Кошачий шар, кошачий шар. Как он мог не подходить?!

Он абсолютно точно был создан для команды Цю Ю СяоМо.

Двое людей шли и разговаривали. Заговорив о том, что Тэн ЦзыСинь оказалась туди Цю Жаня, Лин Сяо также слегка удивился. Это действительно была «судьба». Но фактически это дело являлось также тем, что можно было проследить.

На фоне социального происхождения семьи Тэн ЦзыСинь даньши, который мог принять ее как туди, являлся либо девятого, либо десятого ранга.

Несмотря на то, что даньши девятого ранга отбирался один среди десяти тысяч цянчжэ, они не были такими редкими, чтобы позволить семье Тэн испытывать страх, поскольку семья Тэн, в свою очередь, также имела даньши девятого ранга. Если тщательно все взвесить, весьма вероятно, что Цю Жань был шифу Тэн ЦзыСинь.

Однако Ю сяоМо уже стало безразлично это дело.

У него имелось предчувствие, что Тэн ЦзыСинь следующие полгода, предположительно, не захочет видеть его. Что же касается, почему, то еще нужно было гадать?

Только подумав о том, что отношения двух людей как соучеников поднялись до отношений между шичжи и шишу, Ю СяоМо не смог сдержаться, чтобы украдкой не улыбнуться.

Увидев его глупый взгляд, Лин Сяо также не смог удержаться от зуда в руках и стукнул юношу несколько раз. Он не приметил, что люди, проходящие мимо, смотрели на него? Так глупо улыбается и еще недоволен тем, что недостаточно опозорился?

Еще не дойдя до павильона, Ю СяоМо поспешно вытащил подарок, что дал ему Янь Фа.

Лин Сяо тоже было очень любопытно, что за подарок тот дал Ю СяоМо. Если его память не подвела, то Янь Фа являлся сюляньчжэ. Если он не даньши, то у него, предположительно, было совсем мало хороших вещей, которые он мог подарить туди Дуань ЦиТяня. 

Это оказалась квадратная коробка черного цвета, размером чуть-чуть больше ладони Ю СяоМо. 

В руке первоначально имелось некое холодное ощущение. В такую маленькую нефритовую коробку могло быть упаковано совсем немного вещей. 

Ю СяоМо открыл коробку и вещь, попавшая в поле его зрения, тем не менее, заставила его глаза округлиться.

Лин Сяо погладил подбородок:

— Этот Янь Фа, однако, щедрый. Даже красную карточку не жаль достать. Я помню, что даже в Первом классе учебной зоны обладателей красных карточек не более двадцати человек

Верно. Подароком при перовой встрече, что Янь Фа дал Ю СяоМо, оказалась именно хрустальная карточка красного цвета. 

Вероятно он знал скорость зарабатывания очков Ю СяоМо. Если бы он дал ему фиолетовую карточку, то это бы совершенно не смогло выразить авторитет. Поэтому подарил Ю СяоМо красную карточку. Такой подарок при первой встрече ничуть не уступал Кошачьему шару ЦяньХуань Цю Жаня.

Ю СяоМо с огромным воодушевлением взял красную карточку. Как только он перевернул на другую сторону и посмотрел, улыбка на его лице тотчас исчезла. Юноша шепотом пожаловался:

— Что за? Оказывается, тут нет ни одного очка. — По сравнению с хрустальной картой, по правде говоря, больше ему нравились очки, которые все-таки в прямом смысле слова являлись вещами. 

Услышав это, Лин Сяо начал смеяться:

— Тогда это все же непросто. Продав красную карточку, разве не получишь? 

— Э… — Ю СяоМо поперхнулся:

— В таком случае, все-таки забудем об этом.

В мгновение ока продать подарок при первой встрече, что дал чжанбэй, — почему это выглядело как неуважительный к чжанбэям поступок, похожий на высокомерие? К тому же, даже если он захотел бы продать, то также продал бы и Кошачий шар ЦяньХуань.

После того как двое людей вернулись, Кошачий шар ЦяньХуань сразу же подвергся пылкому окружению со всех сторон ШэЦю и другими.

Крошечный Кошачий шар выглядел еще милее, чем ПиЦю, в особенности пара больших глаз. Действительно больших глаз, чье название в прямом смысле соответствовало «большим глазам», сверкающим, словно пара хрустальных драгоценных камней черного цвета. Однако сила, по сравнению с ПиЦю, была похуже. 

Разомлевший ШэЦю прокомментировал:

— Удачливый малый.

Холодный и привлекательный благородный СяоХэй:

— Еще один болван.

Зловещая и прелестная МаоЦю:

— Хорош же.

Вне себя от радости поехавший ПиЦю:

— У меня появился еще один напарник. В будущем мне будет с кем играть.

Ю СяоМо:

— …

Лин Сяо так смеялся, что плечи прямо-таки дрожали.

Таким образом Кошачьему шару ЦяньХуань также незачем было менять имя и его непосредственно назвали МяуЦю1. После того как он заключил контракт с Ю СяоМо, он официально стал одним из членов команды Цю, как раз пятым. К счастью, юноша сейчас уже являлся даньши пятого ранга. В будущем, даже если его команда Цю в полном составе появится перед людьми, ему также не нужно будет беспокоится о каких-либо вопросах. 

1 В действительности его имя звучит как МаоЦю (猫球) — кошачий шар. Чтобы его имя не перекликалось с именем мистической лисы ЦиВэй, МаоЦю (毛球), то решили использовать диалект хакка, в котором иероглиф (мао) произносится как мяу.

Фактически, у него еще имелось яйцо. То яйцо изначально юноша получил на территории ТяньТан. Но после того, как он его получил, Ю СяоМо не заметил, чтобы из того яйца вылупился какой-нибудь яошоу. Юноша не знал, время высиживания было довольно долгим или нет.

В дальнейшем, когда ПиЦю играл, яйцо столкнули в озеро. Яйцо также до сих пор никак не реагировало и позже юноша попросил ШэЦю и других смотреть за ним. Но после того как ШэЦю и другие вышли наружу, каждый из них очень редко оставался в пространстве и также они не знали, какая там ситуация. Еще была пара благоухающих насекомых ЦиСин Инь. 

Говоря об этом, кажется, он уже большой промежуток времени не входил в пространство. Вещи внутри пребывали в полном хаосе и он также постоянно не имел времени, чтобы навести порядок. Как видно, нужно было найти время, чтобы прибраться.

После контракта Ю СяоМо не дал траву ХуаСин маленькому МяуЦю.

В основном из-за того, что маленького МяуЦю подарил Цю Жань, и про это дело определенно знали некоторые люди.

Если позволить другим узнать, что совершенствование маленького МяуЦю еще не достигло девятой основы, а он уже может изменять вид, то произойдут некоторые затруднения. Разумеется, трава ХуаСин также не боялась дневного света2 и преимущественно это было в целях безопасности. К тому же облик яошоу у маленького МяуЦю, действительно, оказался очень милым. 

2 Образно «нельзя было показывать в свет».

Что касалось изменения вида, после того, как его совершенствование достигнет девятой основы, юноша даст ему стебель травы ХуаСин, что и увеличит вероятность успеха изменения вида. 

На следующий день, прежде чем выйти, Ю СяоМо и Лин Сяо обсудили одно дело.

Сейчас ему, возможно, нужно будет время от времени ходить к Дуань ЦиТяню и обучаться. Объем ежедневного изготовления пилюль, определенно, значительно сократится, поэтому в будущем ему оставалось только зависеть от Лин Сяо.

Ю СяоМо привел в порядок одежду и, повернув голову в сторону Лин Сяо, который стоял на лестнице, сказал:

— Все-таки не ленись больше. Если на арене никто не хочет драться с тобой, то можешь пойти продать целебные травы. Травы, что ты в прошлый раз выкопал в Глухих горах, я не полностью использовал. Или же можешь взять подходящее количество целебных трав высокого качества и пойти продать их.

Услышав эти слова, Лин Сяо с искрящейся улыбкой сказал:

— Ты не боишься, что такие целебные травы высокого качества смогут вызвать у других жажду завладеть?

Ю СяоМо сказал:

— Не продавай слишком много и все. Помни, цену сделать немного выше. У меня есть предчувствие, что некоторые лица определенно купят. И не следует позволять им пользоваться случаем. 

Закончив говорить, юноша вытащил из пространства давно приготовленные целебные травы. 

Поскольку у него не было такой большой нефритовой коробки, как у Тан ЮйЛиня, ему оставалось только положить их в мешок для хранения. Достаточно, если время не окажется слишком долгим, тогда на качество целебных трав не будет излишне сильного воздействия. 

Лин Сяо не имел слишком большого интереса к соревнованиям на арене. В ощущении победы не очень-то имелось чувства успеха, так как это было похоже на то, что цянчжэ предела Хуан притесняет цянчжэ предела Тянь. Поэтому не имел возражений к словам Ю СяоМо.

Определив цены целебных трав, юноша еще вручил Лин Сяо чудотворные пилюли, которые создал за эти два дня. После того, как Ю СяоМо серьезно поручил важную задачу, он вышел из дома.

Даоши второго ареала проживали в Резиденции Хризантемы. Однако это не включало Дуань ЦиТяня.

Несмотря на то, что тот также был одним из даньши высокого ранга Академии, он располагал обособленным двором, который находился поблизости от Резиденции Хризантемы. Еще имелась немаленькая площадь поля целебных трав. Говорили, что целебные травы на этих полях были посажены уже как несколько десятилетий. Большинство оказались целебными травами среднего уровня, некоторые уже приближались к созреванию.

Добравшись до Резиденции Орхидеи, где жил лаотоу, Ю СяоМо увидел мужчину, который вчера привел его на встречу со стариканом.

Для мужчины не стал неожиданностью приход юноши. Выражение его лица также было равнодушным. Он совершенно не показал никакого заискивающего выражения из-за того, что юноша являлся туди лаотоу. Мужчина прямо привел его к старикану. Но он только сообщил ему, что лаотоу находится в комнате изготовления пилюль и позволил юноше самостоятельно войти и найти его.

Ю СяоМо повернул голову и бросил взгляд вслед оставшемуся мужчине. Он только почувствовал, что тот был странноватый, однако не думал слишком много. Юноша открыл дверь комнаты изготовления пилюль и вошел туда.

Эта комната лаотоу оказалась огромной. Войдя туда, юноша не заметил и тени человека. 

Ю СяоМо сразу же обыскал каждую комнату и, наконец, обнаружил следы лаотоу в самой дальней внутренней комнате, которая казалась самой большой.

Через дверь он мог почувствовать, что внутри имелся поток очень сильного колебания энергии. Как раз, когда юноша мешкал, нужно ли войти туда или нет, изнутри раздался равнодушный голос лаотоу:

— Чего медлишь войти сюда?!

Ю СяоМо не колебался далее и, толкнув дверь, вошел.

Первое, что он увидел, так это то, что Дуань ЦиТянь стоял спиной к нему перед огромным котлом, который достигал в высоту два метра и метр в ширину. Тот поток колебаний энергии как раз распространялся из котла.

Снова раздался суровый голос лаотоу:

— Принеси мне целебные травы со второй полки справа.

Несмотря на то, что он считал, что нынешний лаотоу во всех отношениях был немножко странный, Ю СяоМо все-таки сделал согласно его словам. Пройдя, он сразу обнаружил, что целебных трав на второй полке было тридцать-сорок стеблей. Помешкав немного, юноша спросил:

— Шифу, здесь их полным полно, тебе какие нужны?

— Дурень, я приказал тебе принести все целебные травы. — Без церемоний отругал лаотоу.

Ю СяоМо втянул уголки рта. Эта реплика «дурень», он действительно считал ее чрезвычайно знакомой. Очевидно, что это было излюбленным словечком Лин Сяо, которому юноша сегодня утром дал указание пойти и продать целебные травы и чудотворные пилюли. Однако этот тон немного отличался от тона Лин Сяо.

Лин Сяо обычно ругал, щурясь в улыбке, а этот лаотоу — с безразличием на лице, словно другие задолжали ему несколько тысяч очков.

Ю СяоМо стерпел и отнес ему все целебные травы.

Лаотоу даже не взглянул на юношу:

— Кинь все их в котел.

Ю СяоМо нахмурил брови. Такой высокий котел. Неужели нужно, чтобы он стоял и снизу закидывал травы? Как раз думая об этом, он внезапно бросил взгляд на деревянную лестницу рядом с котлом. В результате, используя лестницу, юноша взобрался наверх. Когда он посмотрел в котел, то ничего не увидел. Поверхность котла, похоже, была отделена слоем какой-то вещи, совершенно плохо было видно то, что внутри. Тотчас же юноша высыпал туда целебные травы из сита. 

— Болван, чего медлишь спуститься? Это требует моего напоминания? — еще раз раздался надоедливый голос лаотоу. Юноша не знал, какое лекарство тот съел по ошибке, что внезапно как будто изменил личность.

Ю СяоМо бросил взгляд на равнодушное лицо старика, у которого были закрыты глаза, слез вниз по лестнице и встал сбоку.

Лаотоу больше не заговорил. Человек полностью тотчас словно одеревенел, абсолютно неподвижно стоя на месте. На вид не было похоже, что он изготавливал пилюлю, но это не могло быть чем-то другим, иначе для чего тот приказал ему забросить целебные травы в котел.

Однако Ю СяоМо не понимал

Если лаотоу изготавливал пилюлю, почему он совершенно не двигался? Неужели старикан способен был изготавливать пилюлю, всего лишь стоя на месте?

В голове Ю СяоМо невольно всплыла картина.

Лаотоу стоял перед котлом. Глаза испускали сияние. Уставившись на котел, он беспрестанно бормотал:

— Дай мне пилюлю, дай мне пилюлю, дай мне пилюлю...

— Пфф… — юноша взорвался от собственного воображения. Ю СяоМо не смог сдержаться и прыснул слюной.

Секунду спустя, он сразу же почувствовал взгляд, подобный лазеру, упавший на его тело.



Комментарии: 3

  • Спасибо!!! Сегодня счастливый день благодаря вашей заботе!!

  • Большое спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод, сплошная услада для глаз)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *