Лин Сяо сначала малость удивился. Затем, словно догадавшись о чем-то, он оглядел юношу с ног до головы. На губах его внезапно показался едва заметный игривый след и он предположил: 

— Неужели ты уже даньши третьего ранга?

От этих слов Ю СяоМо тотчас почувствовал, как пропало ощущение успеха. В итоге, основываясь на анализе одного лишь его предложения, мужчина пришел к выводу, что юноша уже стал даньши третьего ранга. Это заставило его в очередной раз глубоко осознать, что по интеллекту они были действительно не на одном уровне. Слишком сильный удар для кое-кого.

Тон Ю СяоМо был полон тоски. Совершенно лишенный даже толики радости от продвижения в ранге, он сказал: 

— Сегодня днем я практиковался и создал одиннадцать чудотворных пилюль третьего класса, так что я официально продвинулся до даньши третьего ранга.

Закончив говорить, он достал из своего пространства бутылку с пилюлями. Подумав о пилюлях, которые хотел дать Лин Сяо раньше, он также достал их из своего мешка для хранения и затем передал все вместе.

— Лин-шисюн, синяя бутылка — это чудотворные пилюли третьего класса, что я изготовил. Остальные же — пилюли второго класса, но они низкого качества с использованием целебных трав, что я получил несколько дней назад в Зале Целебных трав. Все даю тебе. — Ю СяоМо поставил несколько бутылок перед ним.

— Все для меня? Ты уверен? — Лин Сяо взял синюю бутылку и понюхал ее через пробку. Аромат, источаемый чудотворными пилюлями, действительно был сильнее, чем у пилюль первого и второго класса, которые он ел раньше. Он даже мог почувствовать, что пилюли были насыщены лекарственной силой, что заставило его беспокоиться.

Но он не ожидал, что Ю СяоМо действительно добровольно отдаст ему так много пилюль. Раньше, когда он требовал пилюли, лицо юноши каждый раз показывало, что делает он это весьма неохотно.

Увидев сомнение в его взгляде, Ю СяоМо надулся и протянул руку, желая вернуть чудотворные пилюли: 

— Не хочешь, ну и ладно.

Когда он давал их ему, тот питал подозрения. Когда не отдавал, тот наоборот, при помощи угроз отбирал их. Действительно, тяжело угодить!

Как Лин Сяо мог позволить ему забрать их обратно? Увернувшись от его руки, он просто открыл пробку и высыпал несколько изумрудно-зеленых чудотворных пилюль. Бросив горсть в рот и прожевав с хрустом, он мгновенно проглотил их, набив брюхо.

В глазах Ю СяоМо не могло не сверкнуть крохотное сожаление. Каждый раз, когда он видел, как тот ел, нерачительно обращаясь с дарами природы1, юноша не мог не оплакивать свои пилюли.

1 Транжирить.

На самом деле, ему всегда было очень любопытно узнать, какая в конце концов истинная личность у Лин Сяо. Он определенно не был обычным, иначе как бы он посмел так безрассудно пожирать чудотворные пилюли? Он знал, что другие сюляньчжэ никогда не решались так опрометчиво есть пилюли, потому что боялись, что тело могло не выдержать их лекарственного эффекта.

Но он не спрашивал, так как знал, что у каждого в какой-то мере есть несколько никому неизвестных личных тайн.

— Очень любопытно? — Лин Сяо увидел выражение его лица и понял, что в душе у того всегда имелись сомнения, но юноша не осмеливался спрашивать. Закончив есть чудотворные пилюли, мужчина поставил бутылку на стол, а затем улыбнулся ему.

Глаза Ю СяоМо засверкали и он сразу же кивнул головой. Значит, тот готов был рассказать ему?

Лин Сяо слегка прищурился, сосредоточив внимание на нем, и поманил пальцем, чтобы юноша подошел ближе. Почему, если смотреть на его внешность, он напоминал большого серого волка, заманивающего ягненка в яму?

Ю СяоМо, помедлив мгновение, все-таки не смог преодолеть любопытство в душе. С осторожностью он немного приблизился.

Лин Сяо опустил голову и смотрел на его медленно краснеющие уши. Уголки рта мужчины изогнулись и он тотчас же приблизился к его уху и испустил обжигающее дыхание: 

— По правде…я большой волк, специализирующийся на поедании овечек.

По макушке головы Ю СяоМо в один миг распространилась паутина. Этот человек прямо-таки неудовлетворен до тех пор, пока не подразнит его. После того, как его много раз разыгрывали, юноша постепенно обнаружил эту правду!

Поколебавшись какое-то время, Ю СяоМо открыл рот и спросил: 

— Лин-шисюн, ты ешь чудотворные пилюли, чтобы повысить силу, да?

Движения Лин Сяо остановились, на его лице отнюдь не было внешних признаков гнева из-за вопроса о его личных секретах. Однако он был весьма удивлен, что юноша смог додуматься до такого. На самом деле, это также не было чем-то, о чем неудобно говорить, поэтому он просто сказал: 

— Почти, но класс этих пилюль слишком низок. Чудотворные пилюли, пригодные для моего совершенствования, сейчас ты еще не можешь создавать.

Разве это не пустая болтовня?

Ю СяоМо испытал внутри глухое недовольство. Естественно, он знал об этом.

Хотя он не мог угадать истинный предел совершенствования Лин Сяо, он также знал, что оно, несомненно, не могло быть плохим. Он подозревал, что его совершенствование было выше предела Лин. И что касалось пилюль, пригодных для цянчжэ предела Лин, то требовались только пилюли восьмого класса.

Чудотворные пилюли восьмого класса для него сейчас, безусловно, были видны вдалеке, но недоступны. Более того, основываясь на его природных данных, ему, предположительно, никогда не достичь этого ранга, поэтому он также не был в силах что-либо сделать. Он мог лишь только как можно больше тренироваться создавать пилюли начальных низких классов.

Подумав об этом, он вдруг ощутил беспричинную печаль, которая внезапно зародилась в нем.

Они вдвоем поболтали о нескольких вещах, по большей части связанных с территорией ТяньТан, и также коснулись мотива, почему Глава школы не позволял Лин Сяо приходить.

Только тогда Ю СяоМо понял, что причиной, почему Лин Сяо не приходил искать его несколько дней, был приказ Главы школы. Но все же это также являлось только частью, потому что Глава школы считал, что их отношения слишком близки. Это было только лишь одним из объяснений.

Осознав, что в книгохранилище случилась кража, Глава школы Тан Фань и все старейшины отнеслись к этому чрезвычайно серьезно. Даже серьезнее, чем к территории ТяньТан.

Изначально, основываясь на положении Лин Сяо в Блоке Сюлянь, даже он не имел права знать, что за вещь была украдена. Но похищенная вещь действительно была чрезвычайно ценной. После совещания между Тан Фанем и всеми старейшинами, ради того, чтобы Лин Сяо взаимодействовал с ними, они волей-неволей проинформировали его.

Несмотря на то, что Тан Фань тысячу раз читал нотации и десять тысяч раз настойчиво просил2, что абсолютно никому нельзя сообщать об этом деле, как только Ю СяоМо спросил об этом, Лин Сяо почти без колебаний выложил ему.

2 Строго-настрого наказывать.

Вещь, что была украдена из книгохранилища, на самом деле являлась рецептом пилюли девятого класса.

Какова была формула рецепта пилюли девятого класса? Это абсолютно то, о чем вам даже не стоило думать. Едва ли можно было обнаружить на всем континенте ЛунСян рецептов пилюль девятого класса больше, чем пальцев на руке.

Потому что, чем выше был класс чудотворной пилюли, тем ценнее становился рецепт. Даже рецепты пилюль седьмого или восьмого классов рассматривались всеми сюляньчжэ как сокровище, что уж говорить о рецепте пилюли девятого класса. Поэтому, независимо от того, какая школа считалась главной, рецепт пилюли девятого класса определенно можно было почитать как поддерживающее порядок сокровище школы.

Для школы ТяньСинь этот рецепт в большей степени являлся их жизнью, будущим школы ТяньСинь. 

Потому что на публике, хоть школа ТяньСинь и имела троих даньши девятого ранга, реальность была совсем иной.

По слухам, главы трех основных пиков уже могли создавать чудотворные пилюли девятого класса, хоть и с очень высоким коэффициентом неудач. Однако, это все строилось на слухах за пределами школы, что главы трех основных пиков на самом деле являлись даньши девятого ранга. В действительности же все было совсем не так.

Даже даньши восьмого ранга были как перо феникса и рог единорога3. Тем более, даньши девятого ранга. Поэтому слухи на самом деле были преувеличены. Эти трое в действительности вовсе не считались настоящими даньши девятого ранга. Правильнее сказать, их следовало считать только лишь наполовину ступившими в область даньши девятого ранга.

3 Редкий.

Если говорить о распространении молвы, что все они являлись даньши девятого ранга, было нетрудно догадаться о главной цели.

Таким образом, даньши девятого ранга, о которых так много судачили снаружи школы, являлись всего лишь главами трех основных пиков, объединившими свои усилия в изготовлении. Кроме того, опираясь на силу этих троих, коэффициент неудач также превышал девяносто процентов. Очевидно, было действительно очень трудно ступить в область даньши девятого ранга.

Но с тех пор как школа ЦинЧэн распространила весть о том, что у них появился даньши восьмого ранга, который действительно поднялся до девятого ранга, школа ТяньСинь, наконец, забеспокоилась.

В конце концов, даже лишь наполовину ступив в область даньши девятого ранга, все равно имелась порядочная разница с истинным девятым рангом. Кроме того, фактор неопределенности был слишком высоким, потому что, случись в будущем несчастье с одним из глав трех основных пиков, оставшиеся два не смогли бы создавать чудотворные пилюли девятого класса.

Поэтому школа ТяньСинь, которая господствовала, имея звание первой по величине школы в течение последних нескольких сотен лет, наконец осознала, что если позволить школе ЦинЧэн продолжать набирать силу и влияние, она займет половину всех преимуществ школы ТянСин. Это было тем, что старшие школы ТяньСинь не желали видеть. 

Ввиду этого, после некоторого обсуждения, Тан Фань и все старейшины решили позволить главам трех основных пиков в очередной раз работать вместе, чтобы создать чудотворную пилюлю девятого класса, ради того, чтобы в школе ТяньСинь в дальнейшем прибавилось цянчжэ, состоящих в строю4.

4 В данном случае сочетание имеет значение, что цянчжэ находится в боевой позиции и в будущем будет принимать участие в боевых действиях.

Именно по этой причине Тан Фань вынес рецепт пилюли с пятого этажа книгохранилища.

Неожиданно, это событие в итоге получило огласку. Вскоре после того как они вынесли рецепт пилюли, его тотчас же украли. Кроме того, сила человека, укравшего рецепт пилюли, была отнюдь не низкой. После того, как его заметил Тан Фань, эти двое обменялись ударами. Однако Тан Фань был потрясен, обнаружив, что сила того человека неожиданно была одного с ним уровня. В итоге, шпиону все-таки удалось сбежать, получив тяжелое ранение.

Это явно было преднамеренным действием. В противном случае, не могло быть случайностью, что он так кстати вонзил ногти сразу после, стоило им вынести рецепт пилюли. А потому, в тот день, в тайной комнате, одним из десяти дискутирующих человек определенно был предатель.

И эту крысу необходимо было найти. Но рецепт пилюли также следовало обязательно отыскать и вернуть назад.

Хотя данный рецепт пилюли являлся рецептом низкого сорта среди рецептов пилюль девятого класса, для каждой крупной школы его привлекательность была не хуже, чем цянчжэ предела Лин. Это потому, что он мог помочь цянчжэ на пике семи звезд предела Лин прорваться и укрепить свой предел, став реальным цянчжэ предела Хуан.

В настоящее время в школе ТяньСинь был только один цянчжэ предела Хуан. Это Тан Фань. И школа ЦинЧэн тоже имела только одного.

Их первоначальный план состоял в том, чтобы использовать этот рецепт пилюли, дабы взрастить цянчжэ предела Хуан. Таким образом, даже если у школы ЦинЧэн имелся даньши девятого ранга, они все равно не могли создавать чудотворные пилюли без рецепта. В конце концов, они все так же оказывались бы на одну ступень ниже школы ТяньСинь.

Но все планы нарушил вор.

Первым объектом подозрений школы ТяньСинь стала именно школа ЦинЧэн. И именно поэтому только она была под самым большим подозрением.

Причин тому было сколько душе угодно. Во-первых, у школы ЦинЧэн имелся даньши девятого ранга, но ему не хватало рецепта пилюли. Во-вторых, Глава школы ЦинЧэн, Ло ЧэнъЮань, являлся цянчжэ предела Хуан. В-третьих, вражда между двумя школами была слишком глубока5.

5 Используется выражение означающее, что дело или жизненный опыт очень сильно потрясли вас, отчего ваше мировоззрение поколебалось.

Таким образом, сложив разного рода причины, вором, с очень большой вероятностью, был Ло ЧэнъЮань.

Факты показали, что им действительно являлся Ло ЧэнъЮань, потому что вскоре предателя разоблачили. Он был самым доверенным шиди Тан Фаня, Пу Чань, хитроумный и злобный человек.

В прошлом, из-за проблемы с полудемонами, он получил приказ Тан Фаня взять людей и спуститься с горы, чтобы охранять городок ХэПин. Затем в этом городке, показав Лин Сяо свой норов, Пу Чань был раскрыт и после признался, что действительно имел тайную связь с Ло ЧэнъЮанем и помог ему выкрасть рецепт пилюли девятого класса. После этого Тан Фань в ярости аннулировал все его совершенствование и бросил в подземную тюрьму.

Тема предательства Тан Фаня Пу Чанем вызвала непрекращаемые сетования у достаточно многих учеников. 

Все потому, что до этого они всегда считали, что Пу Чань-шишу был человеком, кто в наименьшей степени мог предать Главу, предать школу ТяньСинь. Но все могло случиться. Пу Чань-шишу, оказывается, все это время таил злобу в душе на Главу.

Причиной глубокой ненависти оказалось событие столетней давности, к тому же Глава приказал молчать об этом, поэтому среди учеников не было ни одного, кто знал бы причину.



Комментарии: 6

  • С наступающим! сябки за ваш труд! за нашу радость))0

    Ответ от 明月

    Спасибо! И Вас с наступающим!

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Спасибо за перевод *_*
    Хатико мод on *_*

    З.ы. Всех с Наступающим -)

  • ♥️♥️♥️♥️

  • Спасибо большое!~

  • Долгожданная глава! Спасибо!))))))))) 🥰🥰🥰

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *