Полдень. Томное солнце светило из окна. В комнате было так ярко, что резало глаза.

Лин Сяо гнездился у кровати. Казалось, что он был заражен солнечным светом. Клетки всего его тела распространяли сонное ленивое чувство. Услышав его слова, только тогда он с трудом открыл веки.

— Ты сказал, что владельцем нефритового цзяня является человечишка по имени Дань Цин, который смог изготовить пеструю пилюлю шестого класса?

Ю СяоМо утвердительно кивнул головой:

— Не может быть ошибки. Я в Стене ШиГуан увидел, что тем даньши, о котором рассказывалось в пути изготовления пилюль, был именно он. Он также является даньши двенадцатого ранга. Его совершенствование, кажется, было на шестом порядке.

Лин Сяо локтем опирался на кровать:

— Неудивительно, что запрет, который он наложил, чрезвычайно сильный. Оказывается, это был древнейший даньши. С этой точки зрения существование нефритового цзяня, должно быть, уже превышает бесконечное множество лет. К тому же… Жена!

Мужчина неожиданно окликнул его.

Юноша передал ему озадаченный вопросительный знак.

Лин Сяо сел на кровать. Глаза неподвижно уставились на него:

— Жена, тебе неслыханно повезло!

— Что это значит?

Тот, хохоча, сказал:

— Ты знаешь, что символизирует слово «древнейший»?

Ю СяоМо, хмуря брови, размышлял. Умозаключение, которое в итоге он извлек: каким образом он знает?!

У Лин Сяо также не имелось надежды, что он действительно ответит. Мужчина лениво упал обратно на кровать:

— В прошлом я говорил тебе, что очень много древнейших вещей, что передавались из уст в уста до настоящего времени, почти уже были забыты. Такие, как методики тренировок и техники, все эти вещи…

— Что-то не то, — юноша прервал его слова:

— Разве методик тренировок и техник континента ТунТянь не чрезвычайно много?

— То сделано руками потомков. Методики тренировок и техники, которые действительно относились к древнейшим, почти все исчезли в долгом длинном потоке времени. Рецепты пилюль и целебные травы, которые для даньши более важны, — их положение еще серьезнее. В основополагающих древних книгах уже сообщалось о положении целебных трав в глубокой древности. Легенды говорят, что тогда целебные травы имелись почти повсюду. Даньши вообще не требовалось везде бегать, чтобы суметь получить целебную траву, которую они желали. Цены также не казались такими чересчур высокими, как хотят сейчас.

Ю СяоМо вытер слюну:

— Действительно здорово. Почему я не перешел в глубокую древность.

Только он закончил говорить, как температура в комнате резко упала на сто градусов.

Юношу ударило в холодную дрожь. Он поднял голову и увидел, что Лин Сяо угрожающе сощурил глаза и с пронизывающим до костей холодом уставился на него. Он понял, что оговорился, и, поспешно неестественно улыбнувшись, добавил к сказанному:

— Я не хочу глубокую древность без тебя.

Мужчина фыркнул:

— Несмотря на то, что рецепты пилюль глубокой древности не имелись повсюду, в отличие от целебных трав, количество абсолютно точно было в сто тысяч раз больше, чем дошло до нынешнего времени. Дань Цин, о котором ты говоришь, в самом деле являлся древнейшим даньши. Подавляющее большинство рецептов пилюль в нефритовом цзяне определенно уже оказались утрачены.

Ю СяоМо достал нефритовый цзянь. Угождая, он приблизился к Лин Сяо:

— Внутри есть еще полным-полно слов, которых я не знаю. Помоги мне перевести.

Мужчина, не то улыбаясь, не то нет, смотрел на него.

Кожа на голове Ю СяоМо онемела. У него было нехорошее предчувствие.

Лин Сяо неожиданно взял нефритовый цзянь:

— Помочь тебе перевести не проблема, но ты, кажется, уже очень давно не давал мне чудотворных пилюль…

Юноша втянул уголки рта. Очевидно, что позавчера давал.

В тот день, после того как они вернулись с Ярмарки ЧжунТин, Лин Сяо заметил, что он сразу из кармана вытащил около десяти чудотворных пилюль, и поэтому конфисковал чудотворные пилюли, которые тот оставил. У него сейчас и пилюли не имелось. Кроме того, только два дня прошло.

— День не поел, а словно три осени прошло. Я уже прождал два года, — Лин Сяо словно знал, о чем тот думал, и обнажил в его направлении сверкающую улыбку.

— Ладно. Я снова изготовлю несколько чудотворных пилюль и дам тебе.

— Несколько штук и хочешь выставить меня?

— Десять с небольшим штук?

— Далее добавь ноль.

— …Иди и награбь1.

1 В значении «а больше ты ничего не хочешь?».

В конце концов Ю СяоМо согласился дать ему пеструю пилюлю, когда изготовит первую. Только тогда Лин Сяо прекратил «скандалить» и помог ему перевести рецепты пилюль и записать их на другой нефритовый цзянь.

Юноша подробно пересчитал и обнаружил, что внутри чрезвычайно полные рецепты пилюль с первого класса по двенадцатый. В большинстве случаев имелись рецепты пилюль, о которых не слышал. Попросту всякая всячина. Кроме этого, он еще заметил рецепты пилюль, которые заставили его приятно удивиться. Среди них была Пилюля ЛуньХуэй, Пестрая пилюля шестого класса, в которой нуждался второй шисюн Вэй Бай.

Он сейчас в общем и целом понял, почему сила Союза Цан, к удивлению, так долго не могла найти рецепт Пилюли ЛуньХуэй. Оказывается, Пилюля ЛуньХуэй являлась древнейшим рецептом пилюли.

— Лин Сяо, нужно ли нам сейчас сообщить Фу ЦанЦюну о том, что рецепт Пилюли ЛуньХуэй уже нашли? — сказал Ю СяоМо взволнованно.

— Сейчас еще нельзя, — произнес мужчина.

— Почему? — спросил юноша, будучи в недоумении.

Лин Сяо обнаружил, что маленький возлюбленный перед ним почти не желает шевелить извилинами. Каждый раз имеет вопрос. Раскроет рот и сразу — «почему». Все больше и больше имелась зависимость от его стремлений. Однако это было хорошим делом.

— Ты этот рецепт пилюли откуда взял?

Ю СяоМо раскрыл рот и собирался ответить. Внезапно он сделал паузу. Он понял. Так прямо вынуть — Фу ЦанЦюн определенно почувствует странность. Поэтому далее требуется найти повод.

— Тогда подождем, когда я найду полностью целебные травы, необходимые для Пилюли ЛуньХуэй, и после сообщим ему, как насчет этого?

Лин Сяо сказал:

— То, что Фу ЦанЦюну действительно нужно, это рецепт пилюли. Говоря о целебных травах, то согласно его способностям, должно быть, он уже давно собрал.

— Да ладно? Тогда почему ему все еще нужно, чтобы я помог ему искать целебные травы? — у юноши имелось чувство, что он оказался обманут.

— Болван, ты сможешь гарантировать, что сумеешь успешно создать Пилюлю ЛуньХуэй с одного комплекта целебных трав?

— …Не могу.

На следующий день Ю СяоМо искал кого-то, кто позовет вниз Цяо У Сина. Цзю Е как раз находился в Зале МинСян, так как только юаньшэны семидесятого этажа и выше могли входить и выходить.

После того как Цяо У Син спустился, юноша сообщил ему о своем решении. Он хотел бросить вызов особым правилам. Цяо У Син попросил его сделать психологическую подготовку и сказал, что во второй половине дня сможет устроить. После он сразу же ушел сообщить своему шифу.

Юноша все же полагал, что завтра или послезавтра, и не ожидал, что так быстро.

Услышав его бормотание, Лин Сяо высмеял:

— В глазах тех двух стариков, они, должно быть, разглядели, что твое совершенствование является пиком среднего порядка десятого ранга. Другими словами, не хватает только одного шага до ворот2, чтобы суметь повыситься до высокого порядка. Далее, смотря на твою скорость продвижения, точно не скажешь, что завтра сможешь прорваться.

2 Образно «последний рывок».

— Таким образом, не смогут проверить, есть ли у меня духовная вода?

— Да. Если бы у тебя было совершенствование высокого порядка, то не требовалось бы снова использовать духовную воду, чтобы повысить сорт чудотворной пилюли. К тому же они не могут изготовить пеструю пилюлю первого класса, чтобы притеснять тебя, поэтому остается только воспользоваться твоим совершенствованием, пока оно еще на среднем порядке, чтобы протянуть руку.

— Вау, как коварно.

Эффективность работы Цяо У Сина оказалась в самом деле быстрой. Возможно, объяснялось тем, что его шифу был нетерпеливым. Выйдя, не прошло и часа, как он вернулся. Он сообщил, что время в час дня. Благодаря наличию специального места состязания во второй половине дня он заранее придет встретить его.

Ю СяоМо с готовностью согласился. Час дня, такое спешное время. Даже если он захочет, сберегая каждую секунду, принять чудотворную пилюлю, чтобы прорвать совершенствование, — уже невозможно.

В полдень, в половину первого, Цяо У Син в установленное время спустился. Вместе с ним еще были Тянь Синь и двое других.

Наверное, услышали, что он хотел бросил вызов специальным правилам, поэтому один за другим прибежали поддержать компанию. Резиденция СяоЯо также не регламентировала, что нельзя, чтобы кто-то наблюдал со стороны.

Юноша просто попросил Лин Сяо также пойти вместе с ним.

— Ю СяоХа, не думала, что ты действительно отчаянный. Неожиданно, осмелился бросить вызов специальным правилам, — Тянь Синь как и прежде была беззаботной:

— Насколько мне известно, с основания Цзюйвуба и до сегодняшнего дня людей, кто прошел вызов, не превышает сотни. К тому же тех, кто с первого раза прошел вызов, не больше десяти.

— Не превышает и десяти, то есть несколько человек добились успеха. В таком случае, у меня все же есть шанс, — сказал Ю СяоМо, не придавая значения.

— Не считай, что если ты по сравнению с У Син-гэгэ сильнее, сможешь. Тебе разве непонятно, что те, кто прошли вызов, все без исключения являются людьми, у которых совершенствование выше, чем у тебя, — Тянь Синь намеренно нанесла ему удар.

— Тогда поживем — увидим. 

— Я подожду, когда ты оконфузишься.

Место вызовов специального правила было в месте сбора вызовов на семидесятом этаже Цзюйвуба. Когда они прибыли, в месте собраний вызовов уже оказались люди.

Только они вошли, Ю СяоМо сразу же ощутил как бесчисленное количество взглядов упало на него. Всматривающиеся, изучающие, любопытные и так далее. Каждый являлся незнакомым лицом, которое он ни разу не встречал. Однако он тем не менее смог почувствовать, что их сила была очень дерзкой.

— Они являются цянчжэ семидесятого этажа и выше. У каждого есть собственные тайные источники информации. Они услышали, что кто-то захотел бросить вызов специальному правилу. Заинтересованные люди пришли, — Цяо У Син разъяснил ему рядом с ухом.

У юноши крутилось в горле. Неудивительно, что сила такая высокая. Оказывается, сверху спустились. Достойно Резиденции СяоЯо. В самом деле крадущийся тигр, затаившийся дракон3!

3 Образно «скрытый талант».

Время еще не дошло до часу, тот даоши также пока не пришел.

Цзю Е и несколько человек уже прибыли. Даже Ань Цяо, которого Ю СяоМо очень долго не видел, также присутствовал. Разница была в том, что Ань Цяо, увидев его, больше не показывал ненавистный взгляд. Лишь спокойно бросил взгляд в их сторону и опустил голову.

Тянь Синь заметила его взгляд и, недобро улыбаясь, сказала:

— Ты же еще не знаешь. Шифу Ань Цяо вернулся. Его шифу разумный человек. Услышав, что Ань Цяо снова, следуя своему капризу, положил начало вражде с другими, сразу же вразумил его. Сейчас он, довольствуясь своей участью, словно щенок.

— Тянь Синь, осторожнее. Он услышит и опять захочет с тобой вспылить, — Цяо У Син обернулся, чтобы упрекнуть.

Тянь Синь высунула язык:

— Знаю!

После того как Ю СяоМо занял место, собравшиеся на нем всматривающиеся взгляды еще не пропали. Кто-то даже шепотом начал разговаривать.

Через несколько минут, наконец, пришли тот даоши и рефери.



Комментарии: 1

  • Спасибо за новую главу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *