— Пятнадцать миллионов…сто тысяч!

Как раз в этот момент вдруг раздался застенчивый голос.

В растерянности все обнаружили, что тем, кто открыл рот, был маленький человек рядом с мужчиной в мантии, который почти полностью был ими проигнорирован. По голосу казалось, что это юноша не старшего возраста. Закончив говорить, юноша казался настолько смущенным под взглядами, что втиснулся в мужчину рядом с ним.

Этим человеком был никто иной, как Ю СяоМо.

На самом деле он совсем не возражал предоставить Лин Сяо делать все ставки. Но после предыдущих двух раз ему стало уже окончательно ясно, что этот парень являлся разорителем в наивысшей степени. Не прошло и двух часов, а он уже пустил на ветер более двадцати миллионов.

Так что причиной, по которой на этот раз он не позволил открыть мужчине рот, было то, что Лин Сяо постоянно как попало делал ставку. Очевидно, что далее можно было добавлять понемногу, а он как раз наоборот просто повышал на один-два миллиона, отчего Ю СяоМо рвало до полусмерти. Он действительно нисколько не досадовал, что золотых монет будет слишком много. Правда!

Поэтому на этот раз юноша предпочел открыть свой собственный рот и не позволить Лин Сяо приступить к делу.

Каждая надбавка к цене на мясо овцы ВаньЛин должна быть не менее ста тысяч, поэтому Ю СяоМо просто поднял ставку на самую минимальную сумму.

Снова и снова его милость была разрушена ими, Дин Ши на этот раз больше не мог сдерживаться. У него даже появилось желание массового убийства. Поток ужасающего импульса вспыхнул и как внезапная молния, от которой не успеваешь заткнуть уши1, с силой атаковал Лин Сяо и Ю СяоМо.

1 Молниеносно.

Суметь раздразнить Дин Ши до потери рассудка, чтобы он напал на Лин Сяо и Ю СяоМо, таких же гостей, что и он, — этих двоих можно было счесть умелыми. По крайне мере, так это выглядело в глазах остальных.

Лин Сяо давно заметил поток нестабильной ауры Дин Ши. Увидев, что он внезапно атаковал их, это также не стало для мужчины неожиданностью. Мощная внутренняя духовная сила сразу же стремительно вырвалась из его тела. Фиолетовое пламя бурлило с яростным воем, подобно свирепым волнам и огнедышащей горе. В одно мгновение, словно подвергшись пробуждению, оно с гулом направилось вперед, нападая на приближающуюся атаку.

Эти две ауры столкнулись друг с другом, тотчас взорвавшись с поразительной силой. Подобно затихающей ряби, возникшей на глади озера, энергии в месте, где два потока аур столкнулись, одна за другой рассеялись…

Но дело отнюдь не закончилось на этом. Фиолетовое пламя, бурно вырвавшееся из тела Лин Сяо, вовсе не развеялось вследствии этого. Наоборот, оно словно на мгновение остановилось в воздухе, прежде чем с бешеной скоростью атаковать Дин Ши, зрачки глаз которого внезапно расширились.

— Прекратите!

Глубокий громкий крик внезапно раздался в главном зале. Неожиданно рядом с Дин Ши появился силуэт. Глядя на внезапно нападающее фиолетовое пламя, выражение его лица резко и значительно изменилось. Он немедленно схватил Дин Ши за плечо и быстро отодвинул в сторону.

Фиолетовое пламя потеряло цель и тотчас ударило в сидение Дин Ши. Каменная скамья, сделанная из твердого кварцевого песчаника, сходу растворилась от фиолетового пламени…

Увидев эту сцену, многие люди внезапно ахнули. Если бы она атаковала кого-то, то он бы распрощался с жизнью. Только лица у многих людей внезапно и значительно переменились, как у человека, который спас Дин Ши. Кто-то даже вскрикнул.

— Предел, предел Хуан?

Это фраза была подобно камню, который поднял тысячу волн2. По всему главному залу мгновенно раздались бесчисленные тяжелые вздохи.

2 Образно «шумиха разлетелась».

Если бы это был цянчжэ предела Лин, даже им всем всё еще нужно было опасаться. Никто до сих пор не ожидал, что этот человек на самом деле окажется цянчжэ предела Хуан. Все знали, что в южной части континента ЛунСян были известны только три цянчжэ такого предела. Это Тан Фань из школы ТяньСинь, Ло ЧэнъЮань из школы ЦинЧэн и ШеньТу Дао из школы СинЛо.

Но ни один из них троих не являлся владыкой. Репутация трех основных сил вовсе не была тем, над чем можно шутить. 

Эти три крупные силы смогли стать противоборствующими друг другу именно за счет того, что у каждой имелся цянчжэ предела Хуан.

Внезапно цянчжэ предела Хуан, оказывается, появился сегодня в этом крохотном Зале ВаньБао. Означало ли это, что в южной части континента ЛунСян должна перемениться погода?

Уже после того, как импульс Лин Сяо вспыхнул, лицо Дин Ши уже нельзя было описать иначе, как смертельно бледное. Оно было еще бледнее этого.

Давление, которое он почувствовал от пурпурного пламенного дракона, было таким, которое он ощущал от своего главы школы, махом заставив его сердце необычайно дрожать от страха, только поэтому Дин Ши не смог сделать и шага, когда пурпурный пламенный дракон снова атаковал его. После того, как он услышал тот вскрик ужаса, лицо Дин Ши посерело. В его уме остались только слова «Плохи дела».

Если Глава школы узнает, что он оскорбил цянчжэ предела Хуан, он не сможет компенсировать этот проступок, даже если ему придется умереть десять тысяч раз.

— Друг, пожалуйста, умерьте гнев. Если что-то есть, то можно обсудить. Ваш покорный слуга обязательно даст вам объяснение.

Тот мужчина, который спас Дин Ши, отреагировал очень быстро. Потрясение на его красивом лице уже стерлось, сменившись неглубокой серьезностью, которая совсем не повредила изящности и элегантности его натуры. Он, несомненно, был красивый мужчина. В этот самый момент он почтительно сложил руки и обратился к Лин Сяо.

Заметив этого человека, Лин Сяо вдруг, забавляясь, поднял вверх уголки губ: 

— Поверю тебе на первый раз.

Тут же толпа отреагировала, наконец заметив мужчину. Увидев его лицо, кто-то вскрикнул: 

— Ло ШуХэ?

Остальные тоже один за другим показали свою реакцию. Все-таки Ло ШуХэ был самой известной фигурой во время недавней атаки на демонов и также знаменит, как ученик молодого поколения школы ТяньСинь, Линь Сяо.

Но очень изумило множество людей то, что Ло ШуХэ действительно вышел из-за платформы аукциона. Следовательно, можно быть уверенным, что школа ЦинЧэн, бесспорно, была покровителем за спиной Зала ВаньБао. К тому же, возможно на девяносто пять процентов, что Зал ВаньБао открыла именно школа ЦинЧэн.

Хотя ранее в этом не было уверенности, появление Ло ШуХэ в настоящий момент, вне всякого сомнения, подтверждало, что эта догадка на девяносто процентов правдива. Дело дошло до того, что некоторые люди уже уверились, что Зал ВаньБао открыла школа ЦинЧэн. Может быть в скором времени это новость как раз распространится по южной части.

Несмотря на то, что Ло ШуХэ был удивлен прямотой Лин Сяо, он все равно вздохнул с облегчением.

Потому что, чем сильнее цянчжэ, тем отчасти причудливее становился их нрав. В данный момент это Дин Ши первый начал борьбу, поэтому, невзирая на то, убил бы Лин Сяо того или тяжело ранил, это все равно не стало бы его виной. Даже если школа СинЛо узнала, то почти наверняка также не стала бы идти оскорблять цянчжэ предела Хуан ради старейшины предела Чэнь.

Но совсем не по этой причине он вздохнул с облегчением. На самом деле, он уже почувствовал это, когда еще ранее у Дин Ши родился замысел убийства. Он не сразу вышел по той причине, что сделал это намеренно.

В конце концов Дин Ши являлся старейшиной школы СинЛо. Просто он совершенно не ожидал, что другая сторона окажется цянчжэ предела Хуан. С цянчжэ такого предела можно было только завязать знакомство, но никак не оскорблять.

Подумав об этом, Ло ШуХэ посмотрел на Дин Ши и глубоким голосом сказал: 

— Старейшина Дин. Вас также можно считать старцем Зала ВаньБао и почти наверняка вы не можете не знать правила Зала. На данный момент вы первым нарушили правила и я, ваш покорный слуга, могу только попросить вас уйти отсюда. Сделайте милость!

Услышав эти слова, цвет лица Дин Ши сразу же сменился на мертвенно-бледный.

После этого инцидента школе СинЛо в городе Цин и даже во всей южной части, вероятно, будет очень трудно снова быть способной поднять голову. Такая величественная первоклассная сила в итоге оказалась изгнана с аукциона. Просто смешно!

Если бы Лин Сяо был всего лишь цянчжэ предела Чэнь или Лин, Дин Ши совершенно не нужно было бы его бояться. Результат сегодняшнего инцидента, пожалуй, также будет перевернут. В конце концов он совсем некстати пнул железную плиту, которую не следовало оскорблять. Дин Ши крайне сожалел об этом, однако он также не осмеливался опять бесчинствовать и ему осталось лишь понуро уйти.

После его ухода Ло ШуХэ объявил о продолжении аукциона.

Лин Сяо уже выиграл три овцы ВаньЛин и совсем не был заинтересован в оставшихся вещах аукциона, поэтому с немного ошеломленным Ю СяоМо покинул главный зал.

Как только они ушли, атмосфера в главном зале тотчас взволновалась. В конце концов не так много людей еще имели желание торговаться за следующие предметы. Большинство обсуждали это дело, некоторые люди даже немедленно встали и ушли. Они хотели отправиться сообщить другим о новости, чтобы все узнали о появлении цянчжэ предела Хуан. Такая информация равнялась двенадцатибальному землетрясению.

— Лин-шисюн, куда мы дальше пойдем?

Ю СяоМо, наконец, с большим трудом отреагировал. Внезапная атака Дин Ши все же напугала его. Он полагал, что аукцион являлся таким местом, где убеждаешь словами, а не применяешь силу. Сегодня, если бы Лин Сяо не было рядом, он, возможно, уже был бы мертв. Но, после того, как он предался воспоминаниям, его тревога немного пропала. Как-никак, он уже пережил довольно много опасностей, поэтому стал опытным.

— Идем забирать мясо овцы ВаньЛин. — Лин Сяо повернулся и помог ему завязать мантию на теле.

Они вдвоем вошли в заднюю дверь Зала ВаньБао. Ло ШуХэ уже ожидал их.

Ю СяоМо знал совсем немного об этом Ло ШуХэ. Но из его выступления на аукционе явствовало, что тот, несомненно, был умным человеком. Он не посодействовал обстоятельством для создания ситуации взаимной неприязни со школой СинЛо. К тому же смог снискать расположение цянчжэ предела Хуан. Неудивительно, что его сравнивали с таким же знаменитым гением как Линь Сяо.

Увидев, что они подошли, Ло ШуХэ любезно со смехом сказал: 

— Мои два друга пришли, однако, действительно быстро. Это шестьсот цзиней мяса овцы ВаньЛин. Просмотрите, пожалуйста.

Для Ю СяоМо было немного неожиданно, что Ло ШуХэ не слишком любезничал с ними. К тому же, он выглядел непринужденным благородным человеком и также не было похоже, что он притворялся. Полностью отличался от Лин Сяо, этого «лицемера». Подумав об этом, юноша намеренно украдкой бросил взгляд на Лин Сяо, а потом отвел его, когда тот этого не заметил.

В полученном мешке для хранения, который передал мужчина, действительно имелось то количество. Пространство мешка для хранения было небольшим. Шестьсот цзиней заняли почти все место, но качество мяса было очень хорошим, словно его не так давно срезали с туши овцы ВаньЛин.

Ю СяоМо завязал мешок для хранения на поясе и достал золотые монеты, которые дал ему Лин Сяо, вместе с его собственными монетами. Используя свою силу души, он легко отсчитал тридцать пять миллионов и сто тысяч золотых монет и положил их в свой собственный мешок для хранения, прежде чем передать его Ло ШуХэ.

Ло ШуХэ не считал их перед ними. Это можно было принять как своего рода доверие к ним, но еще больше это было для привлечения на свою сторону.

После этого обе стороны кратко побеседовали, однако на самом деле это были всего лишь несколько пустых фраз. Затем Лин Сяо с Ю СяоМо ушли.

Он смотрел на их уходящие силуэты. Через мгновение, не быстро и не медленно, снаружи вошла фигура. При виде Ло ШуХэ, у вошедшего насупившиеся брови, в конечном счете, немного расслабились и человек окликнул: 

— ШуХэ, тот цянчжэ уже ушел?

Ло ШуХэ кивнул ему: 

— Да, отец!

Этим впечатляющим мужчиной на самом деле был Ло ЧэнъЮань, отец Ло ШуХэ. Когда он получил сообщение, которое послал его сын, то сразу же поспешил прийти, но все же отстал на шаг. Однако, это было не так чтобы уж слишком скверно.

— Знаешь их происхождение? — Ло ЧэнъЮань прошел и сел на стул, говоря с серьезным выражением лица.

— Они очень осмотрительны. — Ло ШуХэ покачал головой.

Закончив слушать, на лице Ло ЧэнъЮань какое-то время сквозило выражение неопределенности. Он мог только сказать: 

— Надеюсь, они не имеют никакого отношения к школе ТяньСинь.

Он больше всего беспокоился о том, что этот цянчжэ предела Хуан имел отношение к ним. В конце концов, он недавно украл рецепт пилюли девятого класса школы ТяньСинь. Хотя внешне не было никаких действий от школы ТяньСинь, он знал, что школа ТяньСинь уже догадалась, что это сделал он. Просто у них не имелось доказательств. Вот почему они демонстрировали такое спокойствие.

Ло ШуХэ подошел к нему и мягко погладил по спине, сказав ласковым голосом: 

— Отец, как твоя травма? Все еще есть опасность или уже нет?

— Уже процентов на пятьдесят-шестьдесят лучше. Незачем беспокоится за отца. — Сказал Ло ЧэнъЮань.

Наряду с этим появление на свет нового цянчжэ предела Хуан распространялось по всей южной части континента ЛунСян со скоростью двенадцатибального урагана. Многие силы получали эту новость одна за другой. Например, школа ТяньСинь, школа СинЛо, школа СяоЯо и прочие. Но наиболее остро отреагировала школа СинЛо. Кто разрешил одному из их старейшин как раз вовремя оскорбить этого цянчжэ? Немало людей радовались чужой беде.

Вернемся еще раз к вопросу о Лин Сяо и Ю СяоМо. Как только они покинули Зал ВаньБао, за ними сразу же последовали. 

В большинстве преследователи, севшие им на хвост, вышли из Зала ВаньБао. Но Лин Сяо совсем не беспокоился на их счет. Он также не сразу избавился от них, потому что не спешил.

Ю СяоМо совсем не понимал, что за ними следят. Воспользовавшись имеющимся немногим временем, он потянул Лин Сяо бродить по улицам города Цин.

Этот город совсем не был таким же, как город ХуньЦзи. Различного рода лавки на улицах снаружи выглядели чрезвычайно роскошно. Очевидно, что все владельцы были при деньгах. После посещения некоторых лавок у Ю СяоМо исчез весь интерес. Не потому, что он не мог найти то, чего хотел, а потому, что целебные травы и чудотворные пилюли здесь были дороже, чем в городе ХуньЦзи. Но имелась одна одинаковая вещь. Высокоуровневых целебных трав обнаружилось совсем немного. Семена их также едва ли можно было увидеть. Становилось очевидно, насколько редкими были травы высокого уровня.

Не найдя того, чего желал, Ю СяоМо не захотел проводить ночь в городе Цин, поэтому покинул его вместе с Лин Сяо.

Как только они покинули город Цин, разведчики от каждой силы и школы тотчас последовали за ними. В результате, как только они вышли из городских ворот, то потеряли след и тень этих двух людей…



Комментарии: 6

  • Я все никак не могу понять как работают эти их мешки. Как можно повесить на пояс 300 кг мяса? Но при этом мешок полностью заполнился, то есть там не бесконечное пространство

    Ответ от 明月

    Вы когда-нибудь в онлайн игры играли? Там тоже такие же мешки :D Фишулька типа такая.

  • Большое спасибо за новую главу!

  • кайф собачку теперь можно откормить)) для повышения уровня значит кормить высокоуровневым мясцом!может и Ю-Мо себя побалует шашлычком))и зачем Лин Сяо заморачиваться с школой,когда посадив в городе своего наместника может кормится с целого города?что ему мешает несколько городов постричь?

  • Спасибо, за перевод!
    Интересно, что же замышляет Лин Сяо? 🤔
    Неужели он хочет обосноваться в том городе, откуда имеет деньги?
    Так не терпится узнать кто же он на самом деле...

  • Большое спасибо за ваш перевод~

  • Спасибо за новую главу))))))))))☺️👍💐

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *