Ю СяоМо смотрел на Ли Цзюня, который на самом деле рассчитывал подраться. Это просто немыслимо. Он думал про себя, что сегодня, пожалуй, ему будет трудно избежать бедствия. Неожиданно в ушах раздался старческий голос, преисполненный гнева. Обернувшись посмотреть, он узнал старика, охранявшего книгохранилище.

Старик выглядел мрачным. Подойдя, он бросил взгляд на только что заявившего, что хочет научить Ю СяоМо уму-разуму, Ли Цзюня. Его старое лицо помрачнело. Всегда строгий облик наполнился гневом, побуждая трепетать сердца других людей. Внезапно он холодно произнес: 

— Если не предоставите лаофу надлежащее обоснование, даже не думайте о том, чтобы ступить и на полшага в книгохранилище в течение года.

Услышав эти слова, не только Ю СяоМо забеспокоился, но и Ли Цзюнь тоже взволновался и поспешно объяснил: 

— Старейшина Сунь, это не моя вина. Виноват Ю СяоМо. Он говорил непочтительно со мной. Вот почему я хотел отругать его.

Затем он повторил дерзкие слова, что сказал ему Ю СяоМо. Конечно, он говорил лишь выборочно. Он ни словом не упомянул о предшествующем инциденте. Короче говоря, все, что он мог свалить на Ю СяоМо, он вбивал в него. Под конец он еще и впутал того, кто смотрел на спектакль со стороны — Цзян Лю.

— Старейшина Сунь, каждое мною сказанное слово — правда. Вы также можете спросить моего Цзян-шиди. Он был рядом в это время.

Глаза Ю СяоМо на лоб полезли. Этот человек на самом деле был наглым. Выдав черное за белое, он ни капли не стыдился.

Цзян Лю нарочно бросил взгляд на Ю СяоМо, а затем, притворившись, показал растерянное лицо и помялся, прежде чем произнести: 

— Шисюн не оговорился. Но Ю-шисюн не нарочно хотел сказать эти слова. Старейшина Сунь не вините Ю-шисюна. Я верю, что он не специально.

Услышав его слова, Ю СяоМо невольно нахмурился. Это звучало как прошение о снисхождении для него. Но он совершенно не был виноват, так зачем просить снисхождения? 

В такой ситуации, в основном, это можно было считать неопровержимыми доказательствами.

Если бы человек, стоящий сейчас перед ними, был бы не Старейшина Сунь, а другой, то, услышав их слова, скорее всего, немедленно утвердился бы в вине Ю СяоМо.

Тем не менее, пока Ли Цзюнь со злорадством ожидал, когда Ю СяоМо признают виновным, стоявший в стороне Старейшина Сунь с серьезным лицом, на котором совершенно не видно было, о чем он думал, внезапно обратился к Ю СяоМо: 

— Расскажи-ка мне, что все-таки произошло?

Услышав это, все были ошеломлены.

Те, кто часто приходил в книгохранилище, знали, что Старейшина Сунь считался самым серьезным человеком в школе ТяньСинь. Он никогда не относился снисходительно к какому-либо ученику, пусть даже тот ученик являлся туди Главы школы. Его мышление можно было описать как консервативное, потому что он до жути придавал значение правилам.

Поэтому лицо Ли Цзюня изменилось, как только он увидел, что Старейшина Сунь вошел, поскольку он нарушил правила книгохранилища.

Вот почему Ли Цзюнь рвался вперед, чтобы пожаловаться раньше Ю СяоМо, потому как знал, если он переложит вину на Ю СяоМо, ему не стоит беспокоится о наказании.

Но он совершенно не думал, что Старейшина Сунь на самом деле проявит инициативу и решит расспросить Ю СяоМо, подумав, что тот сможет рассказать, о чем не сказал он. Ли Цзюнь тут же растерялся.

Ю СяоМо также не ожидал, что Старейшина Сунь спросит его. Он тотчас же обрадовался и начал говорить: 

— Старейшина, суть дела была такой…

Он не обладал сердцем пресвятой девы1. Уж коли Ли Цзюнь осмелился подставить его, то не вините за то, что Ю СяоМо расскажет правду. К тому же, тот был враждебным к нему человеком, поэтому тем более нельзя было проявлять милосердие. В результате в нескольких словах он совершенно ясно объяснил, как обстояло дело.

1 О человеке, склонному проявлять излишнее сочувствие к другим и делать замечания менее серьёзными.

Лицо Ли Цзюня рядом с ним уже было таким белым, что белее некуда…

Как и следовало ожидать, выслушав до конца Ю СяоМо, Старейшина Сунь угрожающе посмотрел на Ли Цзюня своими пронзительными глазами. Он произнес с немного мрачным выражением лица: 

— Лаофу уже говорил ранее. Находясь в книгохранилище, вы можете взять почитать только одну книгу за раз, а затем взять вторую. Будучи цяньбэем, ты не только не подал личный пример, но и создал трудности для шиди, пренебрегая правилами книгохранилища. Мне все же любопытно узнать, когда книги из книгохранилища стали твоими?

Договорив, он с силой вскинул рукава, гнев на его лице был чрезвычайно ужасающим.

У Ли Цзюня аж ноги подкосились, а лицо стало смертельно бледным. Он проговорил, дрожа губами: 

— Ученик… Признает свою неправоту. Старейшина, пожалуйста, назначьте наказание.

Старейшина Сунь холодно фыркнул: 

— Ли Цзюнь проигнорировал правила книгохранилища и нарушил порядок в ней. Наказание — запрещено входить в книгохранилище в течении одного года. Если у тебя есть возражения, попроси своего шифу найти меня, чтобы обсудить это.

Разве Ли Цзюнь осмелился бы раскрыть эту ситуацию своему шифу? Он безвольно ответил: 

— Ученик… Не имеет возражений.

Книгохранилище школы ТяньСинь была всеобъемлющей, в ней имелись едва ли не всевозможные книги. Поиск материалов, чтение книг, чтобы расслабиться, — все это было полезным для совершенствования. Поэтому невозможность войти в книгохранилище в течении года для многих была ужаснее, чем пытка.

Наказав Ли Цзюня, Старейшина Сунь посмотрел на Ю СяоМо. У последнего, выражение лица было, будто он смотрел на смерть как на возвращение домой2. Незаметная улыбка стремительно мелькнула в глазах Старейшины, а вслед за тем он равнодушно сказал: 

2 В значении «не бояться смерти».

— Что касается тебя, за громкий шум в книгохранилище в наказание тебе запрещено входить в книгохранилище в течении трех дней.

Ю СяоМо застыл. Это как-то слишком…мягко. Для него это не было, без обиняков, ни болью, ни зудом. Он немедленно отреагировал и, сложив руки, почтительно произнес: 

— Да, Старейшина.

Лица всех выражали замешательство. Если бы они еще раз не услышали, что Старейшина Сунь снисходительно отнесся к Ю СяоМо, считай, пара их ушей выросла зря. Старейшина Сунь, знаменитый своей суровостью, оказывается, благоволил Ю СяоМо. Какое же это было шокирующее событие!

Ю СяоМо уже считался маленькой знаменитостью в школе ТяньСинь. Почти все в Блоке Сюлянь и Блоке Дань знали его имя. Раньше, даже если бы Ли Цзюнь не позвал его по имени, все смогли бы узнать его.

Но этот человек, который существовал в их сердцах лишь как незначительная личность, оказывается, нравился Старейшине Сунь, который охранял книгохранилище. Действительно, невероятная новость!

Тьма проскользнула в глазах Цзян Лю. Дождавшись ухода Старейшины Сунь, он с сожалением на лице сказал Ю СяоМо: 

— Ю-шисюн, извини. Я не знал, что Ли-шисюн на самом деле такой человек. Если бы мне было известно заранее, что он был таким с тобой, я бы точно не позволил ему подставить тебя.

Ю СяоМо слегка натянуто улыбнулся: 

— Ничего страшного. То, что ты не знал, нормально.

— Ю-шисюн, ты не винишь меня? — Цзян Лю с осторожностью спросил, смотря в его лицо.

— Я никогда не винил тебя. Я понимаю, что ты не знал реальное положение дел, поэтому ты произнес те слова. К счастью, правда раскрыта! — Ю СяоМо покачал головой.

— Это хорошо. — Цзян Лю сразу же вздохнул с облегчением. Затем он, словно втираясь в милость, передал ему тот проблемный свиток о яошоу высоких основ: 

— Ю-шисюн. Этот свиток я дам сначала посмотреть тебе. Прими это как извинение за то, что шиди ошибся. Ты должен принять его в любом случае. Иначе я сочту, что ты меня не простил.

— Тогда…Отказаться было бы невежливо. — Увидев, что тот говорит так серьезно, Ю СяоМо мог только беспомощно принять.

На самом деле, ему не обязательно был нужен конкретно этот свиток. Имелось еще несколько свитков яошоу средних основ, которые он не записывал. Изначально он рассчитывал сначала прочесть их, а затем, подождав, посмотреть, закончили или нет другие шисюны читать свои. Неожиданно он столкнулся с Цзян Лю и только поэтому произошли давешние события.

После Цзян Лю ушел раньше, не дожидаясь.

Ю СяоМо взял свиток, который он уступил. На словах он сказал, что был не против, но на самом деле это была ложь.

Хоть его отношения с Цзян Лю и не были особо близкими, они так или иначе были из одного и того же места. К тому же, ранее он ведь не упомянул, что это Ли Цзюнь не прав. Все-таки он не только не поддержал его рассказ — это еще куда ни шло, но он фактически объединился с другим, принялся уличать Ю СяоМо и даже заставлял юношу принести извинения.

Да еще и его слова выглядели так, будто ему помогали просить снисхождения. Теперь, подумав об этом, юноша почему-то почувствовал, что что-то было не так. Его явно толкали в огненную яму3. По правде говоря, в то время огромный тяжелый осадок сразу же образовался в его душе.

3 Образно в значении «пучина страданий».

Несмотря на то, что впоследствии Цзян Лю извинился, а Ю Сяомо принял его извинения, от некоторых вещей, которые в одночасье возникли, очень сложно оказалось избавиться. Поэтому Ю СяоМо в глубине души принял решение. Если он в будущем снова увидит Цзян Лю, то обязательно должен будет держаться от него на небольшом расстоянии.

Покинувший книгохранилище Цзян Лю понятия не имел, что его лицемерное заискивание вовсе не оказало ни малейшего влияния.

Вернувшись на Пик Ду, Ю СяоМо был немного подавлен, что не сможет ходить в книгохранилище в течении трех дней.

С тех пор как Дашисюн сообщил ему новости о территории ТяньТан, он почти только и мечтал убить несколько дней в книгохранилище. Ему срочно нужно было разыскать немного материалов.

Но подумав о наказании Ли Цзюня длиною в год, он больше не ощущал себя подавленным, на сердце также немного успокоилось.

В ту ночь Ю СяоМо потратил четыре часа, усваивая информацию, которую быстро записал в книгохранилище. Когда он проснулся на следующее утро и пошел за водой для мытья, дабы закрыть людям глаза и уши4, то обнаружил, что новости о вчерашнем событии все-таки распространились.

4 Образно в значении «вводить в заблуждение».

Многие люди передавали друг другу о том, что Старейшина Сунь гневно наказал Ли Цзюня. Что касалось снисходительного отношения к Ю СяоМо, хотя никто не осмеливался говорить об этом в открытую, все всё еще тайно шептались между собой. Большая часть из них говорили, что Ю СяоМо повезло.

Однако наказание Старейшины Сунь было действительно немного снисходительным к Ю СяоМо, но исполненное наказание также было правильным. Ли Цзюнь на самом деле нарушил несколько правил книгохранилища, поэтому заслуженно был наказан на год.

Ю СяоМо не ожидал, что сплетники школы ТяньСинь такие впечатляющие. Каждый раз, когда с ним что-то происходило, это всегда разносилось в первую очередь, отчего он бесконечно печалился.

Тем не менее юноша все же немного надеялся, что Лин Сяо пойдет искать его, когда услышит об этом. Но прошел еще один день, а он все еще не дождался того, чтобы мужчина пришел его искать. Было бы ложью сказать, что он не был разочарован.

Однако он совсем не знал, что причиной, по которой Лин Сяо не отправился на его поиски, было то, что Тан Фань приказал ему не бегать на Пик Ду все это время. Чтобы играть роль Линь Сяо, Лин Сяо послушно соответствовал своему положению в качестве «туди» эти несколько дней.

Два дня спустя Ю СяоМо, изготовив большую кучу чудотворных пилюль второго класса, наконец, решил сначала попытаться создать чудотворную пилюлю третьего класса и штурмовать даньши третьего ранга.



Комментарии: 10

  • Спасибо за новую главу!

  • прям история из моей жизни)) когда меня обвинили в драке которую начал не я,то выслушав оппонента, зауч , сразу сказал о наказании его,а меня не проронившего и слова отпустили обратно в класс)))старшие всегда видят какой ученик прилежен в учёбе или в поведении,а кто сам нарывается на скандал))да всёлые времена были и подраться со мной многие хотели и делали пакости))но ручки та у меня крепенькие и мозги не кисельные))

  • СяоМо Хатико)) Так мило)) Спасибо за перевод))

  • Большое спасибо за перевод!

  • Режим Хатико включен☺
    Спасибо за перевод🙏

  • Огромнейшее Вам спасибо за возможность прочесть эту новеллу!!!
    ..а Ю Сяо Мо и без Лин Сяо остается на верхних строчках хит-парада слухов школы Тянь Синь=)))

  • Огромное спасибо за перевод.. Вот она, правда, которая открывает глаза и отмывает от грязи 💕

  • Огромное спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод💕💕💕💕💕💕💕💕💕
    Целый день страничку обновляла в ожидании с;

  • Спасибо за новую главу) =^.^=

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *