На огромном помосте для боя стояло два человека: один в белом, другой в черном.

В белом был, естественно, Лин Сяо. Ныне белый цвет почти стал его отличительным знаком. Ю СяоМо, с тех пор как познакомился с ним, еще ни разу не видел на нем одежду какого-либо другого цвета. Соответственно, в черном был Лэй Цзюй.

Этот Лэй Цзюй оказался очень высокомерным. Однако это было странно, ведь в рейтинге он был вечно вторым. Он никогда не падал духом. Вместо этого Лэй Цзюй становился храбрее с каждым боем. Всякий раз, когда Лин Сяо побеждал его, он всегда мог весьма быстро восстановиться, а после продолжал быть таким же высокомерно-вызывающим. Прямо как таракан, которого невозможно убить!

В этом состязании, как многие считали, Лэй Цзюй, возможно, не был противником для Лин Сяо. Но сам он так не думал.

— Линь Сяо, я1 очень долго ждал этого дня. В этот раз ты определенно увидишь мою силу и я расплачусь за прошлый раз, — Лэй Цзюй нес на плече большую палицу, чьи шипы напоминали волчьи клыки. Это было его оружие. Все-таки он обладал недурной силой рук, так что он редко носил ее с собой. Но на этот раз он сомневался, что сможет победить Лин Сяо без оружия. Поэтому заранее захватил с собой палицу с зубьями. Она была большой, толще его руки; пропусти прямой удар — в лучшем случае раздробятся кости, в худшем — тело придет в полную непригодность.

1 Лэй Цзюй использует 老子 (laozi), демонстрируя презрение к тому, с кем разговаривает. Что-то типа " Я, твой старик".

Лин Сяо взмахнул мечом, посмеиваясь над провокационным лицом Лэй Цзюя:

— Я верю, что увижу.

Стоящий в зрительских местах Ю СяоМо закрыл ладонью лицо. При виде сияющей улыбки на лице Лин Сяо, он чувствовал, что на самом деле он имел ввиду: «Я верю, что ты умрешь страшной смертью».

Техника меча, которую практиковал Линь Сяо, была такой же, как у Старейшины Цзяна: Непоколебимый Имперский Меч.

Непоколебимый Имперский Меч была одной из лучших – если не самой лучшей – методик тренировок школы ТяньСинь. Хотя это была методика среднего уровня, но она была лучше всех на своем уровне. Многие основные ученики и старейшины школы ТяньСинь практиковали ее. Но были и такие, как Лэй Цзюй, кто практиковал методику владения палицей. В общем, у каждого имелись свои достоинства.

Как только Сяо Шань объявил о начале сражения, Лэй Цзюй тотчас взмахнул своей палицей и бросился на Лин Сяо. Он бежал так быстро, как только мог, и даже люди на зрительских местах смогли почувствовать порыв сильного ветра, бьющий в лицо, отчего они перепугались и нахмурились, чуть не выпрыгнув со своих мест.

Цзынь!!!

Внезапно раздался режущий звук удара. Люй Цзюй, размахивающий палицей, был очень легко заблокирован мечом в руке Лин Сяо. Видя, что ситуация очень скверная, Лэй Цзюй сразу же решительно переместил свое огромное крепкое тело на два метра назад и остановился, только когда счел, что находится на безопасном расстоянии. Пара глаз со зловещим хмурым блеском уставилась на Лин Сяо, словно намеревалась обнаружить его слабость.

По сравнению с осторожными действиями Лэй Цзюя, Лин Сяо выглядел гораздо спокойнее. Острие меча указывало на Лэй Цзюя. Лицо Лин Сяо было бесстрастным, как будто он действительно очень серьезно относился к этой битве.

Увидев это выражение, Лэй Цзюй холодно фыркнул.

Другие, возможно, не замечали, но он знал, что, когда Лин Сяо только что отбил его удар, то почти израсходовал восемьдесят процентов своей силы. Лин Сяо предположил, что Лэй Цзюй не поймет, как едва отчетливо дрожит его рука. Поэтому, увидев этот его обычный вид, Лэй Цзюй посчитал, что тот важничал.

Лин Сяо стоял спиной к Тан Фаню и старейшинам. В его глазах мелькнуло игривое выражение. Он слегка повел бедрами вбок и, как только Лэй Цзюй приготовился начать вторую атаку, ступни Лин Сяо будто породили ветер, когда он бросился к противнику. Его скорость была не медленной и не устрашающей, но оказалось достаточно всего лишь моргнуть, как Лин Сяо успел приблизиться к Лэй Цзюю. Меч в его руке дугой пронзил воздух.

Лэй Цзю испуганно побледнел. Он не поспевал уклониться к этому моменту, поэтому он поторопился использовать палицу с зубьями, чтобы сдержать удар.

Раздался еще один звонкий звук удара. В глазах Лэй Цзюя мелькнула радость.

Уголки рта Лин Сяо внезапно чуть-чуть поднялись. Лэй Цзюй, который был всего в двух шагах, сразу обратил на это внимание. «Это плохо», — мрачно сказал про себя и в следующую секунду сильная и крепкая нога ударила его по полностью раскрытой пояснице справа. Поскольку он использовал палицу, чтобы обороняться, вся его правая сторона осталась совершенно беззащитной. В итоге Лин Сяо уцепился за эту возможность и что есть силы ударил его. Поясница и так считалась самой слабой частью человеческого тела. Кроме того, Лин Сяо изначально не был снисходительным при этом ударе.

Лэй Цзюй, шатаясь, сделал несколько шагов влево. Тупая боль непрерывно распространялась по его телу. Если бы не его необычайная выносливость, он, скорее всего, даже не смог бы держаться на ногах. К тому времени, как он повернул голову, кончик длинного меча Лин Сяо указывал между его бровей.

Лэй Цзюй вытаращил глаза и посмотрел на Лин Сяо взглядом, полным гнева.

Наконец он вспомнил. Недаром он чувствовал, что эти движения были так знакомы. Оказывается, в прошлый раз, когда он выступил в схватке против Линь Сяо, он был побежден с помощью этих же приемов. В то время он почувствовал, что это был самый унизительный момент в его жизни. Он поклялся, что наступит день, когда он смоет это унижение. Он никак не предполагал, что Линь Сяо неожиданно повторно использует те же движения, чтобы вновь победить его!

— Состязание окончено. Победа за Линь Сяо, — Сяо Шань беспокоился, что Лин Сяо навредит Лэй Цзюю, поэтому он немедленно объявил результаты.

Лин Сяо убрал свой длинный меч и уголки его рта сложились галочкой, показывая веселье в сторону противника, а затем он сложил руки в поклоне перед Лэй Цзюем, который яростно таращился на него, и тактично произнес:

— Лэй-шиди, вот я и увидел твою силу!

Грубое мужественное лицо Лэй Цзюя сразу же стало пурпурным.

Сидящий за столом старейшин Сяо Шань тоже был недоволен. Этот Линь Сяо был слишком ехидным. Состязание уже закончилось, а он все равно это сказал. Он явно хотел их взбесить!

Закончив говорить эту фразу, Лин Сяо, лучезарно улыбаясь, покинул помост для боя и вернулся к Ю СяоМо.

Видя ситуацию, Ю СяоМо немедленно подошел к нему и осторожно спросил:

— Лин-шисюн, ты так быстро победил его. Может ли быть, что видна начинка2? — По его мнению они фактически обменялись несколькими ударами.

2 Показывать истинное лицо.

Лин Сяо опустил голову и заметил осторожные действия Ю СяоМо. Уголки его рта дернулись в слабой улыбке:

— Не нужно беспокоиться: когда Лэй Цзюй в последний раз вступал в схватку с Линь Сяо, тот использовал те же несколько приемов, чтобы победить Лэй Цзюя.

Ю СяоМо распахнул рот. Этот ход был действительно довольно жестокий!

Во-первых, это смогло отвести подозрения от того, что он не был настоящим Линь Сяо. Во-вторых, он смог воспользоваться возможностью и нанести тяжелый удар по Лэй Цзюю. Быть побежденным дважды одним и тем же приемом, даже если Лэй Цзюй оказался психологически силен, все равно он должно быть раздражен до полусмерти. В частности, он начал поединок с властного вступления и в итоге, вскоре после начала представления, сразу потерпел поражение, которое стало еще более унизительным после слов Лин Сяо!

Бедный Лэй Цзюй. Боюсь, что это тяжелое воспоминание у него задержится надолго.

Но кто бы мог подумать, что Лин Сяо в итоге будет использовать те же самые приемы, которые Линь Сяо использовал для победы над Лэй Цзюем? Это даже не приходило в голову самому Лэй Цзюю. В противном случае, он не осознал бы это только после поражения. Довольно жестоко. Особенно это финальная фраза. Жестокость на жестокости!

Когда Лэй Цзюй сошел с помоста, лечением раненной поясницы занялся его сосед, Цзян Лю. 

Цзян Лю попросил снять одежду, чтобы хорошо осмотреть степень его травмы, несмотря на то, что Лэй Цзюй не хотел делать это перед таким большим количеством людей. Но боль была действительно слишком уж сильной. Поколебавшись, он снял верхнюю часть одежды.

От одного взгляда на рану дыхание Цзян Лю сразу перехватило. 

Лэй Цзюй услышал его вдох и опустил голову вниз, чтобы посмотреть. Его лицо стало еще темнее, чем раньше.

Он не ожидал, что Линь Сяо окажется таким безжалостным. Сколько же духовной энергии он использовал для этого удара? Его бок напоминал сплошное темно-синее пятно. Цзян Лю слегка коснулся его и Лэй Цзюй сразу же резко вдохнул, исказив лицо так, что больше не казался человеком. В конце концов он заставил себя проглотить глоток воздуха. Он понизил свой озлобленный голос и пробубнил:

— Линь Сяо, ты просто нечто. Придет день и я найду тебя, чтобы ты ответил за это!

Цзян Лю, который был рядом с ним, ясно услышал эти неконтролируемые слова, полные ненависти, и невольно опустил веки.

После проигрыша Лэй Цзюя состязания снова продолжились.

Сила других учеников была недурна. Последней, с фрислотом, стала ТаньТай МяоИнь, единственная женщина среди тринадцати участников.

Большую часть практиков в основном составляли мужчины. Хотя женщины могли практиковаться, их скорость в совершенствовании, в большинстве случаев, была намного медленнее, чем у мужчин. Возможно, причиной этому было то, что женщинам приходилось слишком много думать, поэтому их прогресс совершенствования замедлялся. Вполне очевидно, что это также немного касалось и таланта.

Таким образом, семь участников прошли в четвертый тур.

После недолгого обсуждения Тан Фань и другие старейшины единогласно решили, что в этом туре фрислот получит Лин Сяо. 

По разнице силы между ним и другими шиди, последние даже близко не стояли, так что он определенно прошел бы этот этап. Поэтому, чтобы дать другим шанс, они просто продвинули его вперед. ТаньТай МяоИнь и другие не возражали. Для них это просто значило, что не придется сражаться с Дашисюном.

Чтобы избежать долгой ночи, чреватой снами3, из-за возникшего инцидента с убитым Старейшиной Цзянем, Тан Фань решил определить окончательного победителя сегодня. Хотя в нынешней ситуации было ясно, что им определенно станет Лин Сяо.

3 Положение может измениться к худшему.

Шесть соучеников сделали все возможное, борясь за три главных приза. Среди них самой выдающейся снова была ТаньТай МяоИнь. 

Хотя она прошла во фрислоте в последнем туре, это не означало, что ее сила была слабой. Наоборот, она была темной лошадкой этого большого состязания, пробившейся в полуфинал. Несмотря на то, что она, наконец, проиграла своему сопернику и не смогла продвинуться в финальное состязание, стать полуфиналистом уже было огромной честью. Кроме того, если она сможет победить другого проигравшего шисюна в следующем состязании, она окажется на третьем месте.

Призы, которыми школа Тянь Синь награждала трех победителей, были очень щедрыми. 

Человек, занявший третье место, получал чудотворную пилюлю четвертого класса и две чудотворных пилюли пятого класса. 

Человек, занявший второе место, получал две чудотворных пилюли пятого класса и чудотворную пилюлю шестого класса. Победителю предназначались три чудотворных пилюли шестого класса. Кроме того, победитель дополнительно мог указать на три стебля целебных трав шестого уровня и ниже. Что касается того, почему практикам давали три стебля целебной травы, это в том числе для того, чтобы их познания стали еще большими.



Комментарии: 3

  • Спасибо за перевод! Позабавило, что причиной отставания девушек было названо избыточно большое количество мыслей :з

  • Спасибо за перевод!
    ...о... ня кажется знаю кому травушки достанутся))) в качестве подарка)))

  • Огромное спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *