Ю СяоМо сразу же вспомнил Чай Цзюня, которого он покалечил. Согласно силе семьи Чай, разузнав, что Чай Цзюнь был покалечен юношей, они определенно не пощадят его. Если бы не покровительство Академии ДаоСинь, то этот предок семьи Чай, пожалуй, уже давно явился бы.

Теперь прибавился Дуань ЦиТянь, что еще более заставило в сердце предка семьи Чай родиться опасению. Поэтому он не решился в открытую нанести удар, ему оставалось только использовать подавление цянчжэ предела Ди по отношению к юноше. Превосходные манеры цянчжэ также отсутствовали. 

Вскоре другие два хозяина островов ЦзинХуа наконец прибыли. 

Как только двое людей появились, место собрания немедленно порядочно затихло. 

Первым перед глазами у всех отпечатался мужчина с крепким телосложением. Половину его лица покрывала щетина. Черты лица, тем не менее, имели импульс, который оказался грозным и внушительным, не показывая гнева и злости. На обнаженной руке был нарисован готовый ожить скорпион. По мере того как он выходил, твердый и неукротимый импульс угнетал так, что присутствующие немного затаили дыхание.

Этим человеком являлся именно удар грома Фэй Се. Ходили слухи, что его сила уступала только старику Хэй Юню. 

Рядом с ним в свою очередь находился старик Хэй Юнь, все тело которого окутывал черный пао, вышитый по краям огненным узором. Даже его лицо было плотно закрыто маской. 

Это оказалась наибольшая особенность старика Хэй Юня. Никто и никогда не видел его лица, даже его дицзы. Все знали только то, что он каждый раз, появляясь на месте действия, наряжался так. Загадочность достигала предела. Но никто и никогда не смел разведывать его подноготную. 

После того как двое людей сели, кроме Дуаня ЦиТаня и Старшего старейшины, по сути, люди прибыли в полном составе. 

Старик Хэй Юнь не очень-то разговаривал. Открывали рот небожительница Фу Жун и Фэй Се. Началось с лицемерного обмена приветствиями. Только полчаса спустя стали входить в основную тему.

На этом собрании цель заключалась не в Сердце ЮаньСу. 

Ввиду того, что духовная нади находилась на дне моря Бесконечности, нельзя было ее использовать как Академия ДаоСинь. Поэтому оставалось только через добычу руды выкапывать духовные кристаллы находящиеся на морском дне. 

Однако если таким образом, неважно какая сила, все хотели раздела. Духовный кристалл отличался от хрустальных монет. Несмотря на то, что в измерении высокого порядка он являлся циркулирующей валютой, эта вещь также способствовала совершенствованию, а хрустальная монета была не более чем красивой вещью, и только. 

На основании выявленного, та духовная нади на дне моря ХуаньШа являлась совсем не маленькой. Порожденных духовных кристаллов абсолютно точно было в несколько раз больше, чем у подземной духовной нади Академии ДаоСинь.

Поэтому на этом собрании цели имелось две. Первая — каким образом распределять духовные кристаллы, вторая — каким образом устранить яошоу десятой основы в море ХуаньШа. 

Хотя среди сидящих господ имелось много цянчжэ предела Ди, жестокая слава того яошоу моря ХуаньШа по сравнению со всеми присутствующими здесь являлась давней. Нелегко было утверждать, что это можно уладить, не говоря уже о том, что он в подчинении еще имел достаточно много яошоу и помощников с неукротимой силой. Поэтому, кто справится с ним, как его одолеть — были все эти вопросы.

Тем не менее, еще не обсудив второй пункт, на первом пункте возникло огромное разногласие. 

Четыре великие семьи города Янь, три главные силы поселка Бесконечности, плюс Академия ДаоСинь — в итоге имелось восемь частей. 

Однако из трех главных сил поселка Бесконечности, тем не менее, каждая хотела двадцать процентов. Оставшиеся сорок процентов делили Академия ДаоСинь и четыре великие семьи. По этой причине им оставалось только получить по восемь процентов. Такая несправедливость. Естественно, четырем великим семьям не пришлось это по душе. Хотя Янь Фа пока не высказался, явно, что он также был не согласен. 

Именно этот вопрос. Все начали шуметь, любой человек не соглашался уступать.

— Почему они прежде не обсудят второй вопрос? — Ю СяоМо слушал их ссору. Продолжись так и дальше, второй вопрос совершенно незачем станет обсуждать.

— Не поделив сначала награбленное, как все присутствующие захотят спокойно сотрудничать? — ответил Лин Сяо.

— И правда, но не слишком ли заламывают цену старик Хэй Юнь и остальные? Море Бесконечности в конце концов не их и неожиданно требуют двадцать процентов, — прошептал Ю СяоМо.

— Больше десяти процентов и есть огромное состояние. Они такие жадные. Разумеется, хотят получить по разделу большую долю. К сожалению... — Уголки губ Лин Сяо вдруг начали подниматься в лукавой улыбке.

Ю СяоМо наклонил голову и как раз собирался спросить у него, что к сожалению, как на горизонте внезапно раздались два свистящих звука, разрезающих воздушное пространство с прерывистыми звуковыми волнами. Из дали, достигая близи, в мгновение ока они возникли в воздушном пространстве над местом собрания. 

Толпа посмотрела вверх. Там были два старика. 

Один оказался одет в сине-зеленый узорчатый даопао, все его тело словно распространяло своего рода добрые помыслы. На самом деле это являлось иллюзией. Другой же весь был в холодном черном одеянии. Глаза и облик казались замерзшим, черты лица такие — где было синее море, там ныне тутовые рощи1. Тем не менее это также не могло прикрыть ту ауру, которая заставляла у присутствующих здесь людей трепетать сердца. 

1 Образно «огромные перемены».

Выражения лиц небожительницы Фу Жун и других двоих вдруг изменились. 

Двое людей были никем иными как Дуань ЦиТянем и Старшим старейшиной Хэй Тянь. 

Академия ДаоСинь внезапно, к удивлению, послала двух цянчжэ. Этот пункт действительно заставил людей не ожидать. Несмотря на то, что Дуань ЦиТянь являлся даньши, его силу также нельзя было недооценивать. Боевая способность даже являлась выше обычного цянчжэ предела Ди. 

Что уж говорить о Хэй Тяне. По слухам его сила была лишь немного ниже, чем у главы Академии ДаоСинь. Двое людей взялись за дело, никто из них не думал одержать победу над ними.

— Академия ДаоСинь хочет получить тридцать процентов. 

Хэй Тянь висел в воздухе, отведя обе его руки за спину. Манеры цянчжэ мгновенно открылись взору, пропитанные насквозь2. Черные как смоль глаза окинули взглядом небожительницу Фу Жун с двумя людьми и четыре великие семьи города Янь. Он немедленно равнодушно заговорил. 

2 Образно «во всех подробностях».

Только эти слова вышли, как сразу же вызвали громкое возмущение толпы. 

Небожительница Фу Жун и двое людей только из-за наличия расходов требовали двадцать процентов. Хэй Тянь еще более выделился. Ничего не сделав, он открыл рот и, к удивлению, потребовал тридцать процентов. 

Ю СяоМо прикрыл рот и весело сказал: 

— Старший старейшина такой крутой!

Когда юноша впервые встретился с Старшим старейшиной, он только чувствовал, что тот являлся очень холодным человеком. Кто бы мог подумать, что у него также окажется настолько беспощадная сторона. Он только что появился на месте действия и сразу же самоуверенно бросил вниз бомбу. 

Услышав это, Гао Ян не удержался и сказал со смехом: 

— Это пустяки. Старший старейшина изначально такой человек. То, что он не захотел сорок процентов, уже считается до некоторой степени оговоркой.

Четыре великие семьи не открыли рты. Услышав эти слова, они беспомощно покачали головами. Они все имели дело с Хэй Юнем. Этот мужчина всегда держит слово. Он сказал, что хочет тридцать процентов, значит абсолютно точно будет тридцать процентов. Если ты не согласен, то он станет бить до тех пор, пока ты не согласишься. Такова реальность!

Еще имелся самый важный пункт. Дицзы их семей в будущем должны будут войти в Академию ДаоСинь обучаться. Хэй Тянь требовал тридцать процентов. Для их выгоды совсем не имелось слишком большого убытка. Четыре великие семьи по-прежнему могли получить десять процентов, так что им незачем из-за этого дела вызывать неудовольствие Хэй Тяня. 

Однако небожительница Фу Жун и двое людей отличались.

С двадцати процентов сократилось до десяти процентов. Не недооценивайте эти десять процентов: основываясь на них, они могли позволить их силе подняться на один этаж выше3, вырастить еще больше цянчжэ.

3 Образно «добиться ещё больших успехов».

Небожительница Фу Жун первой заговорила: 

— Хэй Тянь, не слишком ли ты заламываешь цену? Здесь всего восемь семей, ты один, тем не менее, хочешь обладать двадцатью процентами. Не считаешь, что это чересчур? Цешэнь абсолютно не согласна.

— Я тоже не согласен, — хмуро сказал Фэй Се.

— Лаофу все равно. — Внезапно раздался блеклый4 голос. 

4 Из-за сухости и шершавости в горле невозможно издать звука или произносят низким и непонятным голосом.

Небожительница Фу Жун и Фэй Се пораженно посмотрели на старика Хэй Юня. Трудно было вообразить, что эти слова неожиданно выскажутся из его уст. Их лица невольно сразу же потяжелели. Если старик Хэй Юнь отступит, то, даже если они двое будут работать рука об руку, у них оставалось лишь меньше тридцати процентов вероятности.

Хэй Тянь холодно окинул взглядом старика Хэй Юня и через несколько секунд переместил его на небожительницу Фу Жун и второго: 

— Я дам вам шанс. Одолеете меня -— Академия ДаоСинь выделит вам двоим десять процентов. 

Это условие казалась чрезвычайно соблазнительным! 

Небожительница Фу Жун Фэй Се, тем не менее, не были глупы. Если они здесь получат ранение, то в ближайшие сроки не смогут восстановиться. Сердце ЮаньСу равносильно тому, что у них двоих не окажется шансов. Они совершенно не желали из-за малого потерять большее. 

Поняв этот шаг, двое людей в конечном счете все-таки рассерженно сели обратно. 

У оружия не было окровавлено лезвие.5 Академия ДаоСинь получила тридцать процентов.

5 Образно о победе в значении «бескровный».

В самом деле достойно цянчжэ, который находился на втором месте восьмерки великих крупных деятелей.

Ю СяоМо не смог сдержаться и охнул.

Решив первый вопрос, собрание в конечном счете вступило во второй этап. 

Поскольку Сердце ЮаньСу имелось только одно, вывод был таким: каждый опирается на свои способности. Кто первый пришел, тот и получил. 

В заключении имелось противостояние против того яошоу десятой основы моря ХуаньШа. Хотя его сила была мощной, они имели девять цянчжэ предела Ди. Захотеть прикончить его одного казалось очень легким делом, но имелась одна проблема. 

Кто отправится уничтожать того яошоу? 

Сражаясь с яошоу десятой основы, невозможно выйти в целости и сохранности, но если получишь ранение, то вероятность бороться за Сердце ЮаньСу снизится. Независимо от того, для какой стороны, всем это было невыгодно.

— Академия ДаоСинь захотела тридцать процентов, цешэнь считает, что Старший старейшина Хэй Тянь должен внести свою лепту, чтобы суметь оказаться достойным тех тридцати процентов. Не так ли, господа? — Небожительница Фу Жун все еще терпела обиду по только что произошедшему событию, поэтому это дело совсем не могло позволить Хэй Тяню оставаться в стороне.

Только слова упали, сразу же кто-то присоединился, включая четыре великие семьи. 

Их мысли являлись такими же, как у небожительницы Фу Жун. Кроме того, имелась еще одна причина. Сила Хэй Тяня была еще выше, чем у Дуань ЦиТяня. Не будь его, их шансы на успех стали бы высокими.

Час спустя дело в общем и целом закончилось. 

В итоге Хэй Тянь отправится противостоять тому яошоу десятой основы. Что же касается небожительницы Фу Жун, двух других и четырех великих семей, то они будут противостоять помощникам того яошоу. 

Казалось, что они выгадали. На самом деле нет, поскольку тот яошоу набрал немало сильных мастеров.

Ю СяоМо с удивлением обнаружил, что лаотоу, кажется, с начала и до конца не сказал ни слова. Выражение лица также постоянно было очень мрачным. Неизвестно, о чем он думал. Судя по всему, сейчас то появлялась, то исчезала вторая личность. 

После того как закрылось собрание, юноша помедлил и тотчас же вместе с Лин Сяо пошел искать лаотоу.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *