Когда они появились снова, пейзаж вокруг уже изменился.

Ю СяоМо потер глаза и обнаружил, что находится в пространстве Лин Сяо. Синее-синее небо, под ногами был пышный луг. Травяные заросли в высоту доходили почти до колен. Концентрация одухотворенной ци здесь была чрезвычайно высока. Он даже мог ощутить, что все, что вдыхал, являлось одухотворенной ци. Если бы сюляньчжэ тренировались здесь, то их совершенствование, предположительно, достигало бы тысячи ли1 в день2.

1 Ли — мера длины, равная 0,5 км.
2 Идти вперёд семимильными шагами, чрезвычайно быстро.

Только Ю СяоМо вознамерился спросить, зачем Лин Сяо привел его сюда, как заметил несколько человек, свернувшихся калачиками неподалеку.

Один из этих людей показался Ю СяоМо немного знакомым. К счастью, это было не так давно. Ю СяоМо всерьез вспоминал и в конечном счете его осенило.

Внешне самый старый, с черно-белой бородой — старик, который смотрел на них с открытым страхом на лице, разве был не управляющим Центральной лавки пилюль города ХуньЦзи, который продал ему семена целебных трав?

Подумав о причине, по которой он появился здесь, Ю СяоМо в тот же момент удивился. Неужели, тот, кто использовал Благоухающих насекомых ЦиСин Инь, чтобы выслеживать их, был именно управляющий Центральной лавки пилюль?

Но так-то это было неправильно, да? Какой у него имелся мотив их выслеживать? Юноша все еще помнил, что покровителем, стоявшим за спиной Центральной лавки пилюль, кажется, являлся глава города ХуньЦзи. Способный развить город до такой величины и процветания, глава должен быть весьма беспристрастным человеком. Но обстоятельства словно сообщили ему, что это было не так.

Подумав об этом, Ю СяоМо сразу же почувствовал, как в голове все смешалось, не уверенный в конце концов, все ли обстоит так, как он прикинул в уме.

Не в силах понять это, он перевел вопросительный взгляд на Лин Сяо, надеясь получить от него ответ: 

— Лин-шисюн, что с ними все-таки случилось?

— Разве ты не видишь, что? Каким бы бескорыстным ни был человек, при виде богатства он затаит дурные мысли. — Лин Сяо смотрел на управляющего, улыбаясь ему с кое-какой мыслью. Последнего испугала его улыбка, ужас еще отчетливее проступил на лице старика.

— Тогда, что ты собираешься сейчас делать? — При упоминании о недобрых мыслях при виде денег, Ю СяоМо тут же все стало очевидно.

Тот, кто стоял за спиной Центральной лавки пилюль, являлся главой города. И именно Ю СяоМо купил так много высококачественных целебных трав в Центральной лавке пилюль, да еще приобрел на аукционе яйцо яошоу и продал немало духовной жидкости. Поэтому все эти люди сразу загорелись недобрым замыслом при виде богатства, запланировав убить их и захватить сокровища. При мысли об этом его невольно пробила холодная дрожь. Он не ожидал, что продажа некоторых вещей также окажется столь опасна. Видимо, в будущем ему придется искать Лин Сяо, чтобы тот пошел с ним, когда он захочет купить или продать что-нибудь.

— Младший шиди. — Лин Сяо внезапно показал странную легкую улыбку:

— Разве тебе не хватает несколько подручных для твоих полей целебных трав? Лучше… Как насчет того, чтобы я создал из них марионеток?

— Пощадите, Ваше превосходительство. Мы больше не посмеем сделать это в будущем. Умоляем, Ваше превосходительство, помилуйте нас!

Не дожидаясь, пока Ю СяоМо заговорит, эти несколько человек сразу же от страха начали настойчиво просить прощения. Управляющий еще сильнее окаменел, а затем внезапно подполз к ним. Его жалкий вид не имел никакого сходства с тем мудрым обликом, в каком они видели его в Центральной лавке пилюль.

— Ваше превосходительство, господин. Я…я согласен сотрудничать с вами, заниматься любыми делами. Умоляю, не создавайте из меня марионетку. — Его трусливая3 наружность по-настоящему проявилась, пропитанная насквозь4.

3 Дословно «цепляться за жизнь и бояться смерти».
4 Во всех подробностях.

— Ты действительно согласишься сделать любое дело? — Лин Сяо, держа уголки рта в улыбке, смотрел на него сверху вниз.

— Конечно, стоит только Ваше превосходительству сказать, как я, плывя через кипяток и ступая по огню5, выполню это ради вас. — Управляющий беспрерывно кланялся до земли, смертельно боясь, что Лин Сяо действительно создаст из него марионетку.

5 Идти на любые жертвы.

Стоило иметь в виду, что, как только из человека формировали марионетку, он становился вещью без мышления, бездушным и безжизненным. Она только и могла, что по указу заниматься делами в течении всей жизни. Но самым важным было то, что душа навечно исчезала с небес и земли, без возможности пройти перерождение. Намного мучительнее, нежели смерть.

Увидев признаки, что Лин Сяо готов сдаться на уговоры, остальные несколько человек также поползли один за другим просить пощады, заявляя, что желали с этих пор от всей души посвятить ему себя.

Лин Сяо внезапно выразил, что он в затруднении: 

— Но мне нужен только один человек, а вас в итоге пятеро. Как же мне поступить?

Только от одного предложения все пять лиц тотчас одновременно изменились. Они смотрели друг на друга взглядами, наполненными настороженностью и скрытым убийственным намерением. Независимо от того, правду сказал Лин Сяо или нет, это в самом деле был их единственный шанс.

Если бы из пятерых людей действительно мог остаться в живых только один человек, то они все желали, чтобы этим человеком оказались они сами. Эгоизм изначально являлся их природой. Когда жизнь подвергалась угрозе, никто не стал бы соблюдать так называемую верность и чувство справедливости.

Прожив столько лет, управляющий Центральной лавки пилюль, очевидно, был наиболее понятливый. Абсолютно невозможно, чтобы четыре человека, которых он привел с собой, пошли умирать, послушав его. Поэтому, стоило Лин Сяо закончить говорить эти слова, не прошло и трех секунд, как управляющий внезапно протянул руку. 

В этот самый момент его пять пальцев превратились в когти, которые безжалостно разодрали грудь ближайшего к нему человека в черном. Зловещая сила, казалось, хотела вырвать его сердце. Разве он знал, что человек в черном уже давно принял кое-какие меры предосторожности. Когда рука управляющего вот-вот собиралась схватить его, он протянул свою, отбив удар, а потом быстро отступил.

Остальные трое одетых в черное людей также уже давно отошли. Они беспрерывно пребывали в молчаливом согласии, полностью отдалившись от управляющего на максимальную дистанцию, так как знали, что из них пятерых управляющий являлся наиболее сильным. Если они не прикончат его первым, им четверым было бы невозможно сохранить себе жизнь.

Управляющий явно заметил их намерения, лицо его невольно омрачилось. В глубине души он скрытно бранился на сборище парней, что жили за счёт одних, а служили другим. Но внешне он стал более осмотрительным, потому что предполагал заранее, что будет так.

Четверо одетых в черное мужчин взглянули друг на друга, затем, не дав управляющему передышки и шанса обдумать контрмеры, одновременно атаковали все уязвимые места на его теле. Каждый из них был мастером со злым сердцем и жестокими руками6.

6 Жестокосердный и беспощадный.

Так как они все были подчиненными управляющего, его натуру понимали как никто. Старый пройдоха. Его приемы являлись еще более безжалостными, чем их. Как советник главы города, невозможно, чтобы он не обладал несколькими умениями. Поэтому все четверо совершенно не давали ему ни единого шанса сказать, прямо возжелав избрать его жизнь.

Но управляющий в действительности тоже не был слабаком. Четыре человека, работая рука об руку словно родственные души, вынудили его по-настоящему встревожиться, но только лишь на некоторое время. Он очень быстро отреагировал. Стремительно вращаясь, его мозг начал анализировать контрмеры.

Ввиду того, что обе стороны были очень близко знакомы друг с другом, определить и понять, как быстро закончится начавшаяся драка, также было трудно.

Ю СяоМо смотрел, вытаращив глаза и раскрыв рот. Он только моргнул, а все пятеро неожиданно начали драться. Он переместил ошеломленный взгляд на Лин Сяо, сглотнув слюну: 

— Лин-шисюн, ты действительно собираешься создать из них марионеток?

В его представлении марионетки должны были быть живым существом, как ходячие трупы. Например, как зомби и им подобные. Одна только мысль о некоем зомби, помогающем сажать целебные травы в его пространстве, заставила юношу почувствовать, как волосы встали дыбом. Это также заранее очень пугало. Он предпочел бы сам работать в поте лица, чем разрешить этим людям ступить в свое пространство. Для него оно было равносильно собственному дому, личному имуществу. Юноша ни в коем случае не разрешил бы этим людям войти туда.

— Конечно, нет. — Шепотом сказал Лин Сяо, на его лице висела игривая улыбка.

Услышав, что он без колебаний опроверг это, Ю СяоМо опешил. Только долгое время спустя он отреагировал. Неужели Лин Сяо играл с ними?

Лин Сяо с презрением сказал: 

— С их-то совершенствованием и хотят стать моей марионеткой.

Ю СяоМо: 

— …

Разумеется, занимаясь этим половину дня, Вы, почтеннейший, на самом деле презирали их за слишком низкое совершенствование. Не надо быть таким привередливым. Ю СяоМо полагал, что если бы они узнали мнение Лин Сяо, то, предположительно, умерли бы от ярости, поняв, что не нужно сражаться. Но было хорошо, что из них не сформируют марионетки.

Как раз, пока они беседовали, почти что быстро решился исход сражения в той стороне.

Хотя у управляющего совершенствование было высоким по сравнению с другими, четверо людей в черном были избраны им лично. Потому что, догадываясь о силе Лин Сяо, управляющий боялся, что могли быть торчащие ветки и сучья7 или что их обнаружат. Поэтому он намеренно отобрал для себя четверых необычной силы. Кто бы мог подумать, что он сам съест свой горький фрукт8.

7 Образно в значении «чинить препятствия».
8 Образно «страдать от последствий своих действий».

Четверо мужчин были молоды. Тем не менее их боевой опыт мало отличался от управляющего. Вдобавок, обычно они были из одной и той же группы, поэтому довольно успешно работали вместе. Пусть и раненые, но управляющему также уже было некуда деваться.

Глядя на приближающуюся смерть от рук этих четверых, управляющему внезапно подвернулась удача, осенившая его разум. Словно схватившись за спасительную соломинку, он вне себя от радости громко закричал Лин Сяо: 

— Ваше превосходительство, я знаю все секреты глава города… а…

Как только он произнес эти слова, у остальных внезапно появилось скверное ощущение. За его спиной один из одетых в черное людей немедленно направил ладонь к его голове. По искаженному выражению его лица было совершенно ясно, что он хотел уложить того в могилу этой пятерней.

Но у него не имелось такой возможности. Ладонь остановилась на расстоянии в один цунь9 от макушки управляющего. Независимо от того, насколько лицо того человека покраснело от напряжения, он больше не имел возможности опустить ладонь ни на йоту.

9 Цунь — мера длины, около 3,33 см.

Управляющий на самом деле полагал, что обречен на смерть. Непредвиденно горная дорога вилась вдоль горных хребтов10. На его постаревшем лице тотчас промелькнуло ликование, вперемешку с мрачным коварством. Затем он ответно ударил ладонью на удар человека в черном. Последний в тот же момент получил тяжелые ранения. Он, выплюнув кровь, даже отступил на несколько шагов, в конце концов упав на землю, не в силах подняться.

10 События приняли новый оборот.

Остальные трое осознали, что, должно быть, Лин Сяо вмешался и сразу же не решились далее действовать. Они могли только бесстрастно наблюдать как управляющий, с выражением угодливости на лице, бежал к тому мужчине. 

Хотя Лин Сяо не наносил удары перед ними, проницательные люди поняли, что сила Лин Сяо абсолютно точно была выше их. К тому же самым важным стало то, что из-за этого таинственного пространства они давно дрожали от страха, словно все духовное11 покинуло их.

11 Тройственное духовное (разумное) начало — хунь и семь нечистых (животных) духов — по. Хунь ответственна за эмоции и ментальные процессы, в т.ч. сон и транс, во время которых эта душа могла временно покидать тело и действовать автономно; по ответственна за физиологические процессы и двигательные функции тела. (подробнее можно прочитать на байду или в книге «Путь золота и киновари»)

— Ваше превосходительство, я советник Тан Хуня. Я знаю многие его секреты, о которых неизвестно никому. Я могу сообщить вам все, чем вы интересуетесь. И еще, та пара Благоухающих насекомых ЦиСин Инь, они на самом деле были выращены Тан Хунем… — Управляющий не ожидал, что его нечаянное действие действительно попадет в самое яблочко. В душе обезумев от радости, он рассказывал все, что знал, даже не задумываясь, в надежде, что этот мужчина даст ему путь к спасению.

В это время он уже был не в состоянии учесть, к какому финалу он бы пришел за предательство Тан Хуня. На его взгляд Тан Хунь хоть и был удивительным, но всего лишь цянчжэ с совершенствованием предела Лин, а мужчина перед ним был настоящим цянчжэ предела Хуан. Иначе, как могло случиться, что у него имелось такое огромное пространство?

— Поскольку их вырастил Тан Хунь, то ты, должно быть, знаешь о траве ЦиСин? — Лин Сяо смотрел на него с неясной улыбкой, невозмутимо говоря. Слова управляющего нисколько не изменили его вид.

Управляющий на мгновение обомлел, прежде чем стремительно отреагировать и, потирая руки, сказать: 

— Сяожэнь12 действительно знает. Сначала Тан Хунь действительно имел несколько стеблей травы ЦиСин. Но эти несколько стеблей травы ЦиСин были использованы Тан Хунем месяц назад. Но сяожэнь знает еще одно место, где есть эта трава. Чтобы найти ее, Тан Хунь постоянно наводил справки последние несколько лет, пока, наконец, не выяснил об этом полгода назад. Трава ЦиСин находится внутри территории ТяньТан, которая откроется через два месяца.

12 Сяожэнь — уничижительное я (например, при обращении к властям, старшим).

— Вот как? — Лин Сяо приподнял брови.

— И еще, чтобы суметь успешно отыскать траву ЦиСин, Тан Хунь заполучил поврежденный обрывок карты, неизвестно какими способами. Сначала сяожэнь также не знал, что это за карта, пока Тан Хунь однажды не проговорился. Вот так сяожэнь узнал, что тот обрывок на самом деле является частью карты территории ТяньТан. 

Управляющий говорил осторожно, невольно воровски краем глаза поглядывая на выражение лица Лин Сяо.

— Как ты можешь быть уверен, что кусок карты настоящий? — спросил Лин Сяо, по-прежнему не проявляя никаких изменений в лице.

— Сяожэнь действительно не может быть уверен. Но Тан Хунь прежде сказал мне, что он гарантирует подлинность этого куска карты на сто процентов. Я следовал за Тан Хунем в течении многих лет и знаю, что тот не будет лгать, когда доходит до таких важных дел. — Сказал управляющий.

Лин Сяо пристально смотрел на испуганного управляющего некоторое время, прежде чем внезапно произнести со смехом: 

— Что за человек этот Тан Хунь? Как он обычно относился к вам?

Управляющий остолбенел. Он немного не брал в толк образ его мышления, но осмотрительно ответил: 

— По секрету, Ваше превосходительство, Тан Хунь такой человек, который не только завидует и страстно желает богатства, он также по характеру коварен, его методы жестоки. Нрав таков, что «если говорю ветрено, значит, ветрено, если говорю дождливо, значит, дождливо»13. Хотя сяожэнь был рядом с ним в течении десятков лет, но никогда не получал настоящего доверия от Тан Хуня. Он доверял только себе. Город ХуньЦзи кажется мирным лишь на поверхности, но на самом деле внутри он очень неустойчив. Чтобы повысить свою силу, Тан Хунь часто заставлял подчиненных братьев искать снаружи для него чудотворные пилюли и чудодейственные лекарства. Поэтому немало младших братьев погибли и это привело к тому, что в сердцах каждого имелось довольно много обиды. Таким образом, у очень многих людей уже давно зародилось недовольство Тан Хунем. Просто его сила действительно выше, чем у всех нас. К тому же у него еще есть группа смертников, верных, несмотря ни на что.

13 Проводить в жизнь немедленно и со всей решительностью. Сказано — сделано.

Эти слова косвенно раскрывали отношение управляющего. Иначе бы он не стал повторять «Тан Хунь» направо и налево.

Послушав их диалог, Ю СяоМо ощутил, что развитие событий становится все более и более странным. В самом деле, имелось некоторое чувство, что он слушал о землевладельце, притесняющем рабов. Подумав об этом, он вдруг сказал им взволнованным тоном, который было трудно скрыть: 

— Тогда вы хотите или нет вести мелодию освободившегося от гнета раба14?

14 Тибетская народная песня «翻身农奴把歌唱».



Комментарии: 6

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Ох, у меня будет гореть, если Ю Сяомо согласится оставить кого-то в своем пространстве. Это же так страшно! Под страхом смерти, возможно, человек и будет работать, но из-за гнева его руки будут дрожать, а работа - не иметь высоких результатов. К тому же, Ю Сяомо слаб физически: если человек пожелает, возьмет либо ты заложники, либо в отместку убьет его. Да и к духовной воде у него будет доступ. Неизвестно, не пожелает ли пить ее, пока хозяина пространства нет? Конечно, еще есть яошоу, но то пока маленькое создание.
    Можно еще рассмотреть вариант с Лин Сяо: пока Ю Сяомо не требуется помощник, человек в его пространстве, а как понадобится - его приведут. Однако это неудобно... Лин Сяо всегда под боком должен быть.
    Ладно, закругляюсь! А то что-то эта возможность очень не понравилась. Действительно, будто в душу запускать паразита.
    И марионеткам и они не годились бы. Такие опытом не наживутся, а машинная работа способна ухудшить качество трав - к каждой же свой подход нужен. И при выекпывании силу души использовать. А марионетки разве сумеют столь деликатный работу выполнить? Или я чего-то не понимаю в принципе их создания?..
    Очень кстати было бы отправить этого управляющего следить за Тан Хунем. Раз его так интересуют методы увеличения силы, то добыча им информация вполне пригодилась бы и Ю Сяомо с Лин Сяо, как, например, с травой.
    Ох, благодарю за перевод! Давно отзывов не было с моей стороны.

  • Я наоборот услышала как эта песня угнетает😂 я не люблю когда поют именно ТАК ! А так все хорошо начиналось: приятная музыка, природа, Тибет...
    Спасибо за перевод 🥰🥰🥰
    ♥️♥️♥️♥️

  • ТибетскаЯ народная говориш)) сейчас 2 ночи и она как заорёт )) неожиданно ))

  • Спасибо за перевод 💕💕💕😘😘😘😘😍😍😍

  • Спасибо за перевод)) 🥰

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *