Ю СяоМо обернулся и увидел, что Тан Фань и Ло ЧэнъЮань выходят со зловещей равнины ВаньМан. 

В момент когда они вышли, их сразу же окружила толпа людей, некоторые задирали головы, чтобы рассмотреть, так как желали знать, стабилизировали ли, в конечном счете, барьер. Все-таки дела, касающиеся территории ТяньТан, были тем, о чем все достаточно сильно тревожились. 

Тот, кто выступил, был Тан Фань. Он дал знак, чтобы все успокоились.

Что касалось Ло ЧэнъЮаня, то его лицо казалось немного болезненно-бледным. Не зная, столкнулся ли он внутри с какой-нибудь проблемой или был ранен, стоящий сбоку Ло ШуХэ сразу же подошел к нему, чтобы поддержать и отвести в сторону. Но благодаря тому, что все сосредоточились на Тан Фане, мало кто заметил, что они куда-то двинулись с ранением.

Тан Фань неуловимо бросил взгляд на силуэт Ло ЧэнъЮаня со слегка глубоким выражением глаз. Другие могли не узнать то, что он понял совершенно ясно, но сейчас был неудобный момент, чтобы раскрывать свои карты. 

— Все успокоились. Барьер уже стабилизирован, но за раз можно переместить только десять человек. Далее вытащите свои камни ХуШэнь1 и вместе со мной и Главой Ло заходите на зловещую равнину ВаньМан. Ни в коем случае не забывайте о том, что нельзя беспорядочно двигаться, иначе сами будете нести ответственность, если пострадаете от несчастного случая. 

1 ХуШэнь — защищать себя от несчастий и напасти.

Как только звуки речи утихли, несколько сил начали согласовывать число людей, чтобы группа из десяти человек использовала один камень ХуШэнь. 

Так называемый камень ХуШэнь — это своего рода камень, образованный из белого кристалла. Такие камни разворачивали защитную область в зависимости от своего размера, которая могла эффективно блокировать ядовитый газ. Камень не являлся какой-либо уникальной вещью, но поскольку его можно было использовать лишь раз, да к тому же обычно он был размером с кулак, внутренняя энергия могла поддерживаться около часа. Поэтому его цена совсем не была низкой. 

Ю СяоМо не имел камня ХуШэнь, но у Лин Сяо он был.

Мужчина заранее был осведомлен, однако его камень ХуШэнь был дан ему Тан Фанем очень давно.

Число людей с Пика Ду в сумме было всего лишь восемь. Если бы к ним добавились Ю СяоМо и Лин Сяо, то это действительно было бы весьма кстати. Однако Кун Вэнь не позвал Ю СяоМо, а окликнул Фан ЧэньЛэ и остальных и, держа камень ХуШэнь, вошел вслед за группой Тан Фаня в зловещую равнину ВаньМан. 

Ю СяоМо тоже не надеялся, что Кун Вэнь позовет его. 

После того, как он ушли, Лин Сяо толкнул его в плечо и, щурясь в улыбке, сказал: 

— Младший шиди, мы тоже идем. — в одной руке он держал камень ХуШэнь. 

Камень в руке был немаленьким и мог поддерживать защиту почти два часа. Изначально Тан Фань специально выбрал камень для него. Если бы Тан Фань знал, что результат будет таким, вероятно, он бы тогда не дал ему такой большой камень ХуШэнь. 

Это называется «человек предполагает, а Господь располагает»!

Двое людей использовали такой большой защитный камень. Глядя на них, все ощущали, какое это расточительство, поэтому они привлекли немало внимания других людей.

Тут также были десять саньсю, но камень ХуШэнь, который они использовали, явно был вдвое меньше, чем у Лин Сяо. По подсчетам, его внутренняя энергия не продержалась бы и часа. Вдобавок, по причине, что они полностью принадлежали к такому сорту людей, которые от начала до конца не прикладывают усилий, они, вероятно, и оказались в последней входившей партии. 

Они как раз находились сбоку от Ю СяоМо и Лин Сяо и,завидев их, неустанно восхищались и завидовали. 

Ю СяоМо оглядывался по сторонам и как раз обратил внимание на эту группу. Заметив, что десять взрослых мужчин теснились под одним камнем, а некоторые даже со скрытой обидой смотрели на них, он тотчас почувствовал неловкость. 

Лин Сяо увидел эту сцену. Приподняв уголки рта, он сказал саньсю, держащему камень ХуШэнь: 

— Я могу обменяться с Вашим превосходительством камнями, если Вы расскажете нам о ситуации на территории ТяньТан. Как насчет этого?

Как только он закончил речь, тот человек сразу же обменялся растерянным взглядом с другими. Похоже, что его слова оказались весьма неожиданными. 

Ю СяоМо тоже очень удивился. Он задрал голову, с изумлением посмотрев на Лин Сяо. Последний опустил лицо и подмигнул ему. 

Хоть и говорится, что люди, выражая дружелюбие без всякого повода и причины, могли иметь скрытые намерения, Лин Сяо объяснил все очень ясно. Если хотите пройти, то используйте информацию для обмена. Это как раз рассеяло половину их настороженности. К тому же Лин Сяо был человеком из школы ТяньСинь и он не мог прибегать к уловком перед таким большим количеством людей. 

Подумав так, тот человек, спросив согласия у остальных, обменялся камнями ХуШэнь с Лин Сяо. Держа защитный камень, саньсю почувствовал внутри огромную энергию. Теперь им незачем было беспокоиться, что ее не хватит.

Хотя кое-кто из группы имел предел совершенствования Лин и им ни к чему было беспокоится о том, что они могут отравиться, но если энергии не хватит — это могло повлиять на их силу. Когда они войдут на территорию ТяньТан, то окажутся в немного большей опасности. Поэтому, если можно использовать некоторую информацию для обмена на камень ХуШэнь, они, в конечном счете, были согласны. 

После этого, тот саньсю рассказал одно за другим все сведения, которые знал. Некоторые из них были личным опытом других, некоторые — лишь собранные от расспросов везде и во всех направлениях. Подытожив, Лин Сяо, однако, получил немало полезной информации. 

Ю СяоМо не догадывался, что можно было сделать таким образом. Он в восхищении падал ниц перед Лин Сяо. Юноша смотрел на мужчину сверкающими глазами и с благоговением на лице.

Очень быстро они достигли места, где был открыт барьер.

Это оказалась темная лощина, наполненная строгой и мрачной атмосферой. Время от времени мерзлый воздух прямо вонзался в кожу. Те, чье совершенствование было сравнительно низким, не могли не дрожать от холода. В густых зарослях обосновались несколько питонов МоТянь, которые еще не развили свой духовный разум. 

Обнаружив их, некоторые люди в душе немного переполошились. Это все-таки определенно были яошоу соответствующие девятой основе. Искушение искушением, но никто не решился пойти и поймать их. 

Барьер находился над входом в ущелье. Небольшой транспортный строй снизу оказался выложен шпатом2. Этот строй был разложен общими усилиями Тан Фаня и Ло ЧэнъЮаня. Поскольку время не позволило им разместить массивный транспортный строй для перемещения пятидесяти человек, то они просто поставили маленький. 

2 Шпат — общее название всех мелкослоистых минералов.

В транспортном строе рисовались непостоянные прожилки, он был почти такого размера, чтобы в нем могли стоять десять человек. Пять энергетических камней величиной с кулак были по порядку разложены вокруг. 

Тан Фань стоял перед транспортным строем. Обернувшись, он посмотрел на множество людей и сурово произнес: 

— Прежде чем начать перемещение, есть одна вещь, которую я хочу разъяснить. Барьер территории ТяньТан будет открыт максимум только один месяц. Месяц спустя он сам закроется. Если вы не хотите навсегда остаться там, вы должны к этому времени прибыть к месту транспортировки. Теперь мы начинаем перемещение. 

Даже если бы Тан Фань этого не сказал, множество людей все равно знали об этом. Это всего лишь рутина, не более. 

Благодаря стараниям Тан Фаня и Ло ЧэнъЮаня, первыми будут перемещаться ученики этих двух школ. Первая группа людей из школы ТяньСинь и школы ЦинЧэн, по пять человек от каждой. 

Толпа изначально предположила, что Тан Фань отправит Лин Сяо первым, однако внезапно он сначала вызвал Сяо Луна, Лэй Цзюя, еще третьего человека и Тан ЮньЦи со вторым даньши. Поскольку даньши не имели боевой силы, они должны были быть вместе с практиками. 

Несколько людей, искушенных совершенствованием, обратили внимание на это происшествие и в их глазах стремительно промелькнуло удивление, как будто они что-то рассмотрели. 

На той стороне, где была школа ЦинЧэн, не было неожиданностью, что Ло ШуХэ начал первым. Он также взял с собой двух молодых даньши. Они, предположительно, должны были оказаться даньши с неплохим врожденным талантом, чтобы быть под его руководством. 

Те, кто перемещался первыми, могли после транспортировки либо подождать на месте, либо взять других и вперед всех уйти на поиски сокровищ. Но люди из одной школы по большей части избирали отправиться в путь прежде других, поскольку первыми могли найти сокровища ТяньЦай. Это была хорошая возможность, поэтому первую группу при перемещении обычно составляли обладатели хорошей силы. 

Сила Лэй Цзюя в самом деле была неплохой, но в сравнении с Лин Сяо он значительно ему уступал. Многие полагали, что это будет Лин Сяо. 

Тан ЮньЦи тоже так считала. Услышав, что ее отец неожиданно не упомянул имя Сяо-гэ, ее красивые глаза очень широко распахнулись. Стиснув зубы, в конечном счете она все же ничего не сказала, так как знала, что отец не согласится.

Лэй Цзюй стоял внутри транспортного строя, с высокомерным видом глядя на Лин Сяо. Его взгляд был полон провокации. 

Но Лин Сяо с самого начала не смотрел на них. Он наклонил голову, как будто очень хорошо болтал с несколькими саньсю, и совершенно не показывал ни капли недовольства из-за того, что не находился в первой группе, будто не имело значения, когда он переместится. 

Лэй Цзюй, сжав кулаки, собрал в глазах гнев, который уже чуть ли не извергался. Он клялся в сердцах, что однажды наверняка заставит «Линь Сяо» хорошо выглядеть, чтобы тот понял, что именно Лэй Цзюй самый выдающийся ученик школы ТяньСинь. 

Тан Фань и Ло ЧэнъЮань по очереди запустили транспортный строй. Очень скоро Лэй Цзюй, Ло ШуХэ и остальные переместились.

Наконец дошла очередь Лин Сяо со второй группой. Должно быть, неприятно было делать это слишком очевидным. Тан Фань упомянул имя Лин Сяо, но не назвал имя Ю СяоМо.

Для Лин Сяо это также не оказалось неожиданностью. Он просто повел за собой Ю СяоМо.

— Шифу, Пусть младший шиди переместится вместе со мной. Он все же был приведен мною. Кун-шишу тоже сказал, что я несу ответственность за его безопасность, — Лин Сяо встал перед лицом Тан Фаня, говоря с большой улыбкой, как будто его совсем не беспокоило, что тот мог возразить. 

Тан Фань слегка склонил веки и, посмотрев на него и Ю СяоМо глубоким и недоступным взглядом, холодно сказал: 

— Раз уж это были слова твоего Кун-шишу, то входи. 

— Благодарю, шифу! — Лин Сяо как будто не обратил внимания на его недовольное выражение лица. Кивнув головой в ответ, он с Ю СяоМо вошел внутрь транспортного строя. 

Во время перемещения Ю СяоМо заметил мрачное выражение лица Кун Вэня.

Преподнесенный как предлог Лин Сяо, его шифу, предположительно, снова стал нерадостным. 

Но если бы он не сказал так, Тан Фань не согласился бы так просто. Не исключена возможность, что в порыве гнева он просто не позволил бы им войти. Подобная ситуация была возможна. Он слышал со слов Ян И-шисюна, что однажды, давным-давно, такое событие возникало. 

Вспышка белого света проскользнула и люди внутри транспортного строя сразу же исчезли. Барьер над их головами вдруг снова качнулся.



Комментарии: 4

  • конечно же барьер качнулся..или вы забыли что сильные цзяньже не могут войти на территорию тань тянь,а лин cяо больше всех их вместе взятых)))

  • Спасибо за перевод) 🥰

  • Интересно, сила Лин Сяо всё же повлияет как-то на барьер?

    Спасибо!

  • Вот и новая арочка подобралась~ Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *