Мужчина как будто был похож на встревоженного лебедя1, выдающийся и с гордой осанкой, преисполненный жизненной энергии он висел в воздухе в центре площади, подол его мантии вольготно и непринужденно развевался вместе с ветром. Такая благородная и величавая наружность, настолько удивительная, словно спокойный ветер2.Такой мужчина радовал сердце и взор. 

1 Образно о грации красавицы.
2 Дословно «удивительной настолько, что течка начинается». Описание поразительного блестящего таланта, который словно ветер плывет по небу.

Он только появился и сразу же вызвал громкие приветствия сюляньчжэ, толпящихся вокруг площади. Именно это и была тяжелая категория битвы. По сравнению с первоначальным незначительным балаганом, предстоящее сражение, несомненно, переместило настроения толпы к апогею. 

Этим мужчиной оказался именно Ло ШуХэ. Даже можно было сказать, что за последние несколько дней известность этого человека по сравнению с его отцом стала еще выше.

Хотя сейчас он имел только две звезды предела Син, из-за того, что у него был контракт судьбы со зверем девятой основы, этот человек в один присест взлетел до того же положения, что и Тан Фань, цянчжэ предела Хуан.

Если на этот раз он вступит в сражение, то школе ТяньСинь неизбежно придется отправить цянчжэ предела Хуан. И, судя по виду, у школы ТяньСинь, кажется, имелся только Тан Фань в качестве такового, поэтому все наперебой гадали, кого же школа ТяньСинь отправит на сцену в этой битве.

Услышав, что шепчущиеся голоса внизу на площади становятся все громче и громче, на лице Ло ШуХэ появилась слабая холодная улыбка, он окинул взглядом Тан Фаня в противоположном лагере и слегка провоцируеще сказал: 

— Глава школы Тан, в следующем третьем бою я вступлю в сражение. Не знаю, есть ли у Главы школы Тан интерес подняться и позволить мне посоветоваться немного?

Цвет лица Тан Фаня был все также ровен, как озерная гладь. Услышав эти слова, он лишь равнодушно произнес: 

— Молодой господин Ло, не слишком ли ты высоко себя ценишь, твоя Небесная птица ЛюЛэй только-только вступила на девятую основу. Твоего положения недостаточно, чтобы начинать битву с бэньчжанмэню3.

3 Бэньчжанмэнь — я, Глава школы. Местоимение Бэнь использовалось в Китае до 1912 года начальниками административных районов и учреждений. В официальных случаях они употребляли вместо местоимения 1-го лица название своего объекта, предваряя его местоимением 本.

Эти слова были сказаны с ни с чем не сравнимым легкомыслием, что тут же вызвало волнение в обступившей со всех сторон и смотрящей толпе людей.

Но такое не казалось удивительным, Тан Фань как-никак уже был знаменит в течение многих лет. Его высокая репутация по сравнению с только что стремительно поднявшейся новой звездой Ло ШуХэ была намного сильнее. И сказанные слова также не являлись преувеличением.

Хотя он и был оскорблен, Ло ШуХэ совсем не рассердился, наоборот, он еще и весьма воспитанно легко улыбнулся.

— Достоин я или нет, не у Главы школы Тан решающее слово. Сегодня я хотел бросить вызов совсем не тебе. Говоря об этом, гаоту4 Главы школы Тан, Линь Сяо, кажется, очень давно не появлялся. Я слышал, что он был заточен в тюрьму Главой школы Тан, не знаю, так ли это?

4 Вежливо «Ваш ученик».

Выражение лица Тан Фаня немного помрачнело, словно ему очень не нравилось, что другие люди упоминали Линь Сяо. Он холодно сказал: 

— Это дело не имеет никакого отношения к вашей школе ЦинЧэн.

Ло ШуХэ не принял во внимание его слова и продолжил говорить: 

— Я слышал, что Глава школы Тан заточил Линь Сяо в тюрьму из-за того, что его шиди допустил промах. Поэтому ты под предлогом, что Линь Сяо мог быть соучастником, захотел за счет этого дела устранить его, не так ли?

В глазах Тан Фаня сверкнули неясные морозные лучи: 

— Молодой господин Ло, где вы услышали эту небылицу?

Ло ШуХэ ответил: 

— Небылица это или нет, Главе школы Тан самому должно быть очень понятно. Однако я весьма сочувствую Линь Сяо-сюну5, подвергся ревности и подставе собственного шифу. Любимец Небес6, какая жалость!

5 Сюн — глубокоуважаемый (вежливое обращение к сверстнику).
6 Счастливчик.

Лицо Тан Фаня дрогнуло, взгляд, смотрящий на Ло ШуХэ, постепенно мрачнел и в этот самый момент мужчина крикнул: 

— Что за вздор!

Однако, независимо от того, правда ли то, что сказал Ло ШуХэ, людей, собравшихся на площади, его слова уже возбудили. Они рассуждали немногословно.

— Быть такого не может. Разве Линь Сяо не Дадицзы Тан Фаня?

— За последние годы он дал ему немало чести и его природные данные также превосходят остальных. Безусловно, он станет важнейшей помощью для школы ТяньСинь позже. У Тан Фаня же нет причин подставлять собственного Дадицзы?

— Ш-ш, да что вы знаете. Линь Сяо в школе ТяньСинь в самом деле называют превосходным наследником Главы школы. Чем выше у него сила, тем больше людей станет его поддерживать. Это также означает, что Тан Фань рано или поздно должен будет однажды уйти в отставку. Вы взгляните еще раз. Сейчас Тан Фань как раз в расцвете сил, как может случиться, чтобы он по доброй воле сложил полномочия?

— Кто не заботится о себе, того небо казнит и земля уничтожит7!

7 Образно «рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше».

— Похоже, Тан Фань не такой уж и хороший человек, он даже своему Дадицзы смог нанести удар.

— Я слышал, что Тан Фань, кажется, по причине того, что Линь Сяо вступил в сговор с демонами, взял его под стражу. Линь Сяо пребывал на территории ТяньТан в течение месяца и разве у него было чертово время, чтобы спеться с демонами, да?!

— Верно, я помню, что раньше первым человеком, обнаружившим, что Ло Шань являлся демоном, был Линь Сяо.

Общественное мнение постепенно склонялось на сторону Линь Сяо. Полным-полно людей смотрели на Тан Фаня взглядами, наполненными сарказмом. Даже некоторые ученики ТяньСинь и Старейшины тоже начали колебаться. На самом деле они уже давно были сбиты с толку, почему Глава школы запер Линь Сяо без всякой на то причины и повода. В душе тотчас появились подозрения против Тан Фаня. 

Один из старейшин подошел к Тан Фаню со сложным взглядом: 

— Глава школы, они сказали…

— Заткнись! — Тан Фань не стал дожидаться, пока он закончит речь, и с холодным выражением лица отругал: 

— Это не более, чем провокационный план Ло ШуХэ и вы в итоге тоже в него поверили. Вы что, верите всему, что говорят другие люди?!

Уши этого старейшины в тот же момент покраснели, когда его осудили, и он сразу же отступил назад. Действительно, эти сомнительные слова исходили из уст Ло ШуХэ, молодого господина школы ЦинЧэн. Конечно, он надеялся, что школа ТяньСинь затрещит по всем швам8.

8 Распалась на части.

Тан Фань вернул взгляд, сделал шаг вперед и окинул мрачным взором площадь. 

— Линь Сяо, сговорившийся с демонами, является скандалом бэньмэня9, который совершенно не имеет отношения к господам, присутствующим здесь. Тем более, это также не касается школы ЦинЧэн. Если у молодого господина Ло есть свободное время тревожиться о процветании10 и гибели грешного туди, то лучше побеспокойся о себе самом. Старший Старейшина, на этот раз я обременю вас просьбой взяться за дело.

9 Бэньмэнь — моя школа.
10 Образно в значении «судьба».

Последняя фраза была сказана немощному старику, стоявшему в группе людей за его спиной.

Волосы и борода старика были белыми, словно снег, очевидно, что ему уже очень много лет, но кожа его была подобна коже семнадцати-восемнадцатилетнего юноши, лоснящаяся и белоснежная, словно превратила старость во вторую юность11. Этот старец был тем самым Старшим Старейшиной Юань Мо, который в прошлом посодействовал Тан Фаню преемствовать место главы школы.

11 Омолодиться.

Юань Мо уже весьма длительное время не появлялся на глазах людей, поэтому очень многие забыли его внешность и имя. Но Старший Старейшина, которого с уважительным тоном просил Тан Фань, определенно не мог быть обычным старшим поколением.

Все последовали за взглядом Тан Фаня, перед глазами в самом деле смешалось и когда они собирались отреагировать, Юань Мо уже исчез с того места, где стоял, и мгновенно появился перед лицом Ло ШуХэ.

Казавшиеся мутными глаза Юань Мо уставились на ЛоШуХэ, старческий, но насыщенный превратностями судьбы12 голос выплюнул из его рта: 

12 Идиома «где было синее море, там ныне тутовые рощи».

— Молодое поколение устрашает13, Ло ЧэнъЮаню действительно повезло иметь такого сына. Лаофу также не будет с тобой больше вести пустую болтовню, покажи свой талант.

13 Образно «перед молодыми все пути открыты».

Совершенствование Юань Мо в конечном счете было достаточно высокое. Несколько сотен лет назад его совершенствование было на семи звездах предела Лин. Хотя порог от предела Лин до предела Хуан можно было действительно назвать очень тяжелым, но, как-никак уже несколько сотен лет прошло и никто не знал, достиг он прорыва или нет.

Среди толпы людей изумрудные глаза ШэЦю излучали сияние: 

— Этот старый хрыч также является цянчжэ предела Хуан, только лишь одной звезды. Если он начнет драться с небесной птицей ЛюЛэй, то, вероятно, будет ничья.

Ю СяоМо удивился: 

— Как ты узнал?

ШэЦю сказал: 

— Старикан, должно быть, уже сто лет как застрял на одной звезде предела Хуан. Небесная птица ЛюЛэй повысился до девятой основы. Его сила пока не очень стабильна. К тому же ранее еще и пострадал от тяжелых ранения. Но его крутое тело, впрочем, компенсирует этот недостаток. Поэтому, в итоге, возможна только ничья. Если не веришь, просто сам посмотри.

После того, как слова Юань Мо упали, Ло ШуХэ, также не церемонясь, немедленно призвал небесную птицу ЛюЛэй.

Человеческий облик небесной птицы ЛюЛэй был подобен красивому мужчине, его черты лица и тело были очень изящными. Тем не менее, между бровей у него располагался присущий яошоу свирепый дух. Поскольку он являлся яошоу атрибута грома, его боеспособность была несколько сильнее, чем у обычных яошоу. Вот почему, несмотря на то, что он только недавно повысился, как и сказал ШэЦю, с Юань Мо они могли сразиться почти вничью.

Однако битва между двумя цянчжэ предела Хуан явно не могла сравниться со сражениями обычных мастеров. Вздымая песок и двигая камни, гонимые ветром облака14 пришли в смятение. Ни с чем не сравнимая твердокаменная площадь в одно мгновение оказалась разбита одной за другой впалыми ямами от ударов.

14 Образно «обстановка».

Спрятавшись среди толпы, Ю СяоМо под защитой ШэЦю все еще мог ощущать волны сражения двух людей.

Когда другие сосредоточились на битве, Ю СяоМо достал камень ЧуаньИнь. К сожалению, блеском камень не светился, что указывало на то, что Лин Сяо не был на связи с ним. И он также не знал, как тот сейчас. В конце концов, его план оказался успешным или нет?

МаоЦю рядом с ним, казалось, почувствовала его мысли и сказала: 

— Хозяин, не беспокойтесь, господин очень безжалостный.

Ю СяоМо услышал фразу, которую как будто говорили, утешая его, и не знал, смеяться ему или плакать: 

— Ты еще не встречала его, как ты узнала, что он очень сильный?

МаоЦю молчала. Конечно, правитель-зверь изначально был безжалостным.

Ю СяоМо посчитал, что той нечего было сказать, поэтому также больше не говорил. 

Четыре часа спустя над площадью два переплетенных вместе силуэта, наконец, разделились. Исход сражения был точно таким, как сказал ШэЦю. Один человек, один зверь сразились вничью. Полученные раны не были ни легкими, ни тяжелыми, но если они продолжат сражаться, то только и может случиться, что пострадают обе стороны, в связи с этим они разделились.

Ло ШуХэ отозвал Небесную птицу ЛюЛэй, его лицо стало неприглядным. Хотя он ранее ожидал такого результата, кто бы мог подумать, что у школы ТяньСинь действительно был спрятан козырь. Таким образом выгодного положения у школы ЦинЧэн больше не было. Самое большее, они со школой ТяньСинь получили равную долю.

В лагере школы ЦинЧэн Ло ЧэнъЮань гордо стоял перед людьми. Выражение его лица всегда было непостижимым. Он окинул строгим взглядом сына, который уже вернулся в лагерь, и только тогда мужчина медленно вздохнул: 

— Тан Фань, на самом деле школа ТяньСинь уже давно обладает двумя цянчжэ предела Хуан. Ты намеренно не объявлял об этом именно потому, что ждал, когда я явлюсь без приглашения, верно?

Тан Фань на противоположной стороне вдруг обнажил еле заметную улыбку. В этот момент его голос медленно прокатился над всей площадью: 

— Кто сказал тебе, что у школы ТяньСинь только два цянчжэ предела Хуан?



Комментарии: 7

  • «удивительной настолько, что течка начинается». Орнул в голос

  • чаша весов заколебалась...но придёт Лин Сяо и отгребут они оба на орехи!не к добру там в толпе его Момоюшечка стоит,ой не к добру...Ло шу хе его то знает...как он упустит такой шанс задеть и его как друга Линсяо))

  • Спасибо вам огромное! Предвкушаю далее нечто эпичное)) жаль конечно, что автор не любит описывать бои) а ещё хочу прочитать о том, как явится ЛинСяо и увидит всего такого прелестного СяоМо в черных одеяниях~~~

  • Ох, какая интрига! Думаю, это будет либо Лин Сяо, лиьо брат Тан Фаня - коммендант тюрьмы.

  • Большое спасибо за новую главу!

  • И щас третий выйдет Лин Сяо?

  • Хах, хитрожопый старикан
    Спасибо за перевод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *