Имеется ввиду, срочно требуется сходить в туалет.

Место продажи чудотворных пилюль, как и раньше, было оживленным. Ю СяоМо не намеренно рекламировал свои чудотворные пилюли. 

Поскольку юноша сейчас приходил ставить лоток только раз в два-три дня, то во избежание излишних трат очков ныне Ю СяоМо сначала ходил к Старейшине Вань арендовать торговое место, а уже затем — раскладывать товары. Хоть процесс был немного хлопотным, юноша все-таки оказался очень доволен, что мог не расходовать напрасно очки.

В этот день Ю СяоМо, как и раньше, отправился арендовать то торговое место. Так как это был один из четырех больших мертвых углов, юноша также не беспокоился, что его отнимут другие. К тому же очень много людей также знали, что там было его торговое место. Если кто-то не хотел оказаться утопленным в слюне его покупателей, то юноша мог быть уверен, что никто не спятил до того, чтобы пойти и урвать его место для торговли. Но все же на этот раз его предположения весьма превзошли.

— Ты говоришь, что то торговое место арендовано другим? — Ю СяоМо только собирался вытащить карточку, как тут же остановился.

— Верно. Ты на шаг опоздал. — Сказал Старейшина Вань, гладя седую бороду:

— Полчаса назад некий молодой человек пришел ко мне и арендовал торговое место, которое обычно ты арендуешь. К тому же он сразу арендовал на десять дней. 

Для некоторых людей, которые кичатся своим богатством, двадцать очков не считалось многим.

Ю СяоМо удивленно сказал:

— Но это торговое место разве не один из четырех больших мертвых углов? Почему еще кто-то арендовал его?

Еще и совсем некстати выбрал торговое место, которое юноша постоянно использовал. Хоть на первый взгляд и было весьма похоже на совпадение, также нельзя исключить, что другой стороне мог приглянуться его источник клиентов, поскольку в местах продажи чудотворных пилюль юноша уже мало-помалу достиг известности.

Множество людей знали, что один из четырех больших мертвых углов являлся его, Ю СяоМо, торговым местом. К тому же из-за того, что его чудотворные пилюли имели гарантию качества, людской поток в том углу сейчас становился все больше и больше.

Как только людской поток увеличился, это расшевелило продажи в других торговых местах. Поэтому изначально все эти бросающие жадные взгляды торговцы все-таки очень одобряли, что он ставил там лоток. Если кто-то отнял его торговое место, дело могло дойти до того, что они могли уговорить продавца уйти.

Юноша постоянно использовал это место, а сейчас ему предложили снова поменять его. Он все еще, действительно, немного не привык к этому.

— Лаофу не понимает подобные дела, но лаофу, впрочем, может сказать тебе имя торговца. — произнес Старейшина Вань. Если бы человек, стоящий перед ним, был другим, и даже если бы другая сторона по своей инициативе спросила у него имя торговца, он бы не сказал.

— Большое спасибо, Старейшина Вань. В таком случае, какое имя у того торговца? — Ю СяоМо спешно сложил руки, чтобы выразить благодарность.

Старейшина Вань махнул рукой и сказал:

— Этого сюляньчжэ зовут Сюй Юнь. 

Практик арендовал торговое место в местах продажи чудотворных пилюль? Это дело, на первый взгляд, казалось немного необычным. 

Услышав имя, Ю СяоМо сразу же понял причину. Еще раз извинившись перед Старейшиной Вань, он и Лин Сяо покинули маленькую башню. Хоть юноша не смог арендовать прежнее торговое место, к счастью, в его окрестностях имелось еще одно пустующее место для торговли. Из-за того, что это не было мертвым углом, арендная плата составила четыре очка. Ю СяоМо арендовал его лишь на один день.

Между тем Сюй Юнь, который урвал торговое место Ю СяоМо, также уже пришел, взяв с собой людей.

Несмотря на то, что он был сюляньчжэ, юноша тоже являлся человеком Пути Дао1, одной из пяти крупных сил Второго класса учебной зоны.

1 Дао — меч.

Путь Дао считался главной силой по изготовлению пилюль. Несмотря на то, что положение членов семьи Сюй в Пути Дао не было самым высоким, взять несколько чудотворных пилюль и выйти продать их Сюй Юнь все-таки мог. Хотя он заострил внимание на Ю СяоМо, юноша все равно не осмелился злонамеренно захватывать торговое место, поэтому пришел под предлогом продажи чудотворных пилюль. 

Когда Сюй Юнь привел с собой людей на торговое место, которое обычно использовал Ю СяоМо, люди вокруг один за другим изумились. Те, кого прислали разузнать, пришел ли Ю СяоМо раскладывать товары, также каждый начали недоумевать. Некоторые сразу же направили людей обратно, чтобы проинформировать своих.

Глаза толпы в конце концов стали ясны. Та легкая самодовольная улыбка на лице Сюй Юня весьма очевидно была с дурными намерениями. Если они с первого взгляда не поняли, что происходит, то они потратили свою жизнь напрасно.

Почти все продемонстрировали Сюй Юню неприветливый настрой.

Но они также не решались что-либо сказать, так как те действовали от имени Пути Дао.

Только лишь после того как они разложили товары, ни один человек не подошел к Сюй Юню купить пилюлю. Время от времени оказывалось несколько неосведомленных людей, которые, дойдя до торгового места, замечали, что продавцом был не Ю СяоМо. Сюй Юнь не хотел упускать этих добровольно доставившихся ко двери ягнят, поэтому использовал имя Пути Дао и вынудил их купить. У каждого Сюй Юнь вызвал наполняющую душу ярость.

Вот так прошло полчаса и Ю СяоМо наконец-то пришел.

Как только Ю СяоМо появился, Сюй Юнь сразу же узнал. Юноша ждал выражения лица Ю СяоМо, когда тот обнаружит, что он арендовал его торговое место. 

Но его ожидания были обречены на провал. Поскольку Сюй Юнь совершенно не подумал, что Старейшина Вань, в итоге, сообщит Ю СяоМо его имя.

Войдя, Ю СяоМо даже взгляда не пожертвовал Сюй Юню в мертвом углу. Он прямиком дошел до нового торгового места, которое вновь арендовал. Оно, в свою очередь, оказалось рядом с соседом Сюй Юня, фактически очень близко.

Прочие торговцы увидели, что Ю СяоМо все-таки расположился с лотком на их участке района, и один за другим вздохнули с облегчением.

Не ожидая, пока Ю СяоМо выложит чудотворные пилюли, те люди, что уже давно ждали, когда он придет, сразу же подошли и по очереди любезно поприветствовали юношу. Атмосфера была очень оживленной.

По сравнению с положением Сюй Юня, чья сторона оказалась настолько безлюдной, что ему требовалось вынуждать других покупать, в самом деле можно сказать, что имелся яркий контраст. С налету Сюй Юнь так рассердился, что еле мог терпеть. К тому же, с чем юноша в высшей степени не мог смириться, стало то, что Лин-дагэ в итоге был вместе с Ю СяоМо. А он сам даже мельком взглянуть не мог на мужчину. 

Не прошло и минуты как Ю СяоМо распродал большинство чудотворных пилюль, что принес с собой.

Поскольку юноша дал обещание Жун Сюаню оставить немного для них, он не продал все без остатка.

Лин Сяо стоял позади него и заметил, что юноша не вытащил десять чудотворных пилюль высшего качества, которые создал. Мужчина спросил:

— Ты кому планируешь продать десять чудотворных пилюль высшего качества?

Ю СяоМо сказал:

— Жун Сюаню из Группы Янь2.

2 Янь — языки огня.

— Ты с ним хорошо знаком? — Лин Сяо поднял брови. Он совсем не знал о договоренности между Ю СяоМо и Жун Сюанем.

Ю СяоМо также вспомнил, что еще не сообщил ему про это дело, поэтому в двух словах рассказал.

Дослушав, Лин Сяо сразу понял намерения Ю СяоМо. Он слышал о Группе Янь. Размер этой группы хоть не мог сравниться с пятью крупными силами, также мало кто решался задевать ее острия.

Глава группы Янь, Жун Сюань, очень отвечал своему положению. По отношению к подчиненным братьям он был необычайно щедрым и везде заботился о них. Поэтому, если продать ему десять чудотворных пилюль высшего качества, то, согласно его характеру, мужчина определенно ради Ю СяоМо будет держать рот закрытым, подобно закупоренной бутылке3. Ради собственных братьев он определенно не захочет, чтобы некоторые соревновались с группой Янь.

3 Образно «строго хранить тайну».

Жун Сюань не позволил им очень долго ждать. Не прошло и четверти часа, как он вместе с другими примчался.

Заметив, что Ю СяоМо еще не ушел и, судя по всему, как будто специально ждал его тут, это невольно заставило любопытство Жун Сюаня резко взметнуться.

Жун Сюань быстрыми шагами подошел к торговому месту и немедленно сложил руки в знак приветствия и со скромными мыслями сказал со смехом:

— Ю-сюнди, прошу прощение, что заставил тебя долго ждать.

— Не слишком уж долго. — Проговорил Ю СяоМо, доставая оставшиеся чудотворные пилюли. Исключая две бутылки с чудотворными пилюлями высшего качества, которые он не сразу же вытащил наружу, имелись другие нескольких видов.

Только посмотрев, что они были все, какие он хотел, Жун Сюань сразу же прямодушно дал ему карточку.

После обмена, Ю СяоМо вдруг понизил голос и сказал:

— Жун-дагэ, можно ли попросить отойти со мной поговорить. У меня есть вещь, которую хочу дать тебе посмотреть.

На лице Жун Сюаня показалось удивление. Но все-таки, как юноша и хотел, двое людей пошли за заднюю сторону торгового места. 

Лин Сяо стоял перед лавочкой и холодно окидывал взглядом закопошившуюся толпу.

Рядом с соседом Сюй Юнь, стиснув зубы, пристально смотрел на Ю СяоМо, находившегося недалеко. С глубокой ненавистью он сказал даньши поблизости:

— Они определенно говорят о каком-то секрете, который не подлежит оглашению. У тебя есть или нет способ подслушать их разговор?

На лице того даньши показалось смущение, но ему также было очень любопытно о чем они говорят, поэтому он проговорил:

— Я попробую.

Он был даньши шестого ранга высокого порядка и его положение в Пути Дао являлось необычайно высоким. Он уже некогда совершенствовался с томом техники души средней ступени низкого качества и мог рассеять силу души, словно воздух, по кругу в диапазоне десяти метров от себя. За счет доносившейся вибрации голоса в воздухе и далее посредством силы души как посредник, он мог услышать голос любого говорящего человека вне зависимости от того, насколько тихим был голос.

Но подобный способ имел изъян — чем дальше он находился, тем слабее оказывался эффект. Как раз причина, почему он пребывал в затруднении, являлась той, что расстояние между ним и Ю СяоМо как раз оказалось на границе десяти метров. Поэтому он также не был уверен, действительно ли сможет услышать содержание их беседы. Но все-таки в каждом деле узнаешь, только когда попробуешь.

Подумав также об этом, он сразу же закрыл глаза и с особой осторожностью рассеял силу души. Он не решился слишком широко действовать, поскольку разглядел, что Ю СяоМо был даньши пятого ранга. Если восприимчивость юноши окажется высокой, то также имелась вероятность, что его обнаружат.

Лин Сяо неожиданно открыл слегка закрытые глаза. Под маской глаза, спокойные словно черный глубокий пруд, глянули в сторону того даньши шестого ранга. Уголки рта медленно приподнялись в странной улыбке.

Эту сцена как раз была обнаружена Сюй Юнем. Его сердце невольно подпрыгнуло от беспокойства. Только тревожное предчувствие хлынуло наружу из глубины его души, как в ушах раздался глухой стон того даньши шестого ранга. Повернув голову посмотреть, юноша увидел, что все лицо у того побледнело, словно он получил огромную травму. Сюй Юнь испуганно вытаращил глаза.

Между тем Ю СяоМо и Жун Сюань уже закончили разговаривать.

Первый искрился улыбкой, второй, хоть тоже улыбался, но если внимательно рассмотреть, то можно было заметить, что в его глазах скрывалось сдерживаемое возбуждение. И, попрощавшись с Ю СяоМо, он со своими людьми покинул их.

Ю СяоМо, как раз закончив торговлю, обнаружил, что Сюй Юнь и его люди ушли. И на первый взгляд, несколько торопливо. Юноша невольно удивился:

— Что с ними случилось?

Лин Сяо равнодушно мельком взглянул на их уходящие силуэты и, насмехаясь, сказал:

— Должно быть, давит изнутри!

Уголки рта Ю СяоМо втянулись. Если он поверит этой причине, то он точно идиот.



Комментарии: 4

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо)) 😍

  • Долгожданная вкусняшка!) Спасибо! 🥰💖💐

  • Спасибки!~

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *