ВаньБао — сокровища земли, дары природы. Или, дословно, десять тысяч сокровищ.

Покинув городок ХэПин, Лин Сяо сразу же поймал благоприятную возможность, чтобы отругать Ю СяоМо. 

Запросто поверить незнакомцу. Что, если бы у этого человека имелась иная цель? Ты купился, а затем ты же еще и считал для него деньги1?

1 Используется для описания людей, которыми пользуются, но они не подозревают об этом. Они, наоборот, думают, что им помогают, отчего чрезвычайно тронуты действиями другого человека. Обычно используют для описания наивного человека, который показывает себя дураком.

Поэтому Лин Сяо воспользовался этим шансом, чтобы прочитать лекцию Ю СяоМо. 

Содержание урока состояло в том, что нельзя доверять какому-либо человеку, кто будет добр к тебе без всякой причины и повода. Все потому, что у такого обязательно имелся какой-нибудь замысел.

Ю СяоМо в этом отношении в конечном счете можно характеризовать как недоучку. Но он также знал, что это, вероятно, из-за того, что взаимозависимость двух миров была различной. Только юноша не понимал, почему он должен был быть настороже и остерегаться людей, которые добры к нему. По его восприятию не обязательно все являлись плохими. Поэтому он метнул этот вопрос Лин Сяо.

— Младший шиди, причина, почему практики могут обладать силой, способной одной рукой заслонить небо2, и умениями далеко незаурядного человека, это потому, что они идут против воли неба. Ввиду этого, путь противостояния воли небес является ни с чем не сравнимой и крайне опасной дорогой. Поэтому лучшим способом будет непрерывное повышение своей силы. Однако ты должен знать, что сила не то, что можно повысить только потому, что ты просто захотел ее увеличить. Способности каждого практика в некоторой степени отличаются. Те, у кого природные данные плохие и обстоятельства нехороши, могут получить разного рода ресурсы только через непрерывные грабежи. Ты понимаешь?

2 О колоссальной силе.

Лин Сяо не нравилось объяснять высокие принципы, потому что в его глазах кулак был целым здравым смыслом. Но если он мог заставить Ю СяоМо понять, то был не против объяснить это один раз.

Ю СяоМо в общих чертах уяснил смысл этого объяснения такими словами. 

Короче говоря, смысл был такой: когда были отличия в существовании, правила мира также были иные.

Мир, в котором он жил раньше, был самым обычным простым миром. Человечество лишь стремилось к теплу и сытости3. Вероятно, имелись единицы, кто ценил власть и деньги, но из-за ограничений мира, самой высокой точкой, куда все люди могли взобраться, была лишь самая верхушка человеческой пирамиды и не более того.

3 Образно в значении «безбедная жизнь», «жить в довольстве».

Как пример, если принять, что максимальная высота пирамиды Земли условно составляла всего лишь один метр, таким образом, пирамида этого пространства, континента ЛунСян, как раз была тысячу или десять тысяч метров в высоту. И тот и другой миры имели существенные различия.

Таким образом желания людей разнились по размеру. Чем сложнее становился мир, тем, естественно, больше и больше человечности вымывало.

Но…

— Лин-шисюн. Говорить — это одно, но не мог бы ты не совать свои руки в мою одежду? — скрежеща зубами сказал Ю СяоМо.

Они явно говорили о великой истине понимания мира. Такая серьезная атмосфера, а этот парень в конечном счете так бесстыже рукой щупал его грудь. На самом деле ему очень хотелось в этот момент еще раз оплакать перевернутое с ног на голову собственное понимание о жизни, но Лин Сяо совершенно не дал ему шанса. Очевидно же, что это была превосходная обстановка для умиротворения.

— Не могу. — Лин Сяо опустил голову, глядя на юношу, уголки его рта таили след улыбки. Независимо от того, как Ю СяоМо ежился и вырывался, рука, которую он запустил в его одежды, не была склонна выниматься. Кроме того мужчина злонамеренно погладил еще несколько раз, ущипнув выпуклые красные горошинки.

Ю СяоМо ахнул от удивления и озлобленно уставился на него. Почувствовав, что этого было недостаточно для вымещения гнева, он поднял ногу и пнул того в голень. Результат — истошные вопли «ай-яй!». Ю СяоМо крепко обнимал собственную ногу с искаженным лицом. Еще не хватало стремительно нахлынувших крокодиловых слез4.

4 По нашему мнению, автор имеет в виду крупные слезы.

— И-и-и…из чего сделаны твои ноги?

Он действительно чувствовал, что пнул медную стену или железный вал5. Эта сволочь. Не только его рот и руки притесняли его, в итоге даже нога помыкала им.

5 Образно в значении «неприступная крепость».

Ю СяоМо так смешил Лин Сяо, что тот хохотал почти до колик. Крепко обняв тело юноши, он сказал с неудержимой радостью: 

— На самом деле сделано из плоти.

Ю СяоМо сразу же уставился на него с выражением «я не верю».

— Тогда шисюн поможет тебе растереть ее. — сказал Лин Сяо, щурясь в улыбке.

Лицо Ю СяоМо сразу же помрачнело, становясь все более черным. В конце концов он не стерпел и рыкнул: 

— Ты сволочь. Очевидно, что моя нога получила травму. Зачем ты трогаешь мою грудь? Моя грудь не ранена.

Лин Сяо сразу же изобразил выражение внезапного осознания и тотчас же искренне извинился: 

— Виноват. Я запамятовал. В следующий раз такое определенно не случится.

Еще будет и следующий раз? Никак не получится! Смотря на отвратительную улыбку на его лице, которую он как видит, так сразу испытывает отвращение, Ю СяоМо решил в дальнейшем не верить ничему, что тот станет говорить.

В сопровождении порывистых басистых проклятий, лошадиная повозка радостно мчалась к месту прибытия, городу Цин. Ю СяоМо совершенно не заметил, что на этот раз его, наконец, не укачало.

Город Цин был крупным городом, который развивался преимущественно школой ЦинЧэн. Он был достоин находиться в первой тройке в южной части континента.

Лошадиная повозка тряслась полдня, прежде чем Ю СяоМо в конечном счете не мог этого выносить. Лин Сяо также не планировал все время позволять лошади ЛеХо бежать, везя их. На полпути он отослал лошадь и вызвал Крылатую птицу, на которую они сели и спешно отправились в город Цин.

Скорость Крылатой птицы была намного выше, чем у лошадиной повозки. Не прошло и полдня, как они добрались до города Цин. Глядя издалека, площадь города на удивление была еще больше, чем в городе ХуньЦзи. Величественные очертания чрезвычайно потрясали людей. Даже с вершины невозможно было увидеть края города Цин. Неудивительно, что школа ЦинЧэн могла стоять плечом к плечу со школой ТяньСинь. Эта схватка образа действий в самом деле была очень могущественной.

Ввиду того, что примчались, хватаясь за часы6, они не имели времени на прогулку по городу. 

6 Делать что-то, думая об ограничении по времени.

Лин Сяо позволил Крылатой птице опустить их в лесу за городом. Затем он отнес хромающего на одну ногу Ю СяоМо в город. Но, прежде чем войти в город, мужчина поменял их облики.

Возможно, незачем было изменять их внешний вид, когда они отправились в город ХуньЦзи, потому что город действительно находился очень далеко от школы ТяньСинь и любая имеющаяся информация также не могла наверняка долететь до школы ТяньСинь. Но город Цин отличался.

Этот город был владением школы ЦинЧэн. Вплоть до того, что в пределах городских стен находились люди данной школы, охранявшие город. Также имелся отряд стражников, патрулирующих каждый день. Оборону нельзя было назвать нестрогой, но здесь имелся беспрерывный поток людей, которые приходили и уходили. Если какая-либо имеющаяся информация распространялась, то она очень легко доходила до ушей школы ТяньСинь. Таким образом, они были вынуждены осмотрительно вести себя.

Город Цин был наиболее известен своим Залом ВаньБао. Зал проводил аукцион каждый месяц. Но обычно товары высшего качества продавались с молотка раз в три месяца.

В этом месяце лоты были как раз того самого аукциона товаров высшего качества, которые выставлялись раз в три месяца.

Но здесь было не совсем то же самое, что в аукционном зале ЦиСин. Аукционный зал ЦиСин являлся стандартным аукционным залом. Как правило он был открыт внешнему миру и любой человек мог войти. А у Зала ВаньБао имелся характерный признак — только для частных лиц. Нельзя было войти, не обладая специальным пригласительным билетом от школы ЦинЧэн.

— Лин-шисюн, как мы войдем без приглашения?

Ю СяоМо поспешно спросил Лин Сяо, услышав, что требовался пригласительный. Однако он, забеспокоившись, упустил — как могло случится, что Лин Сяо привел его сюда, не имея пригласительного билета? Вдобавок, даже если у него и не было приглашения, он все равно получил бы одно.

Лин Сяо сказал: 

— Хотя силу Тан Хуня нельзя считать первосортной, она также считалась влиянием второго сорта. К тому же, его источники дохода имели довольно обширный диапазон и, в основном, встречались на каждом шагу. Самое главное, у него водились деньги. Вот почему школа ЦинЧэн также отправила ему приглашение.

Управляющий Ци узнал, что Лин Сяо хотел отправиться и принять участие в аукционе в Зале ВаньБао, поэтому, выяснив информацию, сразу же заодно передал ему пригласительный билет. Совершенно «не волоча глину и не неся воду»7, его лаконичное поведение оставило Лин Сяо очень довольным.

7 Разводить канитель.

Хотя они изменили свой облик, двое людей все же весьма привлекали внимание. 

Причиной было то, что Лин Сяо шел, неся в руках Ю СяоМо. Если бы он держал женщину, то это, вероятно, могло и не привлечь столько внимания людей. Но суть заключалась в том, что тот, кого он держал на руках, был мужчиной.

Ю СяоМо не был таким толстокожим8. В конечном итоге он не мог вынести того, что все время на него смотрели люди и боролся из последних сил, намереваясь сойти. На самом деле его нога изначально не так уж и болела.

8 Дословно «толстая кожа лица». Означает «бесстыжий, наглый, нахальный».

Лин Сяо знал, что он тонкокожий9, поэтому больше не настаивал. Опустив его, мужчина хотел потянуть юношу в сторону Зала ВаньБао, но Ю СяоМо словно застыл на месте. Лин Сяо повернул голову и увидел, как тот радостно смотрит на ближайшую лавку. Ближайшей была лавка пилюль.

9 Дословно «тонкая кожа лица». Означает «чувствительный, легкоранимый».

— Лин-шисюн, я хочу зайти и продать немного чудотворных пилюль. Как насчет того, чтобы ты сперва подождал меня тут?

Ю СяоМо обернулся и сказал все это Лин Сяо. Если бы он внезапно не заметил эту лавку пилюль, то почти забыл бы об ином деле, которое собирался сделать. В противном случае, когда аукцион начался и у него бы не хватило денег, то оказалось, что он напрасно приехал.

Лин Сяо приподнял бровь, примерно поняв, о чем тот думал и просто потащил его прочь, одновременно объясняя: 

— Не нужно продавать чудотворные пилюли. У меня есть золотые монеты.

Ю СяоМо остолбенел, спросив: 

— Откуда они у тебя?

В его понимании Лин Сяо фактически был нищим голодранцем, даже беднее его самого. Поэтому каждый раз, когда они натыкались на место, где требовалось тратить золотые монеты, он никогда не рассчитывал, что Лин Сяо сможет оплатить счет. Поэтому он, все очень хорошо осознавая, вытаскивал поясной кошелек10.

10 Брать на себя расходы.

— Тан Хунь. — Лин Сяо, не оглядываясь назад, метнул в него легких два слова.

Услышав это имя, Ю СяоМо почувствовал чрезвычайно глубокую зависть. Кое-кто только однажды протянул руку и получил огромный золотой рудник (имущество Тан Хуня). А если посмотреть на него, то каждый раз, продавая чудотворные пилюли, он получал не более десяти с лишним тысяч золотых монет. Самое большое было один раз и всего лишь около двадцати миллионов монет. Но в дальнейшем им было потрачено почти десять миллионов. 

Действительно, человек, сравнивая себя с другим, разозлится до смерти!

Но, в конце концов, Ю СяоМо обменял чудотворные пилюли, которые планировал отнести и продать, на золотые монеты Лин Сяо. Мешок для хранения небольшой, но внутри он был почти заполнен золотыми монетами. Юноша сделал грубый подсчет. Здесь оказалось во много раз больше, чем у него…

Увидев такую кучу золотых монет, в голове Ю СяоМо остались лишь три слова: восхищаюсь, завидую, ненавижу11!

11 Популярная фраза, отмечающая, что говорящий завидует белой завистью.

Через час они наконец добрались до входа Зала ВаньБао.

Вопреки всем ожиданиям, Зал ВаньБао был не таким бросающимся в глаза, как Аукционный зал ЦиСин. Наоборот, его вход и выход были довольно-таки скрыты. Незнающие люди, предположительно, прошли бы мимо, просто проигнорировав его. Но прохожих, ходивших в окрестностях также было не очень много.

Рядом со входом в Зал ВаньБао не было охранников, только неподвижно висел черный занавес. 

Лин Сяо без колебаний, взяв Ю СяоМо, направился прямо внутрь.

Обстановка там было не такой мрачной, как предполагал Ю СяоМо. Напротив, было очень ярко. К тому же он наконец обнаружил охранников, которые караулили проход внутрь. Когда они подошли, один из охранников затребовал их пригласительный билет.

Лин Сяо достал приглашение и протянул им.

Охранник, мельком посмотрев, вернул его назад Лин Сяо. Затем спросил их, нужны ли им мантии.

Мужчина попросил два черных плаща-накидки. После он взял один из них и накрыл Ю СяоМо. Поскольку все, кто принимал участие в аукционе Зала ВаньБао, соберутся в главном зале, почти каждый мог заметить всю обстановку внутри этого зала. В то же время, если кто-то не желал, чтобы другие знали его истинный облик, то мантия являлась необходимой вещью.

Надев плащи, Лин Сяо с Ю СяоМо вошли в зал аукциона.

Поскольку они прибыли довольно поздно, в данную минуту главный зал уже был переполнен людьми. Но, ввиду того, что покровителем за спиной Зала ВаньБао была школа ЦинЧэн, никто не осмеливался бесчинствовать здесь. Атмосфера оказалась не такой шумной, как в Аукционном зале ЦиСин. Большинство безмятежно сидели на сиденьях, сплошь вели благородные и счастливые беседы.

Когда они оба вошли внутрь, Лин Сяо сразу же ощутил несколько измеряющих линий энергии Нянь12. Эти линии разок налетели на их тела. Энергия Нянь исходила из отдельных направлений Зала ВаньБао. Именно в этих направлениях как раз располагались места, где находились охранники. Имелась еще одна, позади платформы аукциона. Сила этой линии энергии Нянь являлась немного мощнее остальных.

12 Нянь — помнить.

Однако Лин Сяо даже не сморщил бровей. В его глазах любой сильный человек здесь был не более, чем блоха. Невозможно было распознать его и Ю СяоМо, вокруг которого он специально установил запрет.

Обычно довольно могущественные силы выбирали сиденья впереди. Но Лин Сяо не выбрал передние ряды, а подметил и сел на свободное место сзади. Ю СяоМо же сел сбоку от него.

Так как юноша уже принимал участие в аукционе, на этот раз он не показал себя полным новичком как в прошлый раз. На самом деле у него тоже не было требований, потому что большая мантия на его теле почти целиком покрывала голову. Даже идти было немного трудно.

Вскоре после того, как двое людей едва ступили внутрь и только-только сели, начался аукцион.

В главном зале, где с самого начала было довольно безмятежно, стало еще тише. Все смотрели в сторону платформы аукциона.

Едва затихло, из-за задней стороны платформы аукциона вышел старик в темной одежде. Не говоря много лишних слов, он очень быстро перешел к основной теме. Первым лотом аукциона как раз являлось мясо овцы ВаньЛин, которую все ждали. Но это отличалось от сведений, полученных Лин Сяо. Здесь, по-видимому, лот был весом лишь в одну тушу овцы ВаньЛин.



Комментарии: 8

  • нам кинули кусочек мясца,а Лин пожамкал кусочек Ю-Мо))

  • Спасибо за перевод :)

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Спасибо переводчикам и редокторам за главушку))) : *

  • Благодарю.

  • Им надо много овец - волчок дома голодный остался)))

  • Спасибо большое за перевод)))) 😘😘😘💕💕😍😍😍💞💞💞

  • Спасибо за перевод) 💖💐👍

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *