и глубоким голосом сказал: 

— Ю СяоМо, только попробуй еще пошевелиться хоть раз!

Ю СяоМо не посмел двинуться снова. Он дрожа сжался в его объятиях и, запинаясь проговорил: 

— По-почему я сплю здесь?

— А ты как считаешь? — Лин Сяо хриплым голосом выплюнул эти слова. Хотя голос был по-прежнему сексуальный, он вызывал мрачное чувство.

Ю СяоМо дрожал. Если бы он знал, то не стал бы спрашивать. Думая так, он неожиданно почувствовал, как что-то жесткое и твердое уперлось в его бедро. Когда юноша понял, что это за жесткая и твердая штука, все его лицо, включая уши и шею, стало красным как кровь...

Это-это-это действительно слишком ужасно!

Несмотря на то, что утренняя эрекция являлась нормальным физиологическим явлением для мужчин, он почувствовал, что его скальп онемел, когда подумал, что эта мужская штука упирается в его бедро.

Почему это произошло сразу после его пробуждения? Кто расскажет ему-у-у-у?



Комментарии: 4

  • Гм... это называется "за что боролся, на то и напоролся". Кто-то сознательно решил положить зайку к себе в постель и посмотреть что же будет, а теперь еще и недоволен) Вот не поверю, что ему бы там раскладушку или матрасик в аренду на четыре дня не дали... такому высокопоставленному товарищу...)))

  • И это первая ночь, что же будет дальше?)

  • Спасибо за перевод.

  • Вау, он лишил Лин Сяо сна! И что он теперь с ним за это сделает?.. ;)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *