Той ночью Ю СяоМо не дождался возвращения Лин Сяо и пошел спать первый. 

После насыщенного дня, едва его голова коснулась подушки, он почувствовал головокружение и, сопя, заснул как мертвый, даже не узнав, когда вернулся Лин Сяо.

На следующий день Ю СяоМо проснулся еще до рассвета от яростного стука в дверь и хорошо знакомого крика. Было так шумно, что в ушах начало гудеть. Не открывая глаз, он прикрыл свои уши рукой и продолжил спать.

Лин Сяо открыл глаза и наклонился, глядя на растрепанного брюнета, голова которого вновь покоилась на его груди. 

А владелец этой головы, как и в прошлую ночь, обвил его тело будто осьминог. Стук в дверь походил на гонг, а он все спал как мертвая свинья. Мельком взглянув в окно, Лин Сяо увидел, что еще не рассвело. Да и лег он вчера довольно поздно, не удивительно, что Ю СяоМо так крепко спал.

Лин Сяо осторожно отодвинул Ю СяоМо. Встав с кровати, он накрылся одеялом. Потеряв горячий источник тепла, Ю СяоМо невольно вздрогнул и наполовину уткнулся лицом в одеяло. Оставшаяся открытой другая половина очень привлекательно раскраснелась. Лин Сяо, не удержавшись, ущипнул его. Он был мягким на ощупь, так что отпускать практически не хотелось.

Укутав его, Лин Сяо небрежно накинул одежду и пошел открывать дверь.

Стучавшим в дверь человеком был Ло Ся. Видимо, что-то важное случилось, потому что он так волновался, что все его лицо было покрыто потом. Когда Лин Сяо открыл дверь, он чуть было нечаянно не постучал ему в грудь. Обнаружив, что Лин Сяо вышел, Ло Ся тут же возбужденно закричал, едва не брызгаясь слюной.

— Дашисюн, произошла катастрофа. Со Старейшиной Цзян случилось несчастье!

— Погоди секунду, — выражение лица Лин Сяо немного изменилось. Сказав это, он тут же повернулся и прошел во внутреннюю комнату, чтобы одеться.

Только-только войдя, он сразу увидел, что Ю СяоМо, который должен был уютно спать под одеялом, свесил из-под него руку. Нежная и светлая, словно клубень лотоса, она была такая же тонкая, как у женщины. Одного взгляда хватало, чтобы понять: физической подготовкой Ю СяоМо никогда не занимался.

Неожиданно Лин Сяо с некоторым недовольством отметил его худобу и слабость. Раз он так слаб, что он будет делать, не получись у него убежать, столкнувшись с врагами?

Кое-кто в данный момент совершенно не осознавал, что теперь он начал беспокоиться за будущее Ю СяоМо.

В этот же момент Ю СяоМо, который крепко спал, вдруг сел на кровати и бездумно посмотрел на Лин Сяо, стоящего перед шкафом. Лин Сяо явно не ожидал, что он внезапно проснется. Он только что снял одежду и еще не успел переодеться, поэтому стоял с открытой взгляду обнаженной сильной крепкой грудью.

Лин Сяо смотрел на поднявшегося с постели юношу, который почему-то не шевелился и хотел было что-то сказать, но тут раздался озадаченный голос Ю СяоМо:

— А? Только что кто-то стучал в дверь, да?

Лин Сяо:

— …

Не слишком ли заторможенная у него нервная система? 

Ю СяоМо, не услышав ответа, посмотрел на небо за окном, туманное и без солнца. Он забрался обратно под одеяло единым плавным движением, оставляя снаружи только копну черных волос.

Лин Сяо: 

— …

Через мгновение Ло Ся, которого закрыли за дверью, слегка постучал:

— Дашисюн, ты готов?

Лин Сяо быстро оделся и вышел из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь. После этого он ушел вместе с Ло Ся. Последний пришел по приказу Главы школы, который потребовал найти и привести Лин Сяо, чтобы обсудить ситуацию со Старейшиной Цзяном. По дороге Ло Ся рассказал Лин Сяо все, что знал.

Одним словом, Старейшина Цзян, весьма вероятно, был убит. Вчера, после окончания соревнований, Старейшина Цзян и Глава школы ушли вместе. Они обсудили дела, связанные с соревнованиями, а через час Старейшина Цзян ушел. Глава предположил, что тот вернется в свою комнату. На самом деле, все так и считали.

Кто бы мог подумать, что этим утром, перед рассветом, ученик пошел за ним в его покои и обнаружил, что его нет.

Старейшина Цзян руководил большими соревнованиями, поэтому у него было очень много дел, которые нужно было сделать. Следовательно, обычно он вставал довольно рано. В половине седьмого утра пришедший ученик обнаружил, что Старейшина Цзян все еще не проснулся, поэтому он подумал о том, чтобы пойти его будить.

Обнаружив, что Старейшины Цзян отсутствовал и что он не отправился к остальным старейшинам, ученик почувствовал неладное и сразу же сообщил Главе школы. Последний немедленно послал людей на поиски. В итоге они обнаружили нефритовую табличку старейшины Цзяна на отвесной скале. Глава школы и другие старейшины подозревали, что Старейшина Цзян, возможно, был уже убит, поэтому направили людей, чтобы созвать всех. Лин Сяо, как Дадизи, тоже был обязан присутствовать.

— Полагаю, всем ясно, почему вас сегодня собрали. Я хочу услышать ваши мысли по поводу исчезновения Старейшины Цзяна, — с холодным лицом сказал Тан Фань. По его выражению совершенно не было похоже, что школа ТяньСинь только что потеряла важного старейшину. Только он закончил говорить, как его взгляд упал на первого человека справа снизу от себя, Лин Сяо. 

— Сяо-эр, ты начинаешь.

Лин Сяо встал и, сложив руки и поприветствовав, сказал:

— Глава, я считаю, что сначала нам необходимо установить, пропал ли Старейшина Цзян или все же его уже убили. Ваш ученик знает слишком мало и поэтому пока не может судить.

Тан Фань не кивнул и не покачал головой. Он посмотрел на остальных:

— Вы все тоже так думаете?

Закончив говорить, несколько шиди, которые находились в хороших отношениях с Лин Сяо, один за другим закивали, соглашаясь с его точкой зрения. Однако лицо Лэй Цзюя, сидящего рядом с Лин Сяо, довольно отчетливо выражало презрение.

— Лэй Цзюй, ты, кажется, не согласен с Сяо-эр. У тебя другое мнение? — Тан Фань раньше всех заметил выражение лица Лэй Цзюя, но не показал ни недовольства, ни гнева.

— Отвечаю Главе. Лэй Цзюй считает, что не важно, пропал или убит Старейшина Цзян. Все факты демонстрирует проблему, что тут скрываются люди с недобрыми намерениями. Все здесь помнят о недавнем клокочущем событии. Говорят, что несколько крупных школ раскрыли в своих рядах шпионов демонов. И хотя демонов в школе ТяньСинь обнаружено не было, это не значит, что их нет. Поэтому я считаю, что исчезновение Старейшины Цзяна вполне вероятно связано с демонами.

Лэй Цзюй, сложив руки, поклонился Тан Фаню, намереваясь полностью обратить на себя его внимание, а затем угрожающе посмотрел на Лин Сяо.

— Слова Лэй Цзюя разумны, но нельзя слишком торопиться с выводами, чтобы настроение народа не вверглось в хаос, — выражение лица Тан Фаня было равнодушным, не раскрывая хода его мыслей. В словесном плане он сначала соглашался с его с точкой зрения, но затем нападал на нее. Этот использованный ход называли наивысшим накалом.

— Спасибо за наставление, Глава, — Лэй Цзюй вновь, сложив руки, поклонился, не проявляя ни капли несогласия. Вместо этого он самодовольно взглянул на Лин Сяо. По сравнению с пустыми словами Лин Сяо он считал, что ответил лучше.

Когда Лэй Цзюй сел, Старейшина Сяо, который также был его шифу, заговорил:

— Шисюн, Глава, я подозреваю, что в Центральной линии могут скрываться шпионы. К исчезновению Старейшины Цзяна следует отнестись серьезно.

Окинув присутствующих взглядом, Тан Фань сказал:

—Там, где исчез Старейшина Цзян, мы обнаружили следы сражения. И среди этих следов были и следы Старейшины Цзяна. Боюсь, при теперешнем положении, это не предвещает ничего хорошего. Но учитывая, что убийца должен был соответствовать силе Старейшины Цзяна, подозреваю, что убийца находится среди нас.

Услышав эти слова, все присутствующие отреагировали по-разному.

Проницательные и опытные старейшины не проявили ни единой эмоции. А вот у нескольких младших учеников все мысли были написаны на лицах.

Старейшина Ду, сидящий рядом со Старейшиной Сяо, рассмеялся, как Майтрея1, словно атмосфера на него никак не влияла. Поглаживая свою седую бороду, он легко разбил закоченевшую атмосферу:

1 Майтрея — в буддизме глубоко почитаемый персонаж с пробуждённым сознанием (бодхисаттва) и просветлённый (будда); ожидаемый учитель человечества.

— Среди присутствующих сравниться с силой Цзян-шиди, исключая нас, могут только Линь-шичжи и Лэй-шичжи.

— Ду ЮньЦай, ты на что намекаешь? Хочешь сказать, что мой ученик убийца? — сразу же с недовольством сказал Старейшина Сяо.

— Старейшина Сяо, не нужно злиться. Ты прекрасно понимаешь, что я просто говорю о подозрительных людях и только, — сказал Ду ЮньЦай с подкупающей улыбкой.

Старейшина Сяо все еще хотел возразить, но Тан Фань неторопливо прервал его:

— Старейшина Ду прав. Линь Сяо и Лэй Цзюй обладают необычной силой и они действительно способны сравниться со Старейшиной Цзянем. Чтобы доказать, что они никак не связаны с исчезновением старейшины, нам нужно расспросить подробно, где они были и чем занимались, когда тот исчез. Этого хватит.

— Сначала я, — Лэй Цзюй первый шагнул вперед.

— Старейшина Цзян, должно быть, умер где-то в половине девятого. Где ты был с семи и до одиннадцати и кто может это подтвердить? — Глаза Тан Фаня были как холодные клинки, обнажившие блеск, и смотрели на Лэй Цзюя. Недавнее равнодушие мгновенно превратилось в легкое давление.

Выражение лица Лэй Цзюя похолодело и он серьезно сказал:

— В этот период времени я как раз был с моими шиди. Они искали меня, чтобы обсудить грядущие соревнования, до полвосьмого. После этого я сразу вернулся в свою комнату. В то время мой сосед, Цзян Лю-шиди, уже там был. Он может подтвердить, что после моего возвращения я погрузился в глубокую медитацию и ни разу не выходил.

— Старейшина Ду, сделайте одолжение, — Тан Фань кивнул в сторону Ду ЮньЦая.

Майтрея Старейшина Ду, пусть и сожалел, что больше не сможет наслаждаться этим спектаклем, все-таки понимал всю серьезность вопроса. Поэтому встал, сложив руки, поклонился Тан Фаню и вышел из главного зала, чтобы найти Цзян Лю.

— Теперь очередь Линь-шичжи, — Старейшина Сяо обратил угрожающий взгляд на Лин Сяо, который сидел на главных местах.

С самого появления Лин Сяо и до настоящего момента его поведение было достойно похвалы. Он не выделялся чересчур, но и не принижал себя. Не выказывал признаков суеты. Не оставлял ни одной зацепки некоторым людям, которые постоянно за ним наблюдали.

Услышав слова Старейшины Сяо, Лин Сяо встал и мягко сказал:

— Отвечаю, Глава. В период с семи часов до одиннадцати я был вместе с Ю-шиди. Он создавал чудотворные пилюли рядом со мной. Он будет мне свидетелем.

— Старейшина Сяо, побеспокою тебя, чтобы ты привел сюда Ю СяоМо, — сказал Тан Фань.

— Да, Глава! — Старейшина Сяо встал и, сложив руки, поклонился. Перед тем как выйти из главного зала, он кинул на Лин Сяо загадочный взгляд.



Комментарии: 5

  • Спасибо за перевод!

    Глава что-то задумал. Чувствую, подозрения у него только крепнут.
    и да, сравнение с мертвой свиньей просто ржака))) Я орала в голос! :з

  • Спасибо за главу!

    С каждой главой все более напряженно))
    Ждемс продолжения.

  • Кто-то кажется ожидал хоть ну хоть какой-то реакции на свой обнаженный торс:-D
    Спасибо-спасибо за перевод!!!

  • (\__/)
    (=';'=)
    (")_(")

  • Сравнить спящего милашку Ю Сяомо с мертвой свиньей! Фу как некрасиво!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *