Старейшина Ши первый отреагировал и, прежде чем другие люди заговорили, он поспешно открыл рот и позвал его: 

— Линь Сяо, ты пришел как раз кстати. Школа ЦинЧэн говорит, что мы убили их учеников и сейчас хотят иметь с нами дело.

Если кое-кто оказался бы немного внимательным, то мог бы обнаружить, что, когда Старейшина Ши смотрел на Лин Сяо, в его глазах был намек на нечистую совесть. Он даже при разговоре нес неуверенность в своих силах.

Лин Сяо выглядел, будто ничего не произошло. Он подошел и посмотрел на обуреваемые жаждой убийства обе стороны. В итоге его взгляд остановился на людях школы ЦинЧэн и, посмеявшись, мужчина сказал: 

— Это уже последний день. Почему бы всем не отступить на шаг? Территория ТяньТан изначально была полна опасностей. Все, что угодно может возникнуть вне наших предположений. Может быть кто-то нарочно подбросил вещь, заманивая в ловушку, и провоцирует нас на битву, чтобы получить выгоду рыбака1. Мы все взрослые и все-таки лучше тщательно подумать над последствиями.

1 Выгода рыбака — добывший как птицу-рыболова, так и устрицу, раковиной защемившую птичий клюв. Образно «выгода, которую извлекают третьи лица из конфликта между двумя сторонами».

Эти слова в конце концов были ясными и логичными. Видя серьезное отношение Лин Сяо, они действительно успокоили поднимающийся гнев в груди многих людей.

Ло ШуХэ и Мо Шэн мельком посмотрели друг на друга. Они не ожидали, что Лин Сяо одной фразой укажет им на сомнительное место. 

Верно. Ранее, когда взяли мешок для хранения, Ло ШуХэ на самом деле тоже сомневался, что мог быть некто, преднамеренно подбросивший вещь, чтобы обвинить школу ТяньСинь. Основываясь на доводах того шиди, который обнаружил труп Е Даня, на месте совсем не было каких-либо следов борьбы, таким образом, сила другой стороны, вполне вероятно, была выше, чем у Е Даня. Притом, намного выше.

Но как возможно, чтобы такой мастер смог оставить столь явную брешь?

Хоть они и очень подозрительно относились к этому, тем не менее, смерть Е Даня нельзя из-за этого раскрывать. Поэтому Ло ШуХэ предположил, что, так или иначе, отношения между школой ЦинЧэн и школой ТяньСинь уже дошли до точки, несовместимой как вода и огонь2, и что рано или поздно они будут разорваны. Если можно было бы смерть Е Даня повесить на школу ТяньСинь, то потом школа ЦинЧэн, в свою очередь, могла номинально по справедливости начать битву.

2 Совершенно несовместимые.

Но они знали, что другие ученики не понимали. В тот же момент слова Лин Сяо пошатнули их.

Ю СяоМо старался сдержать смех. Лин Сяо опять демонстрирует свои актерские способности.

Как единственный знающий человек, юноша заявлял, что каждый раз, когда он видит его до крайности лицемерное выражение, то у него возникает своего рода импульс тошноты. Естественно, лишь в помыслах, и не более. 

Изначально конфликт между школой ЦинЧэн и школой ТяньСинь уже выпустил немало искр, но после слов «наставления» Лин Сяо один за другим они почти свернули знамена и перестали бить в барабаны3

3 Бить отбой.

Другие силы заметили, что не будет представления, во множестве почувствовали скуку и разошлись.

У Ло ШуХэ и других, казалось, тоже имелись свои планы, и, не продолжая усложнять ситуацию, они ушли прочь.

Ю СяоМо, который имел мозги дурня, видел насквозь их внутренние мысли. Хоть Ло ШуХэ заключил контракт с яошоу девятой основы, ему известно, что этот яошоу получил очень тяжелые ранения. Если у него нет такой ценной духовной воды, как у Ю СяоМо, то невозможно с налету вылечить раны Небесной птицы ЛюЛэй. Таким образом, ему пока не следует начинать открытый конфликт. 

Лин Сяо подошел к Старейшине Ши и будто случайно сказал: 

— Старейшина Ши, вы все, однако, пришли действительно вместе. Неужели все договаривались заранее?

Эти слова в тот же момент заставили уже приготовившегося уйти Ло ШуХэ остановить ногу. Посмотрев снова, его выражение лица стало немного странным и озадаченным. 

Старейшина Ши обеспокоенный тем, что если Лин Сяо продолжит говорить, то разоблачит их, поспешно схватил мужчину и увел в другое место. Только когда он убедился, что прочие не смогут услышать их разговор, он притворно кашлянул и сказал: 

— Я неожиданно получил информацию об открытии барьера горного пика Яо, поэтому я и несколько старейшин договорились пойти вместе на горный пик Яо. В то время ты находился на северной стороне, поэтому не успел сообщить тебе.

Лин Сяо протянул «э»4 немного дольше. 

4 Междометие, используемое для удивления или сомнения. Переводится также как «неужели?».

Старейшина Ши совсем не заметил, какие у него были мысли и, похлопав по плечу, громко захохотал, скрывая гнев: 

— Но к счастью, Линь-шичжи, ты не пришел. Ты, вероятно, не знаешь, но горный пик Яо недавно обрушился. В результате очень многие получили ранения. Линь-шичжи в самом деле счастливец.

Лин Сяо поднял уголки рта: 

— По словам Старейшины Ши, удача Лин Сяо действительно неплоха.

Если бы этот старый хрыч знал, что человек, стоящий перед ним, был главным виновником обвала горного пика Яо, неизвестно, смог бы он сказать такие слова или нет. 

— Кстати, Старейшина Ши, почему не видно Старейшину Вана и Хуан Цзе-шиди?

Как будто принимая во внимание напряженность Старейшины Ши, Лин Сяо «заботливо» переключил тему разговора.

Старейшина Ши в душе тотчас вздохнул с облегчением : 

— Племянница ЮньЦи пропала, поэтому они ушли искать ее. Скоро минует десять часов, они должны уже вернуться.

Существует поговорка, которая гласит «Стоило упомянуть о Цао Цао, и он тут как тут»5!

5 Образно «лëгок на помине».

Не прошло и минуты, как Старейшина Ши закончил говорить, и кто-то прибыл на каменную платформу. 

Этим человеком оказался никто иной как Старейшина Ван и его группа. Вот только выражения их лиц, кажется, были весьма мрачными.

Старейшина Ши только-только посмотрел на него, как его взгляд сразу привлекли носилки, которые несли двое учеников позади. Разглядев человека на носилках, он внезапно выдохнул и перед глазами у него почти потемнело. 

— Чт… Что случилось? — у Старейшина Вэн также не было ни кровинки. С потемневшими глазами он уставился на дыру в груди человека на носилках. Тан ЮньЦи с головы до пят окрасилась кроваво-красным. Ее безжизненный вид указывал на то, что она мертва уже несколько часов.

Естественно, неприглядные выражения их лиц были не потому, что Тан ЮньЦи умерла, а из-за гнева, который вспыхнет у Главы, когда он узнает, что его дочь погибла на территории ТяньТан. Когда это случится, возможно, никто из них никак не избежит ответственности.

— Старейшина Ван, что в конце концов произошло? Как могло случиться, что племянница ЮньЦи мертва? — Старейшина Ши поспешно подошел к Ван Аню, у которого выражение лица было самым неприглядным.

Ван Ань был старейшиной, который отвечал за личную безопасность Тан ЮньЦи на территории ТяньТан. Сейчас, когда с девушкой произошло несчастье, его ответственность была наибольшей. 

С того времени как нашли труп Тан ЮньЦи и до настоящего момента мрачное лицо Ван Аня, можно сказать, никогда не расслаблялось. Даже дело дошло до того, что оно становилось все темнее и темнее. Его мертвенный взгляд выглядел так, будто он хотел сожрать человека. Услышав слова Старейшины Ши, он холодно пояснил: 

— Я также не знаю, что произошло. К тому времени, когда мы ее нашли, она уже была мертва.

Он тоже интересовался, кто убил Тан ЮньЦи. Хоть он не защитил девушку, если бы он смог забрать с собой убийцу, по меньшей мере, грядущее наказание могло быть немного легче. Но убийца, должно быть, оказался слишком аккуратным. Он на месте убийства вообще не нашел зацепки к убийце. 

Старейшина Вэн оглядел их группу и невольно засомневался: 

— Старейшина Ван, где контрактный зверь племянницы ЮньЦи?

Услышав эти слова, выражение лица Ван Аня стало еще более неприглядным: 

— Исчез. Я подозреваю, что убийце мог приглянуться контрактный зверь Тан ЮньЦи, поэтому ее и убили.

Убивать людей, чтобы завладеть сокровищем, было обычным явлением. Никто не сомневался в этой причине. 

Но...

Контрактный зверь Тан ЮньЦи в конце концов был на одной звезде седьмой основы. Хоть семь звезд предела Син и казались очень сильным на территории ТяньТан, в сравнении с яошоу седьмой основы разрыв был большой. Как бы то ни было, никакой практик не смог бы всего за несколько часов совершить убийство и забрать сокровище. Разве только это не было спланировано. Например, если несколько семизвездых предела Син объединились, то это казалось возможным.

Однако, эта гипотеза тоже была не очень убедительна.

Обвал горного пика Яо стал неожиданностью для всех. То, что Тан ЮньЦи отделилась от них, также оказалось непредвиденным, поэтому можно было исключить запланированное убийство ради захвата сокровища. Таким образом, оставалась лишь одна вероятность.

Убийца мог быть человеком, имеющим контрактного зверя, чья сила, по всей вероятности, оказалась выше контрактного зверя Тан ЮньЦи. Только так можно было объяснить смерть девушки. 

— Яошоу, который сильнее седьмой основы. — сказал Ван Ань, обращаясь к самому себе. Пара свирепых глаз мгновенно оглядели на каменной платформе всех присутствующих практиков и даньши, которые заключили контракт с яошоу. Имея этот ключ, диапазон убийц тотчас же порядочно сузился, потому что не у каждого человека была возможность заключить контракт с яошоу выше седьмой основы. Можно сказать, что такой человек был абсолютно похож на перо феникса и рог единорога6

6 Редкий человек.

К тому же, если убийца в самом деле отнял контрактного зверя Тан ЮньЦи, то этот человек, вероятнее всего, даньши, поскольку только даньши способны заключить контракт с более чем одним яошоу. Таким образом, диапазон снова порядочно уменьшился. Но также нельзя было исключать, что убийцами могут оказаться двое и более человек. 

Как бы там ни было, но Ван Ань не мог рискнуть оскорбить другие школы и силы для того, чтобы устроить им перекрестный допрос.

Никому не понравилось бы оказаться под подозрением как убийца Тан ЮньЦи. Тем более, не все люди были такими же, как девушка, которая самодовольно светила своим яошоу, с кем заключила контракт. Чем сильнее яошоу, тем больше людям не терпелось его спрятать, иначе не исключена возможность, что обстоятельства, при которых совершали убийства ради захвата сокровища, могло произойти и с ними.

Итак, Тан ЮньЦи пала с таким финалом. Совсем как «сама сотворила, сама и получила».

Но смерть девушки все же вызвала большой резонанс в толпе. 

Не только Ван Ань и его группа строили предположения об убийце. Кто из присутствующих не был сообразительным человеком? Хотя лица некоторых ничего не выражали, они незаметно приказали своим контрактным зверям спрятаться. 

Однако был один человек, контрактный зверь которого тоже оказался весьма привлекательным для людей. И этим человеком был Фан ЧэньЛэ.

В то время ради спасения людей Фан ЧэньЛэ был вынужден выпустить Морского змея ДуВэй. В результате несколько учеников увидели его. Некоторые ученики, к тому же, были из Блока Сюлянь и их дружба не была глубокой. Даже если Фан ЧэньЛэ попросил их не рассказывать, в конечном счете нашелся бы ученик, который проинформирует об этом других людей.

Выражение лица у Старейшина Ши, который ранее бросил Фан ЧэньЛэ, было таким как и предполагал Ю СяоМо. Абсолютно точно нельзя было сказать, что он был радостным, так как заметил Морского змея ДуВэй, того яошоу, что изначально скрывался на дне озера.

Очевидно, что Фан ЧэньЛэ не только счастливчик, его удача тоже была немаленькой. Он не знал, как тот заключил контракт с Морским змеем, но после Фан ЧэньЛэ не сообщил им об инциденте с яошоу. Юноша явно принимал меры предосторожности с ними.

После сбора Фан ЧэньЛэ оказался окружен толпой соучеников, которые задавали всевозможные вопросы. К счастью, там был Фу ЦзыЛинь. Его невыразительное, но распространяющее холод айсберга лицо отпугнуло немало людей. 

Только когда Ю СяоМо появился, этот господин чуть-чуть разморозил холодный воздух.

— Дашисюн, поздравляю тебя! — Ю СяоМо, не обращая внимания на Лин Сяо, который как раз фальшиво подмазывался к Старейшине Ши и другим, сразу подбежал к окруженному толпой Фан ЧэньЛэ и искренне поздравил его. 

Заметив его, на лице Фан ЧэньЛэ наконец-то появилась искренняя улыбка. Он потянул его к себе, чтобы с головы до ног осмотреть. Убедившись, что у того не было ран, только тогда юноша слегка облегченно вздохнул.

Фан ЧэньЛэ сказал: 

— Дашисюн тоже хочет поздравить тебя. Я слышал, что ты заключил контракт с Волком СюэЦан. Неплохо.

Ю СяоМо тут же радостно засмеялся: 

— Удача Дашисюна лучше моей. Я слышал, что у Морского змея ДуВэй родство с ЦзяоЛуном7. Не исключена возможность, что в будущем он прорвется через восьмую основу.

7 ЦзяоЛун — водяной дракон. Легендарный дракон с умением контролировать дождь и наводнения.

Фан ЧэньЛэ пальцем указал на его лоб: 

— В настоящий момент Морской змей ДуВэй на седьмой основе. Потребуется еще очень долгое время, чтобы он смог прорваться через восьмую основу. Тем более ты считаешь, что изменивший вид зверь девятой основы сможет вот так запросто прорваться?

При упоминании об изменении вида, взгляд Ю СяоМо невольно сверкнул: 

— Дашисюн, можно ли мне посмотреть на твоего контрактного зверя?

— Конечно! — Фан ЧэньЛэ без колебаний сразу же согласился.

Морскому змею ДуВэй не нравилось, когда люди глазели на него, поэтому он превратился в мини-размер и спрятался в его одежде. Если бы это другие люди предложили, то он бы не дал, но Ю СяоМо отличался. 

Ю СяоМо взял из рук Фан ЧэньЛэ Морского змея ДуВэй и, пощупав его мини-тело, шепотом сказал: 

— Морской змей ДуВэй. Морской змей ДуВэй, я вручаю тебе безопасность жизни моего Дашисюна. Однако ни в коем случае не разочаруй меня, иначе я попрошу Лин-шисюна избить тебя.

Морской змей ДуВэй: 

— ...

Сказав целую цепочку слов, будто обращаясь к самому себе, Ю СяоМо вернул Морского змея ДуВэй Фан ЧэньЛэ. Затем он наобум упомянул: 

— Второй шисюн, ты не заключил контракт с яошоу? 

На самом деле он интересовался, нашел ли и заключил контракт со вторым шисюном Дух зверя ЦзюэМин. 

Неожиданно двое людей, услышавшие эти слова, замолчали. Несмотря на то, что они и так достаточно молчали, в конце-концов Фан ЧэньЛэ все же открыл рот: 

— Младший шиди, как вернемся, расскажу тебе.

Похоже, что контракт был заключен. Ю СяоМо сразу же кивнул головой. 

Позже Фу ЦзыЛинь неожиданно сказал: 

— Младший шиди, посмотри туда на Линь Сяо. 

Cпокойный снаружи, но бурный внутри8 человек не открывал рот, а открыв его, сразу же весь мир удивил.

8 О человеке, который с виду очень спокоен и тих, но внутри полон бурных чувств.
9 Вся фраза основана на «молчал-молчал, а как сказал – весь мир удивил».

Ю СяоМо ясно увидел, что очень знакомый человек подошел к Линь Сяо.



Комментарии: 5

  • Большое спасибо за главу!

  • Ло Шу Хе решил все же попытать Лин Сяо??? Уж слишком они о себе возомнили, чтоб отношения выяснять при всех)) ах Ю-Мо так пичется о своих шисюнах...я бы тоже ревновала!!!! Но с лисой теперь палево!!!))))сябки за главушку!!!

  • А вообще, поздравляю с переведенной четвертью новеллы ;) Вы молодцы!

    Ответ от 明月

    Спасибо <3

  • Умеет же автор заинтриговать под конец главы. Спасибо за перевод ; )

  • Хэх, это расследование с самого начала обречено на провал) и что ещё за знакомый человек блин ?
    Спасибо за перевод)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *