Во главе, одетая в удобную розовую хуафу1, шла молодая девушка, красота и элегантность которой были видны издалека. Кожа белая словно драгоценный фарфор2, лицо овальной формы как гусиное яйцо, с большими и красивыми глазами. Тело с нежными изгибами — она была невиданной красоты девушкой, очаровывающей людей. Если бы ее характер был таким же восхитительным как и ее внешний вид, она, несомненно, могла бы стать любимой “супер-Мэри Сью3” для этого мира.

1 Хуафу — традиционная китайская одежда.
2 В данном случае используется оборот 肤如凝脂
кожа [бела] как застывший жир (образно о лоснящейся, мягкой и блестящей коже).
3 Архетип персонажа, которого автор наделил гипертрофированными, нереалистичными достоинствами, способностями и везением.

Жаль, что характер молодой красавицы совершенно не соответствовал ее наружности. Красота красотою, но она была несколько жестока и своенравна, полна высокомерия. Эта молодая девушка была никто иная, как Тан ЮньЦи, дочь Главы школы ТяньСинь. К тому же она являлась первой красавицей в школе ТяньСинь. Говорят, что когда ей исполнилось восемнадцать, немало людей приехали, чтобы попросить ее руки.

Но Тан ЮньЦи никто не пришелся по вкусу, так как ее сердце явно привязалось к Линь Сяо.

Этот факт был известен всем в школе ТяньСинь. Даже Ю СяоМо, который встречал ее только два или три раза, смог это заметить. Можно было увидеть, как она открыто это демонстрировала.

Вторым человеком был тот, кого Ю СяоМо и Лин Сяо спихнули на другую Крылатую птицу, когда в последний раз возвращались всей компанией после поездки в ХэПин обратно в школу ТяньСинь. Этот человек смотрел на Ю СяоМо со скрытой ненавистью еще с того раза раза, как будто ему не терпелось содрать с него кожу. Он явно принял близко к сердцу произошедшее.

Видя, что Ю СяоМо смотрит на Тан ЮньЦи и ее спутника, Лин Сяо вспомнил, что те двое последовали за ним. Не дожидаясь вопроса Ю СяоМо, он просто объяснил:

— Тан-шимей и Чэнь-шиди также захотели спуститься с горы. Зная, что я тоже спускаюсь, Глава попросил меня взять их с собой, чтобы я мог при случае позаботиться о них.

Уголки рта Лин Сяо слегка изогнулись, когда он произносил последнюю фразу. Как будто он пребывал в очень радостном настроении.

Ю СяоМо обратил на это внимание, но интуиция подсказывала ему, что Лин Сяо сейчас не в духе, так что лучше не провоцировать его.

Если подумать, вчера Лин Сяо использовал этот предлог. А в результате, сегодня другой использовал этот же предлог против него, да еще это обернулось личной просьбой Главы. Невозможно отказаться. Было бы странно, если бы он находился в хорошем настроении.

Тан ЮньЦи, очевидно, не ожидала, что человеком, спускающимся вместе с Лин Сяо, будет Ю СяоМо. Увидев его, она, не церемонясь, спросила:

— Почему это опять ты?

Именно! Он тоже не хотел ее лицезреть. Это было то, что называлось “дерьмом обезьяны4”, которое время от времени случается. Чем больше ты не хочешь видеть именно этого человека, тем больше вероятность, что он перед тобой появится.

4 Оборот для “доля, судьба, предопределение” (обычно о людских отношениях).

Ю СяоМо неловко улыбнулся, не ответив.

Тан ЮньЦи не нравился этот ученик, который недавно вошел в школу. Если бы не он, она бы не потеряла лицо перед столькими шисюнами в прошлый раз. Не были бы они в разных Пиках, она уже давно загоняла его до смерти.

Поскольку на этот раз их группа насчитывала четыре человека, спустившись с горы, они просто выбрали Крылатую птицу, которая могла нести пятерых. Неожиданно Тан ЮньЦи возразила. Она привыкла ездить на больших Крылатых птицах, поэтому чувствовала, что перелет на маленькой Крылатой птице будет потерей статуса. Но всего лишь одно равнодушное замечание Лин Сяо заставило ее полностью закрыть рот.

—- Уж коли тебе не нравится сидеть на этой Крылатой птице, вы с Чэнь-шиди сядете на другую Крылатую птицу.

Ю СяоМо посмотрел на бледное лицо Тан ЮньЦи с сочувствием и некоторым злорадством. Она осмелилась связываться с ним в этот критический момент. Эта Тан-шимей действительно смелая!

Тан ЮньЦи беспокоилась, что Дашисюн действительно прогонит ее на другую Крылатую птицу, поэтому поспешно начала отрицать:

— Незачем, Дашисюн. На самом деле… На самом деле взять маленькую Крылатую птицу тоже отлично. Я не возражаю, правда. Не проси меня сидеть на другой.

На самом деле она хотела сесть на большую Крылатую птицу для того, чтобы разделить Ю СяоМо и Лин Сяо. Чего она не ожидала, так это того, что последний, наоборот, прогонит их.

— Нет, нет, нет, я должен поблагодарить тебя за то, что напомнила, что на Крылатой птице будет слишком тесно четырем людям. Если что-то случится по дороге и кто-то упадет, что мы будем делать? Итак, я решил, что тебе следует сесть на другую Крылатую птицу с Чэнь-шиди. Лучше, когда места больше, — сощурился в улыбке Лин Сяо.

— Дашисюн, — Тан ЮньЦи топнула ножкой. Гнев исказил ее рот, несмотря на то, что она все еще выглядела очаровательно.

— Чэнь-шиди, в этой поездке придется побеспокоить тебя, чтобы ты хорошо позаботился о младшей шимей. —- Лин Сяо не волновало, согласна ли она. Он единолично распорядился, приказывая шиди, который высказывал некоторые признаки восторга.

Что касалось Тан ЮньЦи, она определенно не желала ехать отдельно от Лин Сяо. Но Чэнь-шиди не терпелось осуществить возможность побыть с младшей шимей. Поэтому предложение Лин Сяо дало ему удобный случай. Он просто не показывал этого на своем лице.

В конце концов, Тан ЮньЦи так и не смогла изменить решение Лин Сяо. Она и Чэнь-шиди были загнаны на другую Крылатую птицу. Последний в душе был очень счастлив, хотя его лицо и выглядело гневным.

На Крылатой птице Ю СяоМо украдкой посмотрел на Тан ЮньЦи, полную негодования. Затем он взглянул в глаза Лин Сяо, похожие на весенний бриз. Уголки его глаз тянулись. Он мог гарантировать, что Лин Сяо абсолютно не планировал так делать. Если бы Тан ЮньЦи его не вдохновила, они, вероятно, сейчас все были бы на одной Крылатой птице.

Вот что значит "оказаться на свою беду слишком умным".



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *