Рано утром следующего дня на улице города ТяньСян появилась толпа. Большинство людей направлялось в ту же сторону, а именно на площадку аукциона, который устраивал Союз Цан — Аукционный зал ЦанИн1!

1 ЦанИн —ястреб-тетеревятник.

ДуаньМу Цин как раз, когда едва рассвело, подготовил лошадиную повозку. Наспех взяв с собой людей, он прибыл в трактир, чтобы встретить Ю СяоМо и других. 

Не прошло много времени как великолепная лошадиная повозка остановилась в окрестностях вблизи главного входа аукционного зала ЦанИн, как раз у того, мимо которого вчера прошли Ю СяоМо и Лин Сяо.

Вход в аукционный зал, изначально просторный, в настоящее время был уже битком набит толпой людей. Всякого рода повозки останавливались на широкой улице, почти преграждая путь, так, что трудно становилось сделать даже маленький шаг. Хотя население БэйДуна отличалось от других мест, по-прежнему можно было увидеть небывалую торжественность аукциона.

Выйдя из повозки, Ю СяоМо со всей компанией опять прошел короткое расстояние, прежде чем достичь небольших ворот сбоку от главного входа. 

Небольшие ворота являлись проходом для уважаемых посетителей. Только лишь силы БэйДуна имели статус, чтобы пройти.

По сравнению с бурлящей толпой у главного входа, здесь казалось более безмятежно и просторно. Только через каждые крайне короткие промежутки времени входили и выходили толпы очень влиятельных людей. Но человек средних лет, который охранял рядом с небольшими воротами, напротив, выглядел без высокомерия и держался с достоинством, не показывая и ничтожного количества лести.

Только они собирались пройти, как несколько человек внезапно выбежали перед ними и как раз оказались быстрее их на шаг. Но, по-видимому, две группы людей одновременно направились пройти через небольшие ворота.

Небольшие ворота преодолеть можно было только двум людям за раз. Эти две группы людей, по-видимому, хотели войти первыми, в результате они загородили вход. В воздухе как будто начал чуть-чуть витать запах пороха.

— Тан Хао, это в самом деле ты! 

Человек, который говорил, оказался молодым мужчиной, который шел справа. Внешне было похоже, что ему только лишь приблизительно двадцать пять лет, но на континенте ТунТянь невозможно определить возраст благодаря внешнему виду, так как у очень многих людей, внешность которых казалась очень юной, в действительности возраст уже превышал тысячу лет.

За спиной молодого мужчины по обе стороны находились рядом люди, аура которых была мощной. С виду у одного из них по меньшей мере имелось совершенствование предела Ди, другой же был с совершенствованием предела Хуан. На первый взгляд походили на охрану молодого мужчины. Иметь возможность быть под защитой двоих цянчжэ, — статус определенно «необычен звучанием»2.

2 Образно «исключительный».

Тот, которого молодой мужчина назвал Таном Хао, являлся молодым человеком, возраст которого практически не отличался от его внешнего вида. Красивые черты лица молодого человека несли с собой немного высокомерного выражения. За спиной также имелось двое охранников.

Услышав слова молодого мужчины, Тан Хао бросил на него холодный взгляд. Слова говорились, тем не менее, с чувством зубовного скрежета: 

— Ху Фэн, опять ты. Похоже, на этот раз ты также хочешь посоревноваться со мной.

Ху Фэн показал на лице кривую улыбку:

— Должно быть, сказано, что ты опять желаешь посостязаться со мной.

Тан Хао холодно фыркнул: 

— Раз уж ты тоже спешишь ради той вещи, то каждый опирается на свои способности.

— Надеюсь, что твоих духовных кристаллов подготовлено достаточно много. Не хочу, чтобы когда придет время, ты оказался напуган мною так, что не решишься повысить ставку. — В глазах Ху Фэна промелькнул крошечный холодный блеск.

Как раз в этот момент сбоку раздался голос: 

— Извините, не могли бы вы дать пройти?

Внезапный голос заставил двоих людей как по уговору посмотреть в сторону источника звука и только увидеть, что вблизи от них стоит все еще молодой юноша3, на первый взгляд примерно восемнадцати-девятнадцати лет. С точки зрения ауры он, должно быть, являлся даньши. Однако сбоку от него было еще несколько человек, и один из них не смел взглянуть в глаза двоих людей.

3 Шаонянь — имеется в виду молодой человек в возрасте от 10 до 18 лет.

Рядом с юношей стоял мужчина, внешний облик которого был достаточным для того, чтобы поражать. Элегантные белые одежды, ленивая поза, тело, тем не менее, распространяло поток сильной ауры. Казалось, что такой же могущественной, что и у людей, которых они привели с собой.

Но двое людей в конечном счете немилостиво нахмурились.

Ху Фэн нетерпеливо бросил в другую сторону слово:

— Проваливай! 

Ю СяоМо, естественно, не мог проваливать. Он и они подошли одновременно. В результате, таким образом двое людей сразу же преградили вход и начали разговаривать. Они не входили, другие же люди все-таки хотели пройти вперед. Раз уж им не понравился его вопрос с подобной вежливой манерой, то он использует другой.

Ю СяоМо сказал:

— Действительно жаль, но, кажется, аукционный зал ЦанИн открыт не вами.

— Мальчишка, есть смелость, повтори еще раз. 

Выражение лица Ху Фэна в одно мгновение стало очень неприглядным. Но, не ожидая, когда юноша заговорит, лицо Тан Хао сразу же похолодело. Его вид и голос — все было мрачным. Взгляд, словно холодный ток, как будто опустился на тело Ю СяоМо. Уже очень давно никто не смел так с ними разговаривать.

— Независимо от того, сколько раз я повторю, в конечном счете будет одинаково. Вы так загораживаете вход и не входите. Разве мне нельзя просить вас пропустить? Если эта дорога открыта Союзом Цан исключительно для вас, то мне нечего будет сказать. 

Ю СяоМо словно не обращал внимания на их дурные лица и, треща, говорил кучу слов, которые вызывали ненависть. Как нарочно, это опять заставило тех не иметь возможности возразить.

ДуаньМу Цин, стоявший позади, даже остановить их не успел. Услышав эти слова, он опять посмотрел на потемневшие лица Тан Хао и Ху Фэна и невольно сказал в уме: «беда!». Он знал, откуда эти двое людей, и, естественно, понимал, что нельзя вызывать неудовольствие.

Союз Цан, ясное дело, не мог проложить дорогу специально для двоих людей. Не говоря уже про них, даже для тех, чье положение выше, чем у них, также не мог.

Ху Фэн и Тан Хао покраснели и озлобленно уставились на Ю СяоМо.

Как раз, когда они собирались выйти из себя, неожиданно заговорил мужчина средних лет, который охранял вход:

— Молодой господин4 Ху, молодой господин4 Тан, этот молодой господин5 прав. Если вы не собираетесь входить, то, пожалуйста, уступите дорогу. Разве не будет неприлично, если большая куча людей станет находиться на улице из-за того, что вы преградили путь? Если задержите аукцион, ты и второй, в самом деле собираетесь нести ответственность?

4 Шаое — в старые времена так вежливо называли сына постороннего лица или же так слуги называли сына хозяина.
5 Гунцзы — в старые времена так официально называли сыновей князей, также использовалось как вежливая форма для сына другого человека. Позже так стали именовать сыновей богачей и влиятельных родов.

Эти слова внезапно были сказаны так, что лица Ху Фэна и Тан Хао стали зелеными, а затем белыми6.

6 Описание для выражение лица, когда сначала человек рассердился или испугался. И изменения неясны.

Но они, тем не менее, не могли разговаривать с ним с таким же отношением, как с Ю СяоМо, поскольку за его спиной все-таки имелся Союз Цан, который он представлял.

Тан Хао с застывшим выражением лица сказал:

— О чем вы говорите, господин? Мы сейчас войдем.

Он закончил произносить эти слова и, смотря на юношу, холодно фыркнул. Очевидно, он собирался перевернуть те слова мужчины средних лет на Ю СяоМо. После он с людьми позади пошел в аукционный зал.

Ху Фэн тоже свирепо царапнул юношу взглядом и, не говоря ни слова, последовал внутрь с двумя охранниками.

Одним махом вызвав раздражение двух очень влиятельных людей, Ю СяоМо, тем не менее, не имел ни капли нервного напряжения. Изначально именно они были мелочными, смотрели на людей глазами собаки7.

7 Образно «определять своё отношение к людям в зависимости от их социального положения».

Однако ДуаньМу Цин, тем не менее, напрягся так, что холодный пот потек. Когда они вошли внутрь, он быстро схватил юношу:

— Благодетель, это скверно!

— Что скверно? — Ю СяоМо вынужден был остановиться из-за того, что тот схватил его.

ДуаньМу Цин сказал, не находя себе места: 

— Те двое людей, которые только что вошли, как раз являются теми, о ком я говорил вам. Это силы, которые прибыли из НаньЛу. Сегодня ты оскорбил их, и они определенно не отпустят тебя.

НаньЛу? Тогда, все-таки, действительно кстати.

Ю СяоМо сказал:

— Не беспокойся. Через несколько дней мы намереваемся покинуть БэйДун. Даже если мы направляемся на их территорию, НаньЛу такой большой, что вряд ли встретимся с ними. — Если не поможет, они, на худой конец, поменяют внешность. Он и Лин Сяо с самого начала планировали изменить облик после того, как войдут в НаньЛу, чтобы люди Рода ЧиСюэ не узнали их.

— Но если… 

ДуаньМу Цин все еще хотел что-то сказать. Ю СяоМо и Лин Сяо уже вошли, и ему оставалось только беспомощно догнать их.

Аукционный Зал ЦанИн внутри был чрезвычайно большим, словно половина громадного НяоЧао8. Аукционный зал находился глубоко под землей, и места имели ступенчатое расположение. На самом верху, в свою очередь, имелись отдельные ложи, которые аукционный зал приготовил для каждой крупной силы. Занимали места согласно черной пригласительной карточки. 

8 Птичье гнездо, олимпийский стадион в Пекине.

Черная пригласительная карточка, которую семья ДуаньМу дала им, являлась отдельной ложей. В конце концов каждый человек имел собственные секреты, поэтому им специально предоставили ложу. 

Проведя их в туда, ДуаньМу Цин ушел в соседнюю.

Ложа вокруг была прозрачной, так что они могли ясно видеть людей из рода ДуаньМу по соседству. После того как ДуаньМу Цин прошел, он сказал на ухо несколько фраз мужчине средних лет, который был немного похож на него. Тот мужчина неизвестно, что произнес, но брови ДуаньМу Цина скрутились в клубок9.

9 Описание, когда брови нахмурили так, что они стали похожи на сморщенное полотенце.

Несмотря на то, что IQ у него было ограниченное, Ю СяоМо, тем не менее, смог догадаться, о чем они говорили. Должно быть, про инцидент, который только что произошел снаружи. 

Дао Юнь также обратил внимание на все эти дела. Он подошел сбоку от Ю СяоМо и готовился сесть, как вдруг обнаружил, что кто-то пристально следит за ним. Наклонив голову, он как раз увидел, что Лин Сяо с безэмоциональным лицом смотрит прямо на него.

Дао Юня ударило холодной дрожью. Он выпрямил полусогнутое тело, пару раз неестественно посмеялся и переместился на место по соседству.

— Ю-сюнди, ты действительно не беспокоишься, что они отомстят тебе? Те двое не походили на обычных людей. — Глядя на выражение лица Ю СяоМо, который был в приподнятом настроении, Дао Юнь все-таки не смог удержаться и не спросить.

Юноша, опираясь на плечо Лин Сяо и услышав эти слова, беззаботно ответил: 

— Ничего не поделаешь. Уже оскорбил.

Сказать подобное так невозмутимо, Дао Юнь все-таки очень восхищался им.

По его наблюдениям, эти двое, вероятнее всего, являлись людьми первоклассной силы НаньЛу. Охранники, которых они привели с собой, были одним фактором, другой причиной в конечном счете оказалась их одежда, просто роскошная. Ювелирные украшения на них, на первый взгляд, также казались очень дорогими. Обычные силы абсолютно точно не могли носить.

А потому эти двое абсолютно точно имели деньги и являлись уважаемыми молодыми господами сил.

Как раз когда они разговаривали, Ю СяоМо сразу же заметил ложу напротив. А именно, ложу Ху Фэна и Тан Хао. Огражденный двумя слоями стекловидной стены, он явно увидел выбрасывающие огни глаза двух людей.

Сердце Ю СяоМо дрогнуло, и он обнажил в их сторону большое улыбающееся лицо.

Действительно, как и следовало ожидать, эти двое оказались рассержены им.



Комментарии: 2

  • Он смелый потому что, Лин Сяо за его спиной.

  • СяоМо в своем репертуаре XDD хотя его смелость растет, раньше бы он промолчал))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *