Хотя прошло только четыре-пять дней Испытательного соревнования, число выполненных заданий, тем не менее, превышало одну четверть.

Наиболее неожиданным стало то, что первые пять заданий оказались завершены.

Тэн Юй был пятым, Гао Ян — четвертым, Инь Гэ — третьим, БайЛи ТяньИ — вторым. Ввиду того, что инцидент возник неожиданно, БайЛи ТяньИ и Чжань ЮйСюань согласились, что последний поможет ему получить Кристалл жизни, а он даст Чжань ЮйСюаню желаемую вещь. Заключительным стало первое место.

Множество людей предполагали ранее, что Лин Сяо, эта пара, не сможет выполнить, однако он, как раз наоборот, выполнил.

После того как Янь Фа приказал тому старейшине записать, первыми он разрешил разойтись другим, только Лин Сяо и Ю СяоМо забрал с собой.

У юноши в груди барабанило1. Он очень хотел рассказать об инциденте с Дун Шэнем, однако это дело также скажется на его тайне, поэтому Ю СяоМо немного колебался. Если он не расскажет, то тот человек в будущем определенно все-таки придет искать их. Когда придет время и снова произойдут какие-либо крупные проявления, то несомненно они не смогут скрыться от помощника главы и других.

1 Образно «нервничать».

Ю СяоМо посмотрел на Лин Сяо. Знай он раньше, то следовало бы сначала подогнать хорошие словесные показания.

Мужчина безмолвно передал ему: 

— Это дело предоставь мне. Когда придет время, тебе только нужно кивать головой.

Ю СяоМо моргнул, показывая, что понял.

Вскоре Янь Фа наконец-то привел их к месту назначения, в Зал Собраний. Внутри как раз стояли пять человек, все с очень серьезными лицами. От их тел даже можно было ощутить словно удушающее чувство давления.

Ю СяоМо обнаружил, что он знал только одного человека, а именно пятого старейшину, Дун Линя.

Янь Фа вошел, встал напротив старика в черном пао, который находился в самом центре, и, сложив руки в знак почтения, сказал: 

— Старший Старейшина, их уже привели.

Старик в черном пао холодно кивнул, его проницательный взгляд опустился на Лин Сяо и Ю СяоМо.

Юноша лишь ощутил как сердце бьется, словно раскаты грома, он волновался так, что появился пот. Импульс этого человека был слишком поразительный. Только тот так взглянул на него, как обе ноги юноши почти обмякли.

Лин Сяо ради того, чтобы не опасаться подозрений, несмотря на то, что мужчина отличался от Ю СяоМо, которого ноги не держали, он также слегка продемонстрировал слабость. Цвет лица, кажется, тоже чуть-чуть побледнел.

Боковым зрением уголков глаз юноша бросил взгляд на эту сцену и не смог сдержаться, чтобы не разразиться бранью. Ебать, играет слишком реалистично!

— В деталях расскажите об инциденте, который вы увидели на склоне БуЧжоу. 

Старший старейшина, о котором говорил Янь Фа, наконец открыл рот, его голос, тем не менее, совсем не казался старческим, только лишь имелось немножечко превратностей судьбы2.

2 Дословно «где было синее море, там ныне тутовые рощи».

Лин Сяо как раз собирался рассказать. 

Старший старейшина внезапно посмотрел на Ю СяоМо: 

— Ты говори.

Тот сразу же выпучил глаза. Необходимо быть такими осторожными?

Он не осмеливался посмотреть на Лин Сяо, так как все как раз уставились на его лицо, будто обнаружили какую-то нить паутины и следы копыт лошади3.

3 Образно «ключ к разгадке».

Ю СяоМо был уже весь в поту. Юноша быстро привел в порядок мешок с мозгами, которые уже стали клейстером, и попытался изнутри разыскать столбовую дорогу4. Только через некоторое время он, заикаясь, сказал: 

4 Гладкий и легкий путь.

— Б-б-б-было...ф-ф-фактически… б-было...

Янь Фа, слушая этот ужасный ответ, заимел порыв зафейспалмить:

— Не спеши, говори спокойно.

Ю СяоМо сразу же посмотрел на Янь Фа и быстро сказал: 

— Вы все смотрите на меня, я очень нервничаю.

Уголок губ Янь Фа дрогнули.

На самом деле, перед лицом стольких старейшин, на которых только посмотришь, сразу очень суровые, Ю СяоМо имел такое чувство напряжения, как будто его вызвал учитель на показательном уроке, чтобы он поднялся, встал на сцене и читал наизусть текст к уроку. Такое давление в душе для него, такого слегка прозрачного, абсолютно точно не являлось обычного размера. Сверх того, он сейчас еще не привел в порядок сумбур в голове, поэтому также не мог сказать по этой причине. После нескольких секунд пристального разглядывания Старший старейшина наконец сдался и повернулся к Лин Сяо: 

— Говори ты.

Старший старейшина смотрел на юношу долгое время и наконец оставил его. Взгляд вернулся к Лин Сяо.

Выражение лица мужчины не изменилось: 

— Да, Старший Старейшина. Инцидент был таким... 

Лин Сяо рассказал измененную версию всех событий, произошедших на склоне БуЧжоу. Они, как главные действующие лица, изменились в сторонних наблюдателей. Пока две группы людей сражались, они тайком проскользнули на склон БуЧжоу. А потом, когда яошоу девятой основы вышел наблюдать за боем, они украдкой выкопали целебную траву. Что же касалось того, кто был теми двумя группами людей, которые сражались, они вообще не знали.

Несмотря на то, что когда Дун Шэнь снова придет искать, эта ложь в любое время окажется разоблачена. Но чтобы разобраться со Старшим старейшиной, также оставалось сказать только так. В противном случае у них не было лучше причины, которая могла объяснить, почему они справились с заданием.

— Только это? Вы двое смогли увидеть их внешний вид? — спросил Старший старейшина.

— Нет, тогда было слишком далеко, однако ученик заметил гигантского яошоу, появившегося в воздухе над склоном БуЧжоу. Этот яошоу был темно-синего цвета, его глаза также казались цвета морской волны, необычайно красивые. Очень похож на сирену, которые существуют в море. Ученик мог почувствовать, что он еще сильнее, чем Птица АоМань склона БуЧжоу, — ответил Лин Сяо.

— Неужели это... Сирена Ю Мин? 

Янь Фа внезапно связал с этим яошоу. Согласно его внешнему виду, скорее всего, являлся этот яошоу. Но как могло случиться, что правитель-зверь появился на континенте ЛунСян?

— Поскольку тот человек посмел убить учеников моей Академии, во что бы то ни стало нужно его найти, — сказал Старший старейшина и сразу посмотрел в сторону Ю СяоМо и Лин Сяо: 

— Вы двое можете идти. Запомните, об этом деле нельзя говорить другим.

Согласившись с этим, юноша и мужчина вместе ушли.

После того как они ушли, только тогда Второй старейшина сказал: 

— Старший старейшина, ты считаешь, они лгали или нет?

Не ожидая, когда Старший старейшина скажет, старик в желтой одежде, а именно Третий старейшина, объяснил: 

— Какой резон им лгать? Я ходил со Старшим старейшиной на место происшествия посмотреть, с точки зрения оставленной ауры, скорее всего, это именно Сирена Ю Мин.

— Эти люди не могли возникнуть на склоне БуЧжоу без всякой причины и повода. В следующий период времени направьте людей внимательно следить за ними. Если у них имеется какая-то цель, то обязательно снова появятся, — заключил Старший старейшина.

Выйдя из Зала Собраний, Ю СяоМо наконец-то вздохнул с облегчением.

Как только юноша захотел заговорить, Лин Сяо, тем не менее, остановил его.

Ю СяоМо немедленно закрыл рот. Он знал, что и у стен имелись уши, хотя никаких стен вокруг не было.

В этом ненаучном мире наука и тому подобное — все вместе ушло к черту!!!

Посмотрев на его выражение лица «я понимаю», Лин Сяо высоко приподнял уголки рта. В конечном счете он все же также ничего не сказал.

Ю СяоМо заметил, что жилой район уже перед глазами, юноша наконец не смог сдержаться: 

— Можно говорить или нет? — Он скоро задохнется, в уме была куча вопросов.

Лин Сяо мельком взглянул на него: 

— Что ты хочешь сказать?

Ю СяоМо как раз собирался заговорить и внезапно краем глаза увидел вокруг людей, которые смотрели на них, и после чего произнес: 

— Забудь, вернемся обратно и там поговорим.

Лин Сяо взглянул на него, словно считал идиотом, а потом быстрым шагом ушел.

Ю СяоМо робко погладил нос и сразу же догнал его.

Вернувшись в комнату, юноша добросовестно закрыл дверь. Только он собирался войти, как позади неожиданно раздался стук в дверь. Юноша немного с нетерпением повернулся кругом и открыл дверь. Тем, кто стоял снаружи, оказался Тан ЮйЛинь. Должно быть, хотел прийти выяснить новости.

Прежде чем тот заговорил, Ю СяоМо сказал: 

— Старший старейшина не позволил мне рассказывать об этом инциденте.

Тан ЮйЛинь был сбит с толку: 

— Какое дело?

Ю СяоМо взволнованно произнес: 

— Что же еще могло случиться? Именно дело об убийстве шести учеников.

Тан ЮйЛинь нерешительно смотрел на него: 

— Ты не слишком предавайся печали!

Ю СяоМо: 

— Мэ-э5?

5 咩 (mie) — звукоподражание блеянию овец. В диалекте провинции Гуандун этот иероглиф также имеет значение 什么 (shenme) «что?» Но данный иероглиф используется в значении «что?» только если он стоит один.

Эта фраза звучала так знакомо!

Тан ЮйЛинь успокаивающе похлопал его по плечу: 

— Люди умерли и они не могут вернуться к жизни. Я знаю, что ты очень скорбишь, но ты все-таки должен выплатить мне очки, — говоря это, он вытащил мешок для хранения. За эти несколько дней, когда Ю СяоМо участвовал в Испытательных соревнованиях, молодой человек собрал несколько целебных трав высокого уровня и потратил достаточно много очков. Можно увидеть, как у него очень болело сердце. Поэтому, как только Тан ЮйЛинь услышал, что Ю СяоМо вернулся, он сразу же прибежал искать юношу и просить утешения.

Юноша глубоко вздохнул.

Он ошибался, нервы Тан ЮйЛиня совсем не были на одной мозговой волне с ним.

— Целебные травы девятого уровня оказалось непросто найти, я потратил триста очков, чтобы достать два незрелых стебля. Есть еще двадцать с небольшим семян целебных трав восьмого уровня. — Тан ЮйЛинь со сверкающими глазами уставился на Ю СяоМо. Сто пятьдесят очков требовалось за один незрелый стебель, можно было считать более или менее, однако это являлось результатом его торговли. Чтобы по этой цене заполучить два стебля целебной травы, молодой человек каждый день уходил искать того продавца «поболтать», пока тот не продал ему.

Чем выше уровень целебной травы, тем тяжелее другие люди станут продавать ее. Поэтому Тан ЮйЛинь за этот период нашел больше всего семян. К счастью, это было именно то, чего требовал Ю СяоМо.

Ю СяоМо обнаружил, что на самом деле Тан ЮйЛинь был еще более одержим алчностью, чем он.

Приплюсовывая расходы на беготню туда-сюда, Ю СяоМо в итоге дал Тан ЮйЛиню пятьсот очков. Семена целебных трав восьмого уровня, можно сказать, что являлись ценными, также можно было сказать, что они ничего не стоили, поскольку для того, чтобы вырастить их до созревания, абсолютно точно требовалось свыше ста лет. Поэтому обычно их очень редко продавали. Цена в сотню очков за десять с небольшим семян вовсе не считалась низкой, что было равнозначно плате за беготню туда и сюда — юноша дал Тан ЮйЛиню сто очков.

Кто способен как он быть таким щедрым и великодушным?!

Юноша чувствовал, что Тан ЮйЛинь по-настоящему разбирался в использовании удобного случая.

Выпроводив одержимого алчностью Тан ЮйЛиня, Ю СяоМо на этот раз действительно запер двери. Независимо от того, кто опять придет стучаться, он не откроет. В результате, только юноша воткнул затычку, как «тук-тук»…

Ю СяоМо высунул голову и увидел, что пришедшим был Тун ЮэСюй. Юноша сказал со смехом: 

— Тун-дагэ, ты пришел разузнать слухи?

Фраза Тун ЮэСюя тут же застряла в горле: 

— Нет… я пришел именно посмотреть на тебя.

— Ты сейчас посмотрел.

— …Угу.

— Тогда прости, что не провожаю тебя! — Дверь со стуком закрылась!

— …



Комментарии: 4

  • хах, МоМо рычать начнет, если кто еще постучится в дверь

  • Концовка просто ахахах
    "Вы кто такие? Я вас не звал. А ну пошли отсюда nahui!"

  • Кролик выскочил из шляпы, и обратно его не запихать. Любопытно, свое пространство заполучил именно ГГ или оно было принадлежностью прежней, зелёной души?

    Ответ от 明月

    Читайте и узнаете~

  • Хахаха СяоМо - мастер гостеприимства и актерского мастерства)) и впрямь, муж и жена - одна сатана хд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *