Несколько конных отрядов промчались по дороге со свистом, принеся с собой облако желтой пыли. Будто мчавшиеся с силой десяти тысяч лошадей, они, наконец, остановились в нескольких сотнях метров от города ХуньЦзи. Громадные гигантские стены взмывали в облака, от чего множество людей казалось на их фоне чрезвычайно крохотным.

Ю СяоМо ощущал, что ему очень не повезло. С большим трудом он спустился из экипажа и только собрался проветриться, как вдруг перед ним пронеслась группа всадников, от копыт которых поднялась желтая пыль, устремившаяся на все его лицо и даже в рот.

— А, тьфу…

Ю СяоМо чуть понуро шевельнул нижней губой, выплюнув полный рот грязной желтой слюны. Совсем не повезло.

Эти конники в самом деле не думали о других. Здесь, за пределами города ХуньЦзи, каждый день люди, ожидающие в очереди, чтобы войти, не знали, как много было еще. Их действия были такими грубыми, что не на него одного повлияло это. Немало людей выглядели как он, с пылью по всему лицу. Вот только его удивляло то, что они, обнажив на лице возмущение, не решались поднять голос1.

1 Молча возмущаться.

Только он озадачился этим, как кто-то дал ему ответ.

— Паренек, это ты только что сплюнул?

Высокий и худой мужчина верхом на рослой лошади вдруг повернул ее и подъехал к Ю СяоМо. Он с мрачным выражением лица глядел сверху вниз на вытиравшего рот юношу, словно смотрел на медведку или муравья2.

2 Ничтожество, слабый, бессильный человек.

Ю СяоМо обалдел. Что происходит? Неужели ему нельзя сплюнуть после того, как получил полный рот пыли?

Но было ясно, что ему на самом деле было затруднительно услышать, как он плевался под шум лошадиных копыт.

Как раз подумав об этом, он заметил, что на лицах глазевших людей появились сочувствие и жалость. Но абсолютно никто не пришел к нему на помощь. Да еще и несколько человек, скрестив руки на груди, посмеиваясь, наблюдали за происходящим.

Ю СяоМо подумал и спросил: 

— Позволь спросить, что тебе нужно?

Высокий худощавый мужчина растянул рот в улыбке и сказал со смехом: 

— Дружок. Заметно, что у тебя еще имеется немного смелости. Но перед великим мной наличие смелости бесполезно, истина только в кулаках.

Смелость? Ю СяоМо считал, что ему больше всего недоставало как раз смелости.

Но долгое время не услышав от него ничего по теме разговора разговора, Ю СяоМо начал немного терять терпение. Его тело и так полдня трясло и сейчас он ощущал себя несколько некомфортно. Поэтому Ю СяоМо спросил: 

— Дагэ3, что ты хочешь?

3 Дагэ — старший брат (вежливое обращение к человеку примерно того же возраста, что и говорящий); Главарь банды; Вы (в дружеском разговоре) или братан.

Разглядев нетерпение на его лице, высокий худощавый мужчина посуровел, он протянул руку назад и, нащупав, немедленно достал дадао4 серповидной формы. Он замахнулся им прямо на застывшего Ю СяоМо, режущим движением вниз, одновременно говоря: 

4 Дадао — пехотный меч, берёт своё начало от боевых действий при Сифэнкоу.

— Паренек. По-моему, ты впервые в городе ХуньЦзи. Сейчас я научу тебя одному правилу. Не следует тебе здесь слишком хорохориться. В глазах великого меня ты даже не муравей!

Ю СяоМо совершенно не мог понять, почему этот человек в процессе беседы вдруг начал действовать. Не было похоже, чтобы он произнес что-то чрезмерное.

Но у этого ваньдао5 не было никаких шансов опуститься на тело Ю СяоМо. За его спиной длинная рука, похожая на белый нефрит, протянулась из-за занавески экипажа и легко поймала остроконечный ваньдао. Как бы ни старался высокий худощавый человек, клинок так и не смог опуститься ни на йоту.

5 Ваньдао — ятаган. 

Лицо высокого и худого мужчины внезапно поменялось. Зловещий блеск промелькнул в его глазах и он свирепо закричал: 

— Кто посмел противостоять моей банде ЛанъЯ6? Жить надоело? Покажись, если осмелишься!

6 ЛанъЯ — волчьи зубы (клыки).

— Паренек. Я тоже научу тебя одному правилу. Перед уважаемым мной даже не пытайся притронуться к моему человеку.

В момент, когда занавески экипажа всколыхнулись на ветру, изнутри раздался теплый голос. Мужской голос был разомлевшим, таящим в себе немного магнетизма и томности. Он был размеренный, действительно приятный на слух. Но говорил он эти слова с обильным презрением, бренча на натянутых нервах высокого худощавого человека.

Тут же вслед за этим из-за занавеса экипажа сначала ступила пара серебристо-белых парчовых сапог, а после медленно показался высокий благородный мужчина. Белоснежный мягкий пао, украшенный золотой шелковой нитью, развевался на ветру. Брови вразлет и сверкающие глаза. Элегантный и стильный. Только появившись, он завоевал всеобщее внимание.

Уголки рта мужчины удерживали слегка нежную улыбку, будто он повстречал друга, а не сдавил одной рукой ваньдао высокого худощавого мужчины.

Увидев появление Лин Сяо, Ю СяоМо сразу, дрожа, поднялся и спрятался за него.

Оглянувшись, чтобы бросить взгляд на ваньдао, находившегося в шаге от него, он снова задрожал. Действительно повезло. Если бы Лин Сяо не приложил руку, сейчас он был бы уже разрезан на две части противоположной стороной.

У него было чрезвычайное чувство опасности. Этот мир был слишком ужасным. Таким безумным образом убивать людей по поводу и без. Он желал вернуться на Землю!

Не дождавшись, пока высокий худощавый человек заговорит, Лин Сяо просто согнул палец и щелкнул по ваньдао.

Сила его щелчка была невелика, но высокий худощавый мужчина не смог удержать ее. Более того, он был верхом на коне. Получив удар такой силы, человек тотчас опрокинулся с лошади, тяжело упав на землю и подняв облако желтой пыли.

— Кхэ-кхэ… — Высокий худощавый мужчина яростно закашлял и с трудом поднялся на ноги. Он чувствовал, что у него сломаны ребра. Когда он снова посмотрел на Лин Сяо, его глаза отражали намек на страх и непримиримую жестокость: 

— Если у тебя есть мужество, оставайся тут и не сбегай. Банда ЛанъЯ определенно не отпустит вас.

Лин Сяо поднял глаза и бросил взгляд на многочисленную банду ЛанъЯ неподалеку, вытащившую острые мечи и готовую действовать.

Должно быть, увидев, как легко сбили их главу, никто не осмеливался действовать опрометчиво. Лин Сяо поневоле презрительно рассмеялся. В самом деле, стадо баранов. С такими нулевыми навыками они смели по своему усмотрению создавать конфликты.

— Идиот! — с улыбкой ругнулся Лин Сяо. Затем от потянул Ю СяоМо и повернулся обратно к экипажу.

В тот же миг лошадь ЛеХо очень разумно заржала. Топнув задними копытами, она снова понеслась вперед. Но на этот раз скорость была довольно медленной, больше не ощущалась тряска. Возможно, так как это было за пределами города ХуньЦзи и из-за беспрерывного потока людей, приходивших и уходивших, не следовало быстро мчаться.

Стук копыт заглушал вскрики позади. Только теперь все заметили, что лошадью, тянувшей повозку, оказалась лошадь ЛеХо. Легенда гласила, что ее темперамент был вспыльчив. Своего рода превосходный скакун с весьма потрясающей выносливостью. К сожалению, лошади ЛеХо росли исключительно в лесу МоЖи, поэтому их трудно было увидеть в обычное время. Неожиданно одну из них в итоге обнаружили тут, тотчас вызвав немалую волну шума. Жаль, что владелец лошади уже уехал.

Когда главные ворота города ХуньЦзи уже находились перед глазами, повозку тут же заблокировали двое солдат, несшие караул на городской стене.

Лошадь ЛеХо почувствовала легкое подавление, распространившееся из повозки, и, заржав, немедленно очень неохотно остановилась.

Солдаты в глубине души вздохнули с облегчением. Не то чтобы они раньше не встречали лошадь ЛеХо. Они знали, что ее нрав был чрезвычайно нервным. Если она в самом деле захотела бы насильно прорваться, даже они вдвоем не смогли бы задержать ее. К тому же способные приручить лошадь ЛеХо, наверняка являлись не обыкновенными людьми. Если из-за этого им пришлось обидеть человека в повозке, то это было бы плохо.

— Мне очень жаль, но каждый, кто входит в город ХуньЦзи, должен заплатить по два золотых. — Сказал один из солдат.

Это являлось одним из способов заработать деньги в городе ХуньЦзи. За исключением местных жителей, все посторонние обязаны были оплачивать каждый раз проходной взнос, вступив в город. Все основывалось на количестве людей: чем больше их платило за вход в город, тем больше взносов собиралось. Несмотря на то, что две золотые монеты могли содержать обычную семью в течении двух месяцев, для большинства людей это было пустяками. Найдя какое угодно место в городе и установив ларек, две золотые можно было заработать в любое время. 

Таким образом, эта цена за вход находилась в приемлемом размере для многих людей.

После того, как солдаты закончили говорить, из окна протянулась тонкая рука с четырьмя золотыми монетами, торжественно лежащими на ладони.

Охранник посмотрел внутрь сквозь щель в окне и в самом деле смутно заметил два силуэта. Вдобавок, люди, способные использовать лошадей ЛеХо, не могли испытывать недостатка в несколько золотых монет. Сразу же взяв четыре монеты, он не потребовал проверки повозки, прежде чем впустить их.

Внутри экипажа Ю СяоМо радостно сказал: 

— К счастью, у меня имелись при себе золотые монеты. Иначе мы бы не смогли войти через городские ворота.

Лин Сяо улыбался. Он не сообщил ему, что на самом деле ничего бы не случилось из-за отсутствия золотых монет, поскольку их можно было заменить другими вещами. И если стоимость этих вещей была выше четырех монет, то тот солдат, скорее всего, присвоил бы их себе, а затем из своего кармана расплатились бы. 

Такого рода ситуации нисколько не являлись редкостью. Город ХуньЦзи тоже не запрещал подобного, поэтому все зависело от удачливости солдата.

— Лин-шисюн. Куда мы теперь пойдем? — Ю СяоМо, убрав мешок, наполненный золотыми монетами, с огромным воодушевлением поднял занавес окна и посмотрел наружу. На оживленных улицах повсюду толпилось множество людей. Эта обстановка была намного праздничнее, чем в городке ХэПин. Вскоре он абсолютно забыл о том, что произошло за городскими воротами.

— Сначала мы отправимся в аукционный зал и сообщим, что за вещи хотим выставить на торги. Остальное обсудим после. — Лин Сяо лениво прислонился к кузову кареты. Взгляд его полузакрытых глаз упал на профиль слегка покрасневшего от волнения лица Ю СяоМо.

— Где находится аукционный зал? — с любопытством спросил юноша. Но он немного сомневался, что лошадь ЛеХо действительно смогла бы привести их к верному месту назначения. Он никогда не знал, что лошади могли знать дорогу. Но еще он понимал, что живые существа континента ЛунСян не поддавались заключениям со здравым смыслом.

 — В конце этой улицы. — Ответил Лин Сяо.

Ю СяоМо собрался встать и отодвинуть занавес из бус, как повозка внезапно остановилась. В одночасье из-за неосторожности он во весь рост повалился вперед. И юноша почти уже вылетел, как большая рука Лин Сяо схватила и загребла его обратно.

Ю СяоМо лежал в его объятиях, еще не оправившись от испуга. Но прежде, чем он смог открыть рот и спросить, что случилось, над его головой раздался голос Лин Сяо: 

— Мы прибыли к аукционному залу.

Договорив, Лин Сяо, неся его на руках, выпрыгнул из повозки.

В конце шумной многолюдной улицы развернулась сцена с мужчиной, который держал в руках другого мужчину. Хотя тот, кого несли являлся юношей, выглядевшим довольно маленьким и худым, это все еще не меняло того факта, что он был мужчиной.

Ощутив удивленные взгляды, брошенные со всех сторон, Ю СяоМо раскраснелся и поспешно выпрыгнул из объятий Лин Сяо.



Комментарии: 7

  • Милота :з

    Спасибо большое за перевод~!

  • ах шалунишка Лин Сяо))0и почему ему нравится выставлять Ю-Мо в провокационных ситуациях? судя по любопытству окружающих"отрезанные рукава" не являлись нормой поведения...

  • Спасибо!

  • Оооо ну что за милота!! Спасибо за перевод! ∠( ᐛ 」∠)_

  • Интересно, банда тоже платит по 2 золотых или они местные? Спасибо за главу!

  • Лин Сяо обожает ставить малютку Ю Сяомо в неловкие ситуации :)

    Спасибо за перевод!

  • Спасибо команде за перевод! (-:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *