— Два господина желают остановиться в гостинице или на обед?

Хозяин, что только был занят подсчетами за стойкой, поднял голову, когда увидел вошедших Ю СяоМо и Лин Сяо, и сразу же повесил на лице улыбку.

Ю СяоМо объяснил, что тут впервые, и менеджер тотчас показал скромное лицо: 

— Два господина, прошу прощения, но сегодня Башня ЦиСин принимает только тех, кто собирается участвовать в аукционе. Если вы двое не участвуете, то вам остается только искать другой трактир. Мне действительно жаль.

Хозяин говорил искренне, с хорошим отношением. Будь на их месте люди со злым нравом, вероятно, они бы сейчас с шумом взялись за оружие. Но за спиной хозяина Башни ЦиСин стоял глава города ХуньЦзи. Намереваясь учинить здесь беспорядки, стоило заранее учитывать собственную силу.

Ю СяоМо, услышав эти слова, сразу вспомнил о карточке уважаемого гостя, которую положил в мешок для хранения, и тотчас порылся в нем. В его руке появилась черная карта.

Увидев, что ему показывают карточку уважаемого гостя, менеджер на мгновение изумился, прежде чем с трепетом пригласить их в главные комнаты на втором этаже.

Черная карточка являлась картой почетного гостя второй степени. Люди, способные получить такую карту, владели собственностью более чем на пять миллионов. И эти два человека держали карточку почетного гостя второй степени. Очевидно, что они были непростого происхождения.

Когда две фигуры исчезли в проеме лестницы на второй этаж, у некоторых людей, сидевших в главном зале, на лицах, наконец, появилось кислое выражение. 

Не только менеджер узнал карту почетного гостя. Немало людей в главном зале также распознали ее, потому что девяносто процентов из них принимали участие в завтрашнем аукционе. Просто людей, которые могли получить карточку почетного гостя, было очень мало.

Несмотря на то, что город ХуньЦзи являлся процветающим большим городом, участвующие в аукционе не обязательно являлись богачами. Очень многих из них лишь привлекало известное событие. Некоторые даже не могли получить карту почетного гостя третьей степени.

— Действительно, блять, при деньгах. Карточка почетного гостя второй степени только для тех, кто продает на аукционе свыше пяти миллионов!

Тощий мужчина слегка развратной наружности смотрел в ту сторону, где исчезли два человека, облизывая губы. Наконец, он не смог удержаться и прошептал проклятия. Лицо его было недовольным, но в глазах, тем не менее, преобладала зависть.

В основном места для почетных гостей намного лучше жестких сидений для остальных. К тому же, удобно было просматривать предметы на торгах. Вот почему многие люди хотели заполучить карточку почетного гостя. Только жаль, что за исключением влиятельных людей, другим оставалась возможность лишь лицезреть суммарную цену предметов на аукционе. Но карту почетного гостя третьей степени получали только те, у кого было больше двух миллионов.

Говорил худой мужчина совсем не тихо. По соседству с ним находились еще два стола с людьми. Если рассмотреть их одежду, похоже было, что они вместе.

За одним из столиков сидела чрезвычайно привлекающая внимание женщина в огненно-красном платье. Ее полная и изящная фигура с округлыми формами смутно виднелась, окутанная красным платьем. Не на шутку соблазнительная, привлекающая немало окружающих мужчин многократно смотреть в ее сторону. Их взгляды в какой-то мере были немного откровенными, но женщина словно не ощущала их. С незаметной улыбкой на обворожительном лице и очаровательными глазами она смотрела в том направлении, где исчезли Ю СяоМо и Лин Сяо.

Старец сбоку заметил выражение лица женщины и не мог не спросить: 

— Барышня, неужто заинтересовали вас те двое?

— Они мне кажутся немного занятными. — Уголки губ женщины держались в легкой улыбке, когда она опустила бокал. Она совсем не отрицала.

— Какими бы они ни были интересными, их не следует по желанию провоцировать. — Строго сказал старик.

— Откуда ты знаешь? — с интересом спросила женщина в ответ.

— Молодой человек, державший карту, действительно очень слабый. Не стоит упоминания. Но мужчина рядом с ним довольно непостижимый. Лаофу не в состоянии разглядеть его совершенствование. Более того, ты тоже заметила, что карту уважаемого гостя аукционного зала ЦиСин не дают кому попало. Предположительно, за этими двумя людьми кто-то стоит. Все же лучше их не провоцировать. — многозначительно и веско сказал старик.

— Почтенный Юнь, вы явно переоцениваете решимость других и ни во что не ставите собственное величие, — усмехнулась женщина с безразличным выражением, казалось, она не придавала никакого значения словам старика.

— Барышня, вы не можете так говорить. На этот раз в аукционе принимают участие немало влиятельных сил. Дело не в том, что нет никого более сильного, чем школа СяоЯо. К тому же, прежде чем мы отправились в путь, Глава школы просил меня хорошенько присматривать за тобой и не позволять опрометчиво раздражаться и оскорблять людей. — Покачал старик головой.

— Чушь. — Женщина мотнула в сторону головой, по-прежнему не отрывая взгляда от второго этажа. Странный блеск молниеносно промелькнул в ее глазах.

Старик, увидев это, только лишь беспомощно качал головой.

Хозяин привел двоих людей в роскошно выглядящую верхнюю комнату. Поскольку внутри уже имелись две кровати, он не приготовил для них отдельные комнаты. Хозяин ушел, как только заметил, что оба не имели возражений.

Ю СяоМо вошел во внутренние покои и увидел, что там, как оказалось, были две кровати. Его мгновенное удивление немедленно перешло в восторг. Изначально он предполагал, что там была только одна кровать. Ранее он не просил отдельные комнаты, потому что знал, что Лин Сяо не позволил бы, поэтому он не занимался бессмысленным сопротивлением.

Лин Сяо также вошел внутрь и, окинув взглядом внутренние покои, совсем не обратил внимание, что отдельные кровати принесли восхищение некому человеку. Так или иначе, когда придет время ложиться спать, он собственноручно затащит этого человека на кровать и проблема решится одним махом1.

1 Идиома «одному конец — всему конец».

— Лин-шисюн, теперь нужно ли нам восстановить изначальный облик? — Ю СяоМо стоял перед зеркалом, глядя на незнакомое лицо в нем. Этот облик, очевидно, был маскировкой.

После того как они выехали, Лин Сяо во избежании ненужных хлопот, вызванных распознаванием людьми, повозился с их лицами. Так что теперь их облик являлся совершенно другим. Даже если бы перед ними стояли Чжоу Пэн или Фан ЧэньЛэ, с которыми были хорошие отношения, те тоже не смогли бы их признать.

— Нет нужды. — Лин Сяо подошел к чайному столику и сел.

Ю СяоМо медленным шагом приблизился и, не спуская глаз с его лица, осторожно спросил: 

— Лин-шисюн, сейчас это твое истинное лицо?

Лин Сяо поднял глаза и, скользнув по нему взглядом, медленно приподнял уголки рта: 

— Ты правда хочешь узнать?

Ю СяоМо сразу же отодвинулся на несколько цунь2 назад и сказал со смехом: 

2 Цунь — мера длины, около 3,33 см.

— Если Лин-шисюн пожелает мне рассказать…

Но по правде говоря, ему действительно было очень любопытно, какой у Лин Сяо подлинный облик. После столь долго времени знакомства он никогда не знал, какой у того образ в конце концов. Он только знал, что его звали Лин Сяо. То же произношение, что и в имени шисюна Линь Сяо, поэтому он никогда не беспокоился о том, что назовет неправильное имя.

— Вот как… — Лин Сяо, обманув его, придвинулся ближе и смотрел улыбающимися глазами: 

— Тогда я не желаю.

Уголки рта Ю СяоМо задергались: 

— …

Прошло не слишком много времени, как официант трактира принес горяченькие блюда. Откушав ужин, Ю СяоМо вызывал официанта, чтобы тот снова и снова приносил по десять тарелок закусок после еды. Это потому, что он вспомнил об одном деле, про которое чуть не забыл. 

На этот раз, спустившись с горы, он рассчитывал сделать еще кое-что, а именно, запасти продовольствие.

Он не очень привык все время есть Постные чудотворные пилюли. Разве только во время уединения, когда не оставалось выхода. В обычное время он все же придавал большое значение желанию вкусно поесть. Но ему не нравилась столовая. Чем больше людей, тем больше разговоров. Кроме того, ученики всегда немного странно смотрели на него, поэтому он решил использовать этот спуск с горы, чтобы купить кучу съестного и поместить в пространство.

Поскольку вещи в Башне ЦиСин были бесплатными, он будет слишком виноват перед собой, если хорошенько не обдерет их. 

В результате Ю СяоМо посылал официанта за несколькими тарелками с закуской каждый час. Как только официант уходил, он тотчас хорошо паковал еду и помещал в свое пространство. Чтобы не дать официанту обнаружить его главную цель, то нарочно разбрасывал несколько крошек от закусок по полу, фабрикуя на месте доказательства, чтобы каждый раз официант замечал их, когда приходил и убирал тарелки.

Этого официанта довели до чрезвычайной подавленности. Он чувствовал, что эти двое людей слишком много смогли съесть. Возможно, он в самом деле был обманут Ю СяоМо и поэтому вовсе не заметил, что доказательства, показанные перед ним, на самом деле ложные.

Лин Сяо, видевший собственными глазами весь процесс, впервые показал выражение замешательства. Только когда официант ушел, он схватил Ю СяоМо и крепко к нему пристал, радостно говоря: 

— Младший шиди, как ты можешь быть все более и более очаровательным!

— Ай-яй, не лохмать мои волосы. — Ю СяоМо боролся из последних сил, желая сбежать из его дьявольских когтей. Сегодня его домогались уже дважды. Он все больше и больше недоумевал, почему Лин Сяо всегда любил трепать его голову.

В период Хай3, когда большинство людей уже легли спать, Ю СяоМо сперва захотел послать официанта в последний раз за закусками, но его потащил спать на кровать нетерпеливый Лин Сяо. Сопротивление было подавлено силой вплоть до того, что Ю СяоМо забыл о своем предыдущем плане спать отдельно от мужчины.

3 Период Хай — время от 9 до 11 часов вечера.

На следующий день Ю СяоМо открыл глаза под режущим светом, совершенно не удивившись тому, что снова спал прошлой ночью на теле Лин Сяо. На этот раз он очень спокойно поднялся, оделся и умылся. Кто бы ты ни был, просыпаясь каждое утро и замечая, что крепко цеплялся к телу другого мужчины, да еще сам пододвигался, не будешь размышлять и научишься невозмутимости.

Как только он пробудился, проснулся и Лин Сяо. Умывшись, они вместе спустились вниз.

Завтрак подавался в главном зале на первом этаже. На глазах у всех Ю СяоМо мог лишь отложить свое желание еще раз погнаться за мелкой выгодой и послушно съесть свой завтрак.

Должно быть он не знал, что хозяин и официант наконец вздохнули с облегчением, когда они заметили, что он не захотел закусок, одновременно радуясь, что этот негодник собирался уходить. Хоть Башня ЦиСин освобождала от платы за еду с напитками тех, кто имел карту почетного гостя, она все еще не выдерживала подобные расходы. Будь все похожими на него, Башне ЦиСин только и оставалось, что обанкротиться.

Когда Ю СяоМо уходил, хозяин лично проводил его с уважением. Он был похож на того, кто выпроводил огромную гору, что давила на плечи. Все тело почувствовало бесконечное облегчение.

 



Комментарии: 9

  • Сменить облик это отличная идея! А то я все предыдущие главы думала, как же они не боятся, что кто-то их сможет опознать.
    Спасибо за перевод.

  • вот так теперь мы спокойно просыпаемся на груди у великолепного мужчины)) так бы и ущипнула бы за щёчки!

  • Вот блин, Ю Сяомо не настоял, а мне теперь от любопытства помирай, как на самом деле выгладит Лин Сяо... =)

  • Спасибо!

  • И ещё одна сука которую нужно поставить на место
    Бедный хозяин
    Спасибо за перевод

  • Интересно, как выглядит "Лин Сяо" настоящий?
    И как его зовут на самом деле? Кто он вообще?

  • какой же Ю Сяомо у нас жадный мальчик хД
    сперва бегал по месту преступления, чтобы натащить побольше статуй для продажи
    теперь обкладывает себя халявными закусками

    как бы его жадная жопка в итоге не огребла

  • Спасибо!)))

  • Какая запасливая и хозяйственная у Лин Сяо женушка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *