Вернувшись в Резиденцию СяоЯо, Ю СяоМо получил заботу и сочувствие от Цяо У Сина и нескольких других. Однако все очень сознательно не упоминали инцидент, что Тянь Синь любит его. В особенности после того как узнали силу Лин Сяо. Тянь Синь словно мышь, увидевшая кошку, начала прятаться от Ю СяоМо.

Говоря о тех, кто был менее всего удивлен, то, предположительно, это оказались именно Цяо У Син, Цзю Е и несколько человек. Об обновлении списка десяти божеств они уже давно знали.

Сплавив всех, Ю СяоМо вытащил тот нефритовый цзянь.

Он сразу же закрыл дверь.

Неизвестно, что за настроение было у Сюн Сяо. Возможно он полагал, что они не понимали положение Рода ЧиСюэ, поэтому дал информацию о главной ветви и членах двух боковых ветвей Рода ЧиСюэ. 

Ныне состоящий в должности главы Рода ЧиСюэ имел четырех сыновей. Четверо людей были очень жадными до власти и славы, все зарились на место главы рода. В подчинении каждый имел Бога Войны, который служил верой и правдой. В подчинении у Бога Войны, к тому же, имелось много военных отрядов. Юй ВэньНаня, который похитил Фэн ЧиЮня, звали Ю ТяньНань. Он являлся подчиненным третьего хозяина1.

1 Чжуцзы — так раб или слуга называет хозяина.

Сюн Сяо, следуя за Ю ТяньНанем, этой тыквенной лозой, дотронулся до третьего хозяина Рода ЧиСюэ. Но Фэн ЧиЮня, тем не менее, не имелось в его руках.

О действиях Ю ТяньНаня другие трое хозяев также знали. Они считали, что Фэн ЧиЮнь являлся единственной нитью, которая весьма вероятно могла найти Ю СяоМо. Таким образом четверо хозяев намеревались захватить Фэн ЧиЮня в свои руки. По этой причине они начали спорить.

В дальнейшем про это дело узнал старый глава Рода, и он сразу же забрал с собой Фэн ЧиЮня.

Но Сюн Сяо выяснил, что Фэн ЧиЮнь вовсе не был заперт в подземной тюрьме главной ветви. Он полагал, что если войти в подземную тюрьму Рода ЧиСюэ, то почти невозможно окажется выйти. 

Старый глава рода также не ограничил действия Фэн ЧиЮня, однако он позволил тому двигаться в главной ветви.

Опасаясь, что они не знали, где находится главная ветвь Рода ЧиСюэ, Сюн Сяо еще приложил карту.

В нефритовом цзяне Сюн Сяо еще упоминалось, что через несколько дней человек Рода ЧиСюэ будет направлен, чтобы принять участие в пиршестве дня рождения его младшего шиди. Что же касается, кто будет, то было непонятно. Но статус должен быть не низким.

То, что шицзюнь Сюн Сяо горячо любил младшего шиди, было известно. Являясь двумя наивысшей степени силами НаньЛу, каким бы ни был самонадеянным Род ЧиСюэ, он также должен был дать его шицзюню немного чести. Поэтому участник пиршества — либо сам старый глава рода, либо один из его четырех сыновей.

— Каково совершенствование у того старого главы рода? — спросил Ю СяоМо. Род ЧиСюэ был достоин большого известного рода, который продолжался с древних времен. Духовные богатства являлись такими обильными. Если хотите вломиться в главную ветвь спасти Фэн ЧиЮня, то степень трудности не была просто большой.

Лин Сяо просматривал содержимое нефритового цзяня и вспомнил:

— Передают, что на том же уровне, что и глава Союза Цан. Скажи, насколько высокое его совершенствование?

Глава Союза Цан являлся цянчжэ предела Шэн и уже давно получил известность. Если старый глава рода был такого же уровня, что и он, то совершенно точно являлся верхушкой цянчжэ континента ТунТянь. Если хотите спасти Фэн ЧиЮня из его рук, то, глядя на нынешнее положение, шансы на успех казались равны нулю.

Ю СяоМо обеспокоенно ходил взад и вперед:

— Согласно твоему нынешнему совершенствованию, должно быть, ты все-таки не являешься соперником для того старого главы рода. Таким образом нельзя идти напролом. Тогда как нужно спасать Фэн ЧиЮня?

— Руководствуясь текущим моментом, остается только полагаться на удачу, — сказал Лин Сяо.

— Удачу?

Мужчина передал ему нефритовый цзянь, который закончил смотреть:

— В данных Сюн Сяо говорится, что есть возможность, что старый глава рода самолично отправится принимать участие в пиршестве дня рождения. Если он покинет главную ветвь, то мы сразу же можем проникнуть туда и отыскать Фэн ЧиЮня.

Юноша подумал о чем-то. Уголки рта дернулись:

— Такая вещь как удача, ненадежна. Если отправленными людьми будут четыре сюнди, то разве мы не напрасно ждали?

Лин Сяо поднялся и похлопал по его плечу:

— Ты должен доверять своему нимбу на макушке.

Ю СяоМо:

— ...

Не нужно всегда говорить эту фразу, иначе у меня будет обманчивое ощущение, что ты больше похож на современного человека, чем я.

Он не понимал, что нимб, о котором сказал мужчина, на самом деле являлся участью, которую имеет каждый человек. Если судьба процветающая, то, делая любое дело, оно могло стать благополучным.

Судьба Ю СяоМо являлась самой процветающей среди всех людей, которых Лин Сяо встречал. Только лишь он сказал не «участь», а использовал «нимб» для описания, и не больше. Только поэтому это заставило юношу ошибочно иметь неправильное представление.

— А, кстати, твое нынешнее совершенствование насколько высокое?

Ю СяоМо помнил, что Лин Сяо ранее говорил, что его совершенствование на пике предела Шэнь. Однако уже прошло больше месяца. Если только он не прорвал барьер между пределом Шэнь и Шэн, иначе он также станет волноваться в путешествии по НаньЛу. 

Поскольку каким бы потрясающим ни был человек, он также не мог быть сильным в массовой драке.

— Это… — Мужчина повалился на кровать, голос стал томный.

Юноша взобрался на кровать и сверкающими и прозрачными глазами смотрел на него:

— Ну что?

Лин Сяо опустил ресницы. С точки зрения Ю СяоМо его глаза казались чрезвычайно глубокими, словно водоворот. Юноша уставился в его глаза. Внутри проявилась еле заметная улыбка. Слова, которые мужчина высказал, тем не менее, могли рассердить до смерти.

— Сядешь на меня, и я скажу тебе.

— …

Ю СяоМо, молча уставившись на него, смотрел долгое время. Взгляд с его лица переместился вниз на гладкий живот. Он немедленно2 сел сверху и еще с силой.

2 Несмотря на то, что в выражении 屁股 присутствует слово задница, эта фраза означает «быстро и устойчиво сесть».

Лин Сяо легко охнул. Когда юноша стал доволен собой, мужчина внезапно схватил его за воротник и потянул вниз. Губы двоих людей столкнулись вместе. Было больно так, что Ю СяоМо чуть слезы не выронил. Во рту он почувствовал привкус крови.

Как раз когда он собирался протестовать, рука мужчины крепко придавила его затылок и надежно заткнула его рот. Во рту начал разливаться вкус крови. В самом деле, кровь и молоко слились воедино3.

3 Отсылка к идиоме «смешиваться как вода с молоком». Образно о близких отношениях.

Другая рука Лин Сяо гладила туда-сюда по его чувствительному месту на талии. Спина, которая изначально была вытянута в струнку, в тот же момент обмякла. Вес всего тела давил на мужчину.

Обнаружив, что его рука вот-вот дотронется до запретного места, Ю СяоМо поспешно поймал руку, которая все время творила зло на его теле, и прикрыл смущение вспышкой гнева:

— Ты все-таки скажешь или нет?

Лин Сяо крутанул руку и через одежду отвратительно схватил его маленький чик-чирик4. Он был мягкий. Сжал, и тот сразу же медленно начал становиться твердым. Еще можно было почувствовать, что его температура также медленно пробуждалась.

4 Член.

Лицо юноши налилось кровью так, что стало задницей обезьяны.

— Сними штаны. Сделаем разок и я тебе скажу. — Отвратительно сказал со смехом Лин Сяо.

Ю СяоМо уже заметил, что его твердость уже пробудилась и как раз уперлась ему в задницу. Та твердость и температура ничуть не отличались от его. Что еще он мог, если стрела уже на тетиве5? Он вынужден был стрельнуть!

5 Образно «готовый к действию».

Лин Сяо лежал под ним и не желал двигаться. Юноше оставалось только самому сделать. Он, копошась, снял штаны. Верхняя часть по-прежнему была в полном порядке. Вещь между ног оказалась прикрыта верхней одеждой. Лишь были обнажены два белокожих бедра и круглая задница. Визуально это наоборот казалось еще более запретно и соблазнительно.

Ехать верхом, эта поза являлась немного постыдной. В особенности когда человек под ним как раз открытым взглядом уставился на его нижнюю половину тела.

Ю СяоМо снял штаны с мужчины. Возбужденная громадина немедленно выпрыгнула и почти ударила по его лицу и в конце концов испугала его. Юноша подрочил несколько раз, и после того как твердость стала предельно жесткой, перекинул одну ногу через него. Нацелившись, он готовился сесть, как Лин Сяо внезапно подхватил его задницу.

— М, ты не смажешь?

— Ничего, у меня редкий талант и природные способности

— …

Несмотря на то, что мужчина не в первый раз поперхнулся от его слов, на сей раз абсолютно точно казалось чрезвычайно серьезно. Возможно, его кожа лица6 была тонкой, скромной, а потом раз, и неожиданно стала толстой.

6 Стыдливость.

Когда он начал входить, то действительно стало немного больно. Нет смазки и не было прелюдий. То место оказалось сухим и шершавым. Однако, возможно, именно так, как он сам сказал, у него имелся талант и природные способности, поэтому очень скоро стал испытывать ощущения.

Закончив поршневое движение, Ю СяоМо лежал на Лин Сяо и переводил дух. Он впервые обнаружил, что ведущая сторона, оказывается, была такой изнуряющей деятельностью. Все тело уже не имело силы. Липкая нижняя половина тела все еще была соединена вместе с мужчиной.

— Сейчас ты доволен? — Бессильно раздался голос Ю СяоМо.

Лин Сяо удовлетворенно прищурил глаза:

— Если сделаем еще несколько раз, то я буду еще более доволен.

Юноша:

— Тогда тебе не стоит быть довольным.

Грудь Лин Сяо начала дрожать. От смеха.

Ю СяоМо перевернул тело. Это немедленно заставило самого себя спуститься с его тела. Большой чик-чирик, который, находясь в тесной связи, был скрыт внутри, также выскользнул. Лежа в стороне, он игнорировал мужчину.

Тот, наклонившись на бок, смотрел на юношу:

— Сейчас мое совершенствование — одна звезда предела Шэн. Причина того, что продвинулся не в городе ЧжунСинь в том, что движение из предела Шэнь до предела Шэн очень сильное. О моем совершенствовании сейчас еще нельзя позволять некоторым людям узнать. Поэтому нужно держать в секрете.

Ю СяоМо поднял голову. Хотя он не знал, почему нельзя позволять некоторым людям знать, вполне вероятно это имело отношение к тому времени десять тысяч лет назад, когда тот еще не покинул континент ТунТянь.

— Разницей между пределом Шэнь и пределом Шэн является огромной гранью. Поэтому, даже если люди Рода ЧиСюэ обнаружат, мы также сможем отступить целыми и невредимыми. Но ни в коем случае нельзя, чтобы они обнаружили личность. Старый глава Рода ЧиСюэ, должно быть, является цянчжэ на высокой звезде предела Шэн. Если не хочешь жить жизнью беженца, то, когда придет время, лучше всего снова замаскироваться. В особенности тебе. — Сказал Лин Сяо.

— В чем дело со мной?

Мужчина проговорил:

— Хотя иллюзионизм МяуЦю все-таки единственный и неповторимый, по причине его нынешней силы все же не пойдет. Если встретится цянчжэ предела Шэн, тот сразу же разгадает истинный облик.

— Тогда как требуется поступить?

Лин Сяо задумчиво произнес:

— Во-первых, поднять силу МяуЦю, однако в нынешнем положении не успеем. Остается лишь один способ. А именно отправиться в Дом ЮйШоу и выучить Способ ЮйШоу, который сможет превратить МяуЦю в маску наподобие человеческой кожи. Таким образом они, возможно, смогут разглядеть, что твое лицо замаскировано, однако абсолютно точно не увидят твой истинный облик.

Ю СяоМо немедленно сел, надел штаны и встал с кровати:

— Тогда что еще ждем? Я сейчас отправлюсь в Дом ЮйШоу.

Лин Сяо как раз хотел окликнуть его, как он сразу смылся из комнаты.



Комментарии: 4

  • ЛинСяо обломили с "ещё несколько раз",но чьёрт,кто его учил так целоваться?это же больше смахивает кто кому зубы выбьет))

  • Я сейчас одновременно перечитываю первые главы и выходящие, просто поражаюсь тому, как же Ю СяоМо вырос👏🏻(♡μ_μ)

    Спасибо большое переводчикам за возможность прочесть эту прекрасную новеллу!

  • Какой шустрый Ю СяоМо... Раз и убежал в зал ЮйШоу)))

  • Всё правильно- чего тянуть-то? Сказано-сделано. Да ещё подальше от аппетитов Лин Сяо!)) Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *