Автор использует сочетание «蓝颜祸水». Исходное сочетание «红颜祸水», что в переводе «роковая женщина». «红颜» — красное лицо, или образно, красавица. Автор изменила это сочетание на «蓝颜» — лазурное лицо, но подразумевается мужчина. В итоге все сочетание переводится как «роковой мужчина».

Город Янь имел всего четверо городских врат, четыре прохода, соответствующие четырем сторонам света. Все городские ворота были сооружены полностью из особого нефрита. Говорили, что они способны выдержать удар в полную силу цянчжэ предела Лин, вплоть до того, что даже ни единой царапины не останется.

Прежде был цянчжэ предела Лин, который специально атаковал городские ворота города Янь, чтобы проверить, были ли они такими крепкими, как гласила легенда. В дальнейшем он оказался арестован отрядом стражи города Янь, а что касалось городских ворот, то они, естественно, ни капельки не были повреждены.

Город Янь являлся символом севера, представляющим могущество некоторых сил этой стороны. Поэтому запрещено было другим людям свободно летать над городом. В случае обнаружения охранники, повсеместно патрулирующие, могли атаковать как захватчика. Доходило до того, что люди при отягчающих обстоятельствах могли быть навечно лишены права входить в город Янь.

Наказания были весьма жестокими, поскольку в прошлом имелись примеры. Это обстоятельство города Янь, в основном, было всем понятным без слов правилом. Оно не распространялось намеренно, но, намереваясь войти в город Янь, необходимо было знать про этот пункт.

Ю СяоМо и Лин Сяо, вступая в село, следовали его обычаям1. Держась людского потока, они вышли на большую дорогу. 

1 Уважать обычаи тех мест, где приходится бывать.

Но несмотря на то, что город Янь, казалось, находился очень близко, в действительности из-за того, что город был слишком большим, расстояние до него оказалось далеким. На первый взгляд также казалось, что город Янь находился близко.

Приблизительно через четыре часа ходьбы ноги Ю СяоМо начали болеть. 

Он поднял голову и бросил взгляд на город Янь, до которого, как ясно казалось, было очень близко, и в бессилии опустил плечи.

Юноша все еще полагал, что город Янь находился почти в шаге. В итоге за четыре часа они прошли только половину расстояния. Другими словами, им потребуется идти дальше еще столько же, чтобы суметь достичь внешней стороны городских ворот города Янь.

Лин Сяо, шедший впереди, заметил, что Ю СяоМо отстал. Он оглянулся назад и увидев, что тот остановился, невольно спросил: 

— Что случилось?

Ю СяоМо пригнулся и сказал со страдальческим выражением лица: 

— У меня болит нога. — Он мог чувствовать, как на двух пальцах ноги из-за трения образовался маленький волдырь. Ступать по земле было так больно, что юноша вообще не хотел идти.

Лин Сяо подошел к нему и, рассмеявшись, сказал:

— Изнеженный.

Ю СяоМо пристально посмотрел на Лин Сяо. Да ладно тебе! Он был домоседом в прошлой жизни и, в основном, если мог не покидать комнату, то не покидал ее. В этой жизни юноша оказался слабым даньши. Весь год, если он не изготавливал пилюли, то совершенствовался. Откуда у него будет свободное время практиковаться и закалять тело? Ю СяоМо считал, что раз уж смог пешком пройти четыре часа, это уже можно считать хорошим.

Лин Сяо не болело и не чесалось от его пристального взгляда. Посмеявшись, он сказал: 

— Я дам тебе два варианта. Первый — несу на руках, второй — несу тебя на спине. Выбери один.

Ю СяоМо сначала хотел сказать, какая разница между двумя вариантами, но после тщательного размышления в них, все же, действительно, оказались отличия. Его, взрослого мужчину, несут на руках. Почему, даже думая об этом, он чувствовал чрезвычайную обиду. Размышляя также об этом, юноша сразу же выбрал последнее.

В действительности юноша не знал, что независимо от того, какой вариант выберет, он всегда будет очень никчемным. 

Пройдя только четыре часа, его ноги уже заныли. Он был еще более изнеженным, чем женщина.

Вследствие этого на дороге, ведущей к южным воротам, появился незаурядный мужчина с красивой внешностью как у божества, который нес на спине тощего юношу. Эта сцена привлекла пускающих слюну на мужскую красоту женщин, заставив бесконечно ревновать перед его благородным духом.

Такой мужчина, у которого красота выходит за рамки обыденности. Они не успели «позаботиться о нем», да и как можно было позволять ему «служить»? А этот юноша в результате не дорожил им и, в свою очередь, выбился из сил. К удивлению, он еще посмел заставить мужчину нести себя на спине. Действительно, если это можно терпеть, то что же тогда нетерпимо?!2

2 Образно «с этим нельзя мириться».

Чем больше мелкие людишки думали, тем больше чувствовали, как гнев непрерывно вырывается наружу. Один за другим они в возмущении уставились на Ю СяоМо, который был на спине мужчины.

Юноша совсем не понимал, что он уже бесил всех. Только он закрыл глаза для отдыха, как вдруг почувствовал, словно кто-то смотрит на него. Голова, которая зарылась в шею Лин Сяо, поднялась. Он, вмиг окинув взглядом, уловил взоры, которые клеветники не успели вернуть обратно, и невольно ощутил недоумение.

Однако, когда юноша обнаружил, что их взгляды беспрестанно задерживались в направление лица Лин Сяо, то, почувствовав, словно нашел ответ, Ю СяоМо невольно тайком подумал, что, действительно, «Лазурное лицо — губительная вода»! 

Лин Сяо потратил меньше двух часов на половину пути. Следуя за потоком людей, они, наконец, достигли внешней стороны южных ворот.

Гигантские южные ворота казались целиком бордового цвета, в высоту около пятидесяти метров, в длину около шестидесяти метров. Они попросту оказались небывало огромны. 

Но для удобства внизу южных ворот были три двери поменьше. В данное время перед тремя небольшими дверями как раз выстроились в ряд люди, прибывшие со всего мира. Были торговцы, сюляньчжэ, даньши и даже местные жители города Янь — все эти люди необычайно осознанно и не по ранжиру выстроились в шеренгу. Вопреки ожиданиям, не появлялось признаков попыток пройти без очереди.

Лин Сяо произвольно бросил взгляд и подошел к небольшой двери с самой короткой очередью и встал в нее.

Хоть она и была самой короткой, впереди, фактически, уже стояло более двухсот человек. К счастью, эффективность охраны, что несла караул на городской стене, была совсем не низкой, и менее чем за пятнадцать минут двадцать-тридцать человек из их очереди уже прошли.

Заметив, что в их сторону немало смотрели странными взглядами, Ю СяоМо сказал Лин Сяо:

— Моим ногам намного лучше. Будет неплохо, если ты меня опустишь.

Лин Сяо наклонил голову вбок и сказал:

— Действительно лучше? 

Ю СяоМо кивнул головой: 

— Действительно. — Закончив говорить, он еще подвигал ногой, чтобы тот посмотрел.

Увидев, что юноша говорит настолько уверенно, Лин Сяо сразу же опустил его на землю. 

Фактически еще имелось немного ноющей боли, когда он, ступив ногой, соприкоснулся с землей, но это оказалось в терпимых пределах. Ю СяоМо глубоко задумался. После того, как все стабилизируется, он обязательно будет тренировать тело.

Время на удаление очереди было однообразным, но благодаря лицу Лин Сяо, даже если бы они и захотели поскучать, это оказалось бы невозможным. Не прошло и четверти часа после того, как Ю СяоМо поставили на землю, как к ним неожиданно подошел стражник, одетый в темно-красные доспехи. Точнее говоря, на самом деле он подошел к Лин Сяо.

Стражник, сложив руки в знак приветствия, сказал мужчине: 

— Молодой господин, моя госпожа как раз хочет войти в город и подумала пригласить вас двоих въехать вместе с ней. Не знаю, могут ли двое молодых господ оказать честь?

Эти слова были сказаны действительно вежливо, но люди, у кого имелась глаза и уши, понимали, что этой госпоже, о которой он говорил, очевидно приглянулся внешний вид Лин Сяо, иначе почему она пригласила мужчину, когда за городскими воротами было столько много людей? Даже Ю СяоМо подозревал, что, фактически, был лишь дополнительным предметом, и только.

Лин Сяо повернулся посмотреть на первые малые двери, перед которыми выстроилось очень много людей, очередь была даже длиннее, чем тут у них. Но статус госпожи, о которой говорил стражник, вероятно, оказался довольно специфичным, поэтому она имела право в любое время войти и выйти из города Янь. 

Та госпожа в это время сидела в искусной и роскошной лошадиной повозке белого цвета. Смутно можно было разглядеть, что окно лошадиной повозки было под углом открыто. Как будто пара оживленных глаз смотрела в их сторону. Вероятно, это и была именно та госпожа, о которой говорил охранник.

Лин Сяо посмотрел на Ю СяоМо, словно спрашивал его. Последний надул щеки. Не зная, о чем тот думает, мужчина, невольно засмеявшись, сказал: 

— Сяо МоМо, что думаешь?

Ю СяоМо повращал глазами разок. Изначально он бы предпочел очередь и отказаться пойти, но бросив взгляд на все еще имеющуюся очередь в почти сотню людей, — если они будут еще ждать, то солнце сядет, поэтому он тут же кивнул головой в знак согласия. Так или иначе, другая сторона добровольно преподнесла удобный путь, не захватит это только сукин сын3!4

3 Дословно «черепашье яйцо».
4 Проще говоря «если не воспользуешься этим удобным случаем, то ты дурачок».

Лин Сяо повернул голову к стражнику и сказал: 

— Тогда, побеспокоим вас.

Охранник, заметив, что тот неожиданно спросил мнение человека рядом, невольно онемел. Услышав его слова, он поспешно ответил, что не побеспокоят, а потом повел их за собой.

Первоначально, получив симпатию другого человека, полагается прийти и выразить признательность напрямую владельцу, но Лин Сяо и Ю СяоМо не были нормальными людьми. Один в обычное время вообще не играл по логике вещей, другой из-за немного мелких желаний капризничал. В конце концов двое людей отклонили предложение стражника и лишь попросили его сказать спасибо его госпоже вместо них.

Отказавшись и не дождавшись слов стражника, они вдвоем пошли назад.

У стражника не было выхода и ему оставалось только вернуться и доложить об исполнении приказания.

Через некоторое время кортеж начал въезжать в город. Несмотря на то, что Ю СяоМо не услышал полный диалог между стражником и той госпожой, он смог неясно расслышать очаровательный и нежный, громко порицающий голос и понять, что та женщина нацелилась на Лин Сяо.

Но после того, как они безопасно вступили в город, Ю СяоМо попросил стражника, стоявшего позади него, передать весточку их госпоже, а потом сразу же ушел, прежде чем та госпожа подошла.

Перед его лицом намеревалась флиртовать с Лин Сяо? Невозможно!

Ю СяоМо, гордясь собой, потянул Лин Сяо прочь и очень скоро не стало видно кортежа той госпожи.

Обратив внимание на его проделки, Лин Сяо чуть было живот не надорвал от смеха. Эта ревность действительно была сильной. Хотя он точно знал, что Ю СяоМо в сердце был привязан к нему, кто бы мог подумать, что явится настолько неожиданный сюрприз.

Ю СяоМо не заметил его мелкие мысли. Только-только пройдя несколько шагов, он тотчас остановился и неожиданно повернул голову назад.

Лин Сяо сразу же ужал чересчур улыбающееся выражение на своем лице и, прикинувшись безвинным, спросил: 

— Что случилось?

Ю СяоМо сказал:

— Я тут подумал и все же считаю… что лучше прикрыть твое лицо. — Сегодня притянулся один. Не исключена возможность, что через несколько дней станет еще больше людей, которых привлечет этот облик Лин Сяо. Он, конечно же, не хотел целыми днями встречать во всеоружии тех компаньонов.

Услышав, что он использовал слово «прикрыть», Лин Сяо погладил подбородок: 

— Хорошо. У меня нет возражений.

Ю СяоМо недовольно посмотрел на него. Возражения также были бы отклонены.

Затем два человека начали искать лавку, где продавали маски. Из-за того, что они впервые прибыли сюда и не знали, где они продаются, двое бродили около часа и только тогда нашли лавку, в которой продавались различного рода искусные маски. 

Эта лавка называлась Зал ФэйЦуй5. Занимаемая ею площадь оказалась значительного размера. Одна торговая часть лавки была как две лавки города ХэПин. Внешняя отделка также оказалась довольно роскошной, притом не особенно вульгарной.

5 ФэйЦуй — жадеит.

Этот Зал, вероятно, был довольно известным в этих местах. В дверном проеме стоял сплошной поток посетителей, большинство из которых оказались женщинами.



Комментарии: 5

  • Большое спасибо за перевод!

  • Хахаха:) Мне кажется, тебе надо прикрыть лицо... И лучше паранджой:)))

  • Ревновашки, а Лин Сяо проказник, еще посмеивается, ахах.

    Спасибо! 💓

  • Какие сложности! Не проще ли просто было попросить вернуть лицо Линь Сяо?!) Вроде бы оно не было так уж плохо))) или на время пребывания в городе изменить облик?))) ...и лучше им обоим=) Вместо этого они судя по всему пришли в замечательное место, полное дам...) Прекрасно...) Как убегать-то оттуда будут?!=)
    Спасибо Вам огромное за перевод! Вы замечательные!

  • Толпа женщин? Ой в жопе вы, ребята 😂
    Спасибо за перевод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *