Название главы связано с фразой 男欢女爱, которая означает страстную любовь между женщиной и мужчиной. Автор изменила фразу на 男欢男爱, заменив иероглиф женщины на иероглиф мужчины. В итоге вышла фараза “страстная любовь между мужчиной и мужчиной”.

— Мм… Примени тут немного побольше силы, еще чуток сильнее, ох… Великолепно, вот так!

— Не внизу, чуть повыше, еще слегка выше… О, да, именно здесь… Вот с такой силой, весьма хорошо, ты неплохо справляешься!

Ю СяоМо в конечном счете потерял всякое терпение. Он топнул ногой по его спине и спрыгнул с кровати с гневным лицом: 

— Какого так много требований? Я не буду это делать! — договорив, он сразу захотел надеть недавно снятые сапоги.

Лин Сяо схватил его за руку и с силой дернул к себе. Он равнодушно проговорил: 

— Младший шиди. Ты можешь не делать этого, но тогда нам придется вернуться к первоначальному обещанию.

Ю СяоМо схватили и дернули, так, что он оказался наполовину растянут на теле Лин Сяо, его лицо как раз оказалось прямо напротив смутно видневшейся выпуклой громадины между ног. Если бы Лин Сяо крепко не прижал его спину, он бы давным-давно отскочил. Услышав эти слова, ярко-красное лицо Ю СяоМо мгновенно потемнело.

Как до этого дошло? В действительности все было очень просто.

Лин Сяо изначально хотел, чтобы он использовал обе руки, чтобы помочь ему высвободить набухшее между его бедер, но Ю СяоМо решительно отказался. Все потому, что в последний раз, когда он помог ему, его выносливость вышла за всякие рамки, так, что обе руки Ю СяоМо чуть не пришли в негодность. Другая причина была в том, что он брызнул белой мутной жидкостью на все его тело. Подобные ощущения были не из тех, что можно легко забыть даже сейчас.

В итоге под протесты ни за что не не соглашающегося Ю СяоМо, Лин Сяо изменил условия на массаж всего тела.

Ю СяоМо делал раньше массаж родителям, поэтому согласился, почувствовав, что он не попадет впросак. Сначала он использовал две руки, но Лин Сяо досадовал, что тот слишком слаб, поэтому попросил его задействовать ступни и сделать ему массаж ногами. Ю СяоМо также согласился.

В результате с самого начала и до этих пор, хотя не прошло и четверти часа, он только и слышал безостановочные придирки. То немного сильнее, то потом немного выше, потом чутка ниже. Он никогда прежде не встречал человека с таким количеством требований. Через пятнадцать минут Ю СяоМо немедленно отказался.

Лин Сяо не сердился. Уж коли тебе не нравится, в таком случае выполняй первоначальное обещание.

Хотя этот вид массажа и был очень приятным, особенно когда Ю СяоМо использовал обе ноги, чтобы надавить и там и здесь, это было действительно очень недурно. Но еще больше ему нравились ощущения, когда Ю СяоМо крепко сжимал его палку обеими руками. Эти ощущения было намного приятнее массажа!

Лин Сяо был человеком, что поступает как вздумается. Так что, не дожидаясь ответа Ю СяоМо, он застал юношу врасплох и схватил его лао-эра1.

1 Используется слово, означающее как второй ребенок, так и половой член.

Ю СяоМо как раз собирался встать, как его тело опять расслабилось. Краснолицый, он таращился на Лин Сяо и, заикаясь, сказал: 

— Ты-ты такой подлый и бесстыжий, снова с этим трюком.

— Как ты только можешь называть это подлым и бесстыжим! — хохоча заявил Лин Сяо. Его большая рука обхватила юношу одним махом, в то время как другая и не собиралась ослаблять хватку. Теплое дыхание распространялось по затылку, заставив Ю СяоМо в его руках бесконечно дрожать и полностью залиться краской от шеи до ушей.

Ю СяоМо не смел шевельнуться, потому что его зеница ока2 была по-прежнему в чужих руках. Но услышав эти слова, в его сердце появилось еще больше неудовольствия: 

2 Используется слово, означающая как самое дорогое, так и половой член.

— Ты принуждаешь меня и все еще не думаешь, что это подло и бесстыдно?

— Конечно, нет, я просто помогаю получать тебе вовремя удовольствие. — Лин Сяо говорил нахально, запустив одну руку под одежду юноши. Ранее он не хотел таким образом поступать. Еще со вчерашнего дня он начал подумывать об этом. Лицо Ю СяоМо было таким мягким, он не знал каким будет ощущение от его тела.

Глаза Лин Сяо почти засветились.

С виду Ю СяоМо совсем не выглядел осязаемым в одежде. Плоть, с которой соприкасалась рука Лин Сяо, была невообразимо нежной. Мягкое и гладкое тело казалось даже мягче, чем наилучший шелк, который он когда-либо носил. Даже более нежнее и прекраснее, чем лепестки самой изысканной розы, которую он когда-либо видел. Слабый лекарственный аромат просачивался сквозь эту мягкость. Он услышал рядом со своим ухом как из человека в его руках вырвался нестерпимый стон, и в глубине своего сердца не мог не трепетать.

Этот юноша, казалось, был рожден именно для него. Всего один кусочек кожи, один стон и все это пробудило вожделение, глубоко спрятанное в глубине его сердца.

Ощущения Ю СяоМо были не лучше, он чувствовал, как тело словно уже было не его.

Он никогда не ведал, что его тело безобразно растает только от прикосновений Лин Сяо. Трение его ладони по коже рождало наслаждение, которое невозможно было подавить. Такая чувствительность была слишком ненаучной!

Однако Ю СяоМо будто сквозь сон подумал, что это чувство было не слишком неразумным. 

С каких это пор его тело стало настолько чувствительным, что такое знакомое и в то же время незнакомое удовольствие возникло лишь от одного прикосновения другого человека? Это ненаучно потому, что когда раньше его толкали и притесняли другие, он никогда не был таким.

При мысли, что его тело могло стать извращенным, глаза Ю СяоМо неудержимо начали краснеть. Он не хотел становиться таким необычным!

Сквозь опьянение Лин Сяо внезапно услышал приглушенные рыдания. Слабые и прерывистые. Опустив голову и бросив взгляд, он обнаружил, что человек в его руках на самом деле плакал, что заставило его испугаться. Раньше он никогда не плакал, когда его притесняли, так почему это происходит сейчас?

Лин Сяо поспешно развернул его тело. Он поднял лицо Ю СяоМо обеими руками и невольно смягчил голос: 

— Младший шиди, не плачь. Все хорошо, все хорошо. На худой конец, шисюн больше не будет обижать тебя. Не плачь.

Услышав эти слова, Ю СяоМо поднял свой маленький кулак и, не зная, плакать или смеяться, принялся колотить его: 

— Так ты знал, что третируешь меня!

Лин Сяо позволил ему продолжить колотить себя. В конце концов, от подобной силы ему было не больно и не щекотно. Позже, когда он заметил, что юноша рассмеялся сквозь слезы, он следом спросил: 

— Хорошо, теперь ты можешь сказать мне, почему плакал? Тебе правда не нравятся подобные ощущения?

Закончив говорить, он нахмурил брови. Для…Временно назовем их людьми, все они очень верны своим желаниям. Они делали то, что им нравилось и что приходило им на ум. Зачем так много беспокоиться? Поэтому он слегка не понимал поведение Ю СяоМо. Очевидно, что это было приятно, так почему он плакал?

Услышав его откровенный и прямой вопрос, Ю СяоМо покраснел, быстро став как зарево заката.

Как ответить на этот вопрос? На самом деле, если быть честным, было действительно очень приятно. Он никогда не испытывал такого сильного чувства, поэтому эти слишком незнакомые ощущения его очень запутали. Он всегда чувствовал, что дрожь по всему телу от прикосновения другого человека – это что-то не совсем правильное. Поэтому Ю СяоМо, никогда не думавший, что подобные вещи могли быть нормальными, почувствовал, что, возможно, и он сам стал ненормальным.

Но для него было слишком смущающим откровенно сказать об этом Лин Сяо.

— Скажи! — Лин Сяо не обладал терпением ожидать час-два пока тот надумает. Увидев, что Ю СяоМо молчит и не отвечает, он просто надавил на него.

Ю СяоМо, поломавшись немного, подумал, как Лин Сяо любит пускать в ход руки и ноги3, и что рано или поздно ему придется это сказать. Поэтому он просто набрался храбрости и, запинаясь, промолвил: 

3 Заигрывать.

— Я-я-я чувствую, что я немного ненормальный...

Хоть последняя часть и была произнесена тихо, словно комар, Лин Сяо все же расслышал слово «ненормальный». Удивленный, он посмотрел на него и произнес: 

— В каком месте ты чувствуешь себя ненормальным?

— Просто, просто...ты только что…дотронулся до меня и я почувствовал, что все тело не в порядке. — Ю СяоМо спрятал голову в его объятиях. Подобные вещи должно быть являлись весьма интимным вопросом?

Услышав эти слова, Лин Сяо не мог не рассмеяться. Он полагал, что это было серьезное дело, а оказалось сущая мелочь. Все это было весьма обычным делом. Не испытывай Ю СяоМо подобного, разве не означало бы это, что его мастерство слишком плохое? Лин Сяо показалось, что Ю СяоМо раздувает из мухи слона. Он просто приподнял юношу и проговорил, глядя на его ярко-красное лицо: 

— Младший шиди, безумно друг друга любить4 — это основополагающий закон неба и земли. Ты не должен чувствовать себя ненормальным.

4 Лин Сяо использует фразу 男欢男爱, которая означает страстную любовь между мужчинами.

Ю СяоМо надулся: 

— Но разве это не должно быть между мужчиной и женщиной5?

5 Ю СяоМо использует фразу 男欢女爱, которая означает страстную любовь между мужчиной и женщиной.

Лин Сяо потер его голову, слегка улыбаясь: 

— Это одно и тоже.

Ю СяоМо смотрел на него недоверчиво: 

— Правда ли это? — он все еще чувствовал, что это “немного неправильно”.

— Конечно, это правда. Пока в таких вещах есть чувства, никому не будет дела, между женщиной это и мужчиной или между двумя мужчинами. Это то же самое, что у тебя есть чувства ко мне, а у меня есть чувства к тебе. Разве это не доказывает, что мы вполне подходим друг другу? — Лин Сяо гладил его щеки.

Ю СяоМо смотрел на него, когда говорил: 

— Я все еще чувствую, что твоя улыбка немного лицемерная.

Лин Сяо со смехом произнес: 

— Упрямый. Это моя самая честная улыбка.

Ю СяоМо задумался над этим и сказал: 

— Однако я до сих пор считаю, что все же немного ненормальный. В последний раз, когда ты приставал6 ко мне, я не испытывал таких сильных ощущений.

6 В сексуальном контексте.

После того, как он сказал об этом, Лин Сяо в конце-концов припомнил, что его чувствительность тела на самом деле немного необычная. У нормальных людей, обладавших чувствительными местами, не было бы такой реакции от одного только прикосновения. Он все еще помнил как Ю СяоМо лежал в его объятиях с ярко-красным лицом, в то время как почти все его тело выглядело обессиленным.

— Снимай одежду. — Внезапно произнес Лин Сяо.

— Что? — Ю СяоМо сразу же крепко вцепился в свою одежду. Этот человек, разве они только что не хорошо болтали? И в следующую секунду он велел ему раздеться? Что за животное.

Лин Сяо приподнял уголки губ, показав порочную улыбку, слегка дурачась: 

— Разве ты не говорил, что твое тело извращенное? Я помогу тебе проверить его сейчас. Посмотрим, вдруг есть какой-то изъян!

Ю СяоМо колебался...

Почему он чувствовал, что улыбка Лин-шисюна была немного странной? Как в том мультфильме про большого серого волка и красную шапочку?



Комментарии: 6

  • Сейчас великий лекарь Лин Сяо проверит всё ли с малышом СяоМо в порядке. ;) За будущее парня можно больше не беспокоиться!

  • Ну все, Фантазия почву почувствовала и вперед пошла)))

  • Охохохо! Сейчас Лин Сяо напроверяет, кто там извращенец! :)

  • О, ками! Лин Сяю хитрая сволочь))
    Прекрасная работа, спасибо огромаднейшее за перевод!

  • Спасибо-Спасибо-Спасибо Вам за перевод!!!
    Молодец Лин Сяо! Так держать! Не растерялся =) А сразу предложил помочь все проверить и уточнить!:-D

  • Вот же зараза этот Лин Сяо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *