Сдачей в аренду торгового места в Академии ДаоСинь управлял человек, которого называли Старейшина Вань. 

Старейшина Вань был известен своей строгостью. Любой, кто хотел снять у него в аренду торговое место, мог вести дела только согласно правилами Академии. Если кто-то желал пойти через черный ход, то нужно было еще взвесить собственную значимость, поскольку, как только Старейшина Вань это обнаружит, ты мог более не думать арендовать у него торговое место. Поэтому даже все эти родовитые дицзы также не осмеливались лезть на рожон.

Однако арендная плата торгового места за две точки продажи, действительно, была очень дорогой. Что касалось нескольких торговых мест, которые Ю СяоМо заприметил ранее и которые торговали чудотворными пилюлями с очень горячими продажами, то за каждое торговое место в день, в итоге, требовалось сто очков. 

Услышав эту цифру, Ю СяоМо остолбенел.

В день требовалось сто очков! Тогда каждый день необходимо было распродавать почти тридцать пилюль Изначального Ян или пилюль ХоСюэ, чтобы возвратить основной капитал, поскольку целебные травы для их изготовления также требовали затраты

Но что касается этих больших сил, то они в день, вероятно, продавали больше тридцати пилюль.

Во-первых, у них имелось много людей. Возможно, было много даньши, которые совместно изготавливали пилюли. Во-вторых, людской поток в этих местах продаж являлся самым многочисленным. Неизвестно, сколько было людей, которые непрерывным потоком проходили через них. Можно было предположить, что продать пятьдесят или сто пилюль не было проблемой.

Ю СяоМо смирился, что у него отсутствовали такие способности, не говоря уже о том, смог бы он распродать тридцать пилюль или нет. От ежедневного изготовления пилюль днями и ночами юноша может умереть от усталости, поэтому на все эти точки продажи он совсем не мог зариться. Юноше оставалось только издали смотреть и не мечтать об этом.

Что же касалось арендной платы остальных торговых мест, то она, уровень за уровнем, уменьшалась. Таких, как несколько торговых мест в углу, что приглянулись юноше: поскольку они на самом деле были слишком неприметными, что из-за этого была проблема — возможна ли продажа в день хотя бы одной чудотворной пилюли. Поэтому ими до сих пор никто не интересовался и ввиду этого в день требовалось только два очка. 

Конечно, он не искал Старейшину Вань, чтобы разузнать об этом.

В настоящее время юноша пока не приступил к изготовлению пилюль и также не был уверен, на сколько дней нужно арендовать. Он хотел сначала наметить, а потом прийти еще раз.. 

Во всяком случае, юноша также не боялся, что несколько торговых мест убегут.

После этого Ю СяоМо в сопровождении Лин Сяо отправился смотреть малые павильоны. У Лин Сяо к окружению совершенствования также не имелось особых требований, однако ему не нравилось жить в одном павильоне с чужаками. Даже если комнаты были разными, это тоже не годилось. Поэтому он все-таки чрезвычайно расточительно арендовал одиночный малый павильон за двенадцать очков в день.

Тот, кто отвечал за аренду комнат в первом ареале, оказался старейшиной с фамилией Гун. Это был дряхлый старик с седыми волосами. Однако человек, который способен в Академии занять должность старейшины, не мог быть так прост, как казалось при его внешности.

Услышав, что они хотели арендовать одиночный маленький павильон, Старейшина Гун поднял опущенные веки, показывая глаза, «излучающие вокруг себя сияние»1. Он окинул разок взором Ю СяоМо и Лин Сяо, а затем незамедлительно схватил кисть и сказал: 

1 Проницательный взгляд, в которым есть и живость и эрудиция. Обычно говорится о ком-то довольно взволнованном или очень амбициозном, или о том, у кого превосходные военные заслуги.

— Как зовут?

Лин Сяо проговорил: 

— Лин Сяо.

Рука Старейшины Гун, которая держала кисть, остановилась. В конечном итоге он опять прямо посмотрела на мужчину еще раз: 

— Ты тот Лин Сяо, который победил Сунь Чжэ?

Слушая этот тон, становилось очевидно, он уже знал, что произошло недавно. Видимо, о поединке между ними давно уже распространилось.

Лин Сяо погладил свой нос и сказал со смехом: 

— Да.

Старейшина Гун взглянул на его улыбающееся лицо и холодно произнес: 

— Молодой человек, иметь уверенность в себе — хорошее дело, однако человек также должен быть в состоянии понимать смирение, не зазнаваться и не проявлять излишней поспешности.

Лин Сяо сложил руки на груди и любезно сказал: 

— Большое спасибо за напоминание, Старейшина Гун. Лин Сяо определенно не забудет об этом.

Смотря на эту сцену, Ю СяоМо невольно улыбнулся, чуть было не рассмеявшись.

Но когда он сдержал выражение на лице, острый, как если бы детально рассматривающий, взгляд Старейшины Гуна немедленно упал на него. Этот Старейшина Гун напугал юношу так, что тот робко перевел взгляд. 

К счастью, Старейшина не хотел упрекать его как-либо и очень быстро выполнил должным образом формальности для них.

Все шестьдесят очков Лин Сяо на его черной карточке были потрачены на аренду. В итоге на пять дней. Если он за пять дней не сможет заработать еще, ему необходимо будет переехать обратно в бесплатную комнату на четырех человек.

После завершения регистрации Старейшина Гун взял зеленую табличку и передал ее Лин Сяо. Табличка являлась подтверждением для маленького павильона. Вход и выход из павильона также полностью зависел от этой таблички. Поскольку одухотворенная ци внутри сдающейся в аренду комнаты отличалась, снаружи был установлен барьер. Другие люди не могли войти без согласия владельца комнаты.

После того как они закончили с делами Лин Сяо, Ю СяоМо также ковал железо, пока оно было горячо, и попросил одноместную комнату. Комнаты первого и второго ареалов находились в ведении Старейшины Гуна. Просто он записывал не в одну и ту же книгу, поэтому только что юноша не сразу попросил.

Ю СяоМо сказал: 

— Старейшина Гун, я хочу одноместную комнату. Меня зовут Ю СяоМо.

Старейшина Гун нахмурился и сказал: 

— Ты тот самый Ю СяоМо?

Услышав эту фразу, Ю СяоМо тут же почувствовал, что его очень часто упоминали. Во время недавней регистрации Лин Сяо, он уже и так питал подозрения. Ю СяоМо сказал: 

— Если ни у кого нет такого же имени как у меня и не произошло непредвиденного события, то я, должно быть, по твоим словам и есть тот Ю СяоМо.

Старейшина Гун задумался, а потом спросил: 

— Ты уже выбрал даоши?

Ю СяоМо изумился: 

— Даоши?

Старейшина Гун, только взглянув на выражение его лица, сразу же понял, что он в блаженном неведении. Старейшина невольно поднял брови, а потом разъяснил: 

— Твои природные данные хороши, во время проверки ты стоял на первом месте с Тэн ЦзыСинь. Ты можешь иметь право самостоятельно выбрать даоши. Сейчас очень много даоши наблюдают, чтобы посмотреть, кого ты выберешь. Если ты не можешь выбрать, Академия со своей стороны также может подготовить для тебя даоши высокого ранга.

У Ю СяоМо в общих чертах понял: 

— Но разве мой даоши не Нин Цзин-даоши?

Изначально тем, кто проверял его, была Нин Цзин-даоши, и завтра ему все еще требовалось вместе с другими соучениками пойти послушать ее лекцию. Он всегда считал, что его будущим даоши станет Нин Цзин-даоши.

— Несмотря на то, что Нин Цзин-даоши тоже даньши высокого ранга, ее сила в Академии принадлежит лишь к средним. Ты можешь иметь лучшего даоши и другим даоши нельзя вмешиваться в твой выбор. Так что тебе не нужно педантично придерживаться тех или иных формальностей. — Сказал Старейшина Гун.

— Благодарю, Старейшина Гун, ученик понял. — Ю СяоМо кивнул ему головой.

— Не нужно меня благодарить, мне просто любопытен твой выбор, и только. — Старейшина Гун покачал головой и немедленно вручил ему табличку на одноместную комнату, которую тот хотел: 

— Номер на этой табличке — номер твоей комнаты. Если ты не найдешь, то можешь попросить управляющего помочь тебе.

Ю СяоМо взял табличку и, действительно, заметил на ней несколько иероглифов. Его табличка была синей, отличной от Лин Сяо.

После того, как двое людей ушли, сказанное Старейшиной Гун отнюдь не оказалось неправильным. Хотя в этот день никакие люди не приходили разведывать, тех, кто тайно наблюдал издали за юношей, было немало. Как-никак он сейчас был равнозначен второй Тэн ЦзыСинь, с большим потенциалом. Не только даоши испытывали к нему интерес, даже некоторые силы второго класса учебной зоны хотели принять его. Поскольку еще никакой человек не согласился выделиться среди группы, большинство заняли выжидательную позицию, рассчитывая продолжать наблюдать за Ю СяоМо некоторое время.

Приведя мысли в порядок, Ю СяоМо не терзался слишком долго. Все эти силы второго класса учебной зоны, он, думая пальцем ноги, также понимал, какие это были силы. Скорее всего, младшее поколение четырех великих семей. Он не желал принимать участия в их делах, поэтому, определенно, не присоединился бы.

Что касалось даоши, то Ю СяоМо знал только Нин Цзин-даоши. Несмотря на то, что он еще не встречал прочих даоши, Нин Цзин-даоши давала ему очень хорошие чувства и она в достаточной степени заботилась о нем, поэтому он мог не думать о других.

Как бы там ни было, на самом деле Ю СяоМо все-таки понимал одно дело. Второй класс и Первый класс учебных зон совсем не находились в одном и том же месте. Если в будущем юноша поднимется до Первого класса, то он не сможет следовать за Нин Цзин-даоши. 

Ю СяоМо был немного уверен в себе. Хотя Нин Цзин-даоши являлась даньши седьмого ранга, к тому времени, когда он станет даньши шестого или седьмого ранга, он, вероятно, уже поднимется в Первый класс учебной зоны.

Отбросив все эти события, Ю СяоМо потянул Лин Сяо на другое место продажи, в район Целебных трав.

Он арендовал одноместную комнату на пять дней и потратил только тридцать очков. У него еще осталось сто тридцать, однако, поскольку целебные травы в его пространстве в большей части были травами высокого качества, безрассудным окажется вытаскивать их и привлекать внимание. Поэтому юноша был вынужден пойти в район Целебных трав и купить несколько трав низкого качества.

План Ю СяоМо был таков: хотя он и не мог в открытую продавать чудотворные пилюли высокого качества, юноша мог потихоньку две-три пилюли поместить среди чудотворных пилюль низкого качества. Конечно, цена станет отличаться. Таким образом можно было уменьшить интерес посторонних к нему.

Когда он прогулялся разок по району Целебных трав, Ю СяоМо обнаружил, что цена на целебные травы, в итоге, не считалась дорогой. 

Например, целебные травы, необходимые для изготовления пилюль Изначального Ян. Себестоимость плюс рабочая сила были не более двух очков, иногда даже до двух очков не доходило. Некоторые оказались довольно методичны, так что доходили до длительного сотрудничества. Даже можно было получить по более льготной цене. 

Так что, если продать пилюлю Изначального Ян за четыре очка, то продавец еще может заработать два очка. Это крайне сверхприбыльный метод.
Ю СяоМо немедленно потратил несколько очков, чтобы купить материалы для Пилюль Изначального Ян и ХоСюэ.

В итоге он приобрел сорок комплектов материалов для Пилюли Изначального Ян и потратил сорок очков. Цена для Пилюли ХоСюэ оказалась довольно низкой, юноша потратил двадцать пять очков на пятьдесят комплектов материалов. После была Пилюля ЧженьЯн. Цена оказалась довольно дорогой, Ю СяоМо израсходовал сорок очков за двадцать комплектов материала. В итоге — сто пять очков. Продавец заметил, что он купил так много, и подарил в дополнение чуть семян для Пилюли ЧжэньЯн, которых у него не было в пространстве.

За выход на его черной карточке осталось двадцать пять очков.

Хотя его сердце болело, пока юноша изготавливал чудотворные пилюли, он всегда возвращал вложенные деньги.

После этого Ю СяоМо разделился с Лин Сяо и вернулся. В тот же вечер юноша переехал в одноместную комнату под завистливым взглядом Цзян СяоФэна. 

Изначально это было весьма радостное событие — жить в одной комнате с несколькими людьми, у которых высокий потенциал и за спиной которых имелась опора, поскольку можно было под этим предлогом навязаться в друзья. Кто бы мог подумать, что соседи по комнате один за другим переедут меньше, чем за сутки. Почти наверняка у Цзян СяоФэн на душе, определённо, было очень тоскливо.



Комментарии: 6

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо большое переводчикам)))

  • Спасибо за перевод! :)

  • Спасибо за перевод)

  • Благодарствую!

  • Не знаю почему, но я злорадствую. Цзян СяоФэну все планы обломали)))
    Спасибо за главушку💐💐💐

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *