Ю СяоМо невольно посмотрел прямо на Лин Сяо. 

Последний ничуть не изменился. На его лице висела изысканная улыбка, подобная весеннему ветерку. Словно он был грациозным и благородным молодым господином. У оглянувшегося Ю СяоМо задергались уголки рта, когда он обратил внимание на нескольких шицзе в стороне, застенчиво и робко поглядывающих на Лин Сяо, словно незамужние девушки из высшего общества. Если говорить о выражении их лиц, то выглядели они чрезвычайно смущенными. 

До сих пор Ю СяоМо не мог понять, почему всем девушкам нравился такой тип мужчин.

Чжоу Пэн, которого вызвали, первым вышел на помост. Его рост был 1,8-1,9 метра, на первый взгляд он был весьма сильным. 

Он отличался телом  стройным и высоким, полным здоровья и сил, можно было разглядеть напряженные мускулы. В особенности мышцы на руках — даже под слоем одежды чувствовался этот поток энергии. На его спине был меч, весом пять сотен килограмм, самый тяжелый меч из когда-либо существовавших в школе ТяньСинь. 

Из этого следовал вывод, что Чжоу Пэн, должно быть, совершенствовал себя в классе силы. 

Взойдя на помост, Чжоу Пэн не стал ждать, когда Лин Сяо поднимется. Вместо этого он обратился к присутствующим, сложив руки в знак почтения: 

— Я не ожидал, что мой первый бой будет сразу с Дашисюном. Честно говоря, я, Чжоу Пэн, очень счастлив. В конце концов не так много раз я могу вступить в схватку с ним. Но также я знаю самого себя и сейчас я не в состоянии его победить.

Все смотрели на него с удивлением. Неужто эти слова означали, что он хотел отказаться от состязания?

На местах для старейшин, у сидевшего там старейшины Цзяна, в глазах мелькнул блеск. Внезапно он сказал со спокойным лицом: 

— Чжоу Пэн, даже если ты не соперник Линь Сяо, почему бы не попытаться? К тому же, только лишь попробовав, ты сможешь узнать, насколько велик разрыв между тобой и ним. Слепо преследовать свою цель не принесет тебе никакой пользы в совершенствовании.

Чжоу Пэн жизнерадостно улыбнулся: 

— Большое спасибо, старейшина Цзян, за напоминание. К сожалению, вчера я общался с Дашисюном и он дал мне несколько советов, из которых я извлек много пользы. Показались признаки прорыва в моем совершенствовании, поэтому я собираюсь уйти в уединение на несколько дней.

— Поскольку это так, ты можешь спускаться! — невозмутимое лицо Главы школы Тан Фаня наконец-то показало намек на удовлетворенную улыбку. 

Чжоу Пэн был его личным дизи. До того, как он вышел на помост, Тан Фань уже мог видеть, что он находился почти на грани прорыва. Он немного удивился тому, что всего лишь несколько дней спустя совершенствование Чжоу Пэна повысилось на один предел. Теперь, услышав его слова, он понял, что это заслуга его Дадизи. Это успокоило его. Как их шифу, он наиболее ясно понимал отношения между этими двумя.

Видя, что Глава школы уже выступил, старейшина Цзян сказал: 

— В таком случае я объявляю, что по причине отказа Чжоу Пэна от состязания в первом бою, победитель — Линь Сяо.

Речь утихла, бурные аплодисменты вспыхнули на зрительских местах. Среди зрителей громче всех хлопала Тан ЮньЦи, ее красивое лицо покраснело от волнения.

Ю СяоМо также аплодировал, но не так интенсивно. Слушая аплодисменты этих людей, он чувствовал, что его ладони болели от одного только звука хлопков. Неужели обязательно так сильно хлопать? В конце концов не знаменитость прибыла же.

Все думали, что смогут стать свидетелями боя тигра и дракона. Но никто не ожидал, что еще до начала боя Чжоу Пэн откажется от поединка.

Ложью было бы сказать, что некоторые не разочаровались таким исходом. За последние месяцы представлялось очень мало шансов увидеть мастерство Линь Сяо. Несмотря на то, что позиция номер один в Блоке Сюлянь по-прежнему принадлежала ему, однако встречались еще некоторые очень амбициозные шиди, недовольные тем, что по рейтингу силы они находились ниже Линь Сяо. Главной их мыслью было добиться его нынешнего положения. 

Для этого имелась хорошая поговорка. Познай себя и познай своего врага. Тогда вы сможете сразиться в сотне сражений и победить в каждом!

Если сила Линь Сяо будет хоть немного раскрыта, у будущих противников сразу же появится больше шансов на победу. 

Поэтому немало шиди, и даже некоторые старейшины, интересовались тем, насколько сейчас силен Линь Сяо. Они очень сожалели, что когда Чжоу Пэн неожиданно отказался от состязания, хорошая возможность исчезла и на этот раз. Пусть это и был сюрприз, но в тоже время звучало разумно.

После начался второй бой. Старейшина Цзян снова тянул жребий с именами.

На этот раз не было неожиданного отказа от боя. Соперниками оказались мужчина и женщина. Из-за смешанной жеребьевки такого рода обстоятельства были весьма обычными. 

Вполне очевидно, что такое не считалось нечестным и несправедливым. На всем континенте ЛунСян никто не будет снисходителен к тебе только из-за того, что ты — женщина. Поэтому женщины, что весьма важно, также повышали свою силу наравне со всеми, иначе они бы стали игрушками в руках других.

Оба соперника находились в первой двадцатке Центральной линии. Между ними не было большого разрыва, так что по силе они были равны. Один за другим они наносили яростные удары. Все увлеченно смотрели. Больше никто не обсуждал инцидент при первом вызове. Исход сражения не определился даже после часа битвы этой пары, но в глазах мастеров результат сражения уже ясен.

Чуть позже женщину сбили с помоста. Причина — нехватка силы.

Мужчина, стоящий на помосте, сложил руки в знак благодарности перед женщиной и вежливо сказал: 

— Ян-шицзе, вы позволили мне победить!

Старейшина Цзян снова шагнул вперед и объявил победителя. Тут же вслед за этим начался третий бой. На сей раз сражались двое мужчин.

Как благородный мужчина, Ю СяоМо раньше мечтал стать мастером боевых искусств. Пролетать над мачтами и идти по стенам, разбивать вдребезги валун одной пятерней — ему казалось это особенно мужественным. Самое главное, нежные девушки любили таких сильных мужчин.

Но мечты — это всего лишь мечты. И реальность, зачастую, была как Север и Юг, совершенно другой.

Конечно, он никогда не ходил упражняться в спортивный зал и не занимался каратэ и тхэквондо. Просто у него не было таланта к обучению боевым искусствам, потому что с ног до головы он был полным болваном, когда дело доходило до занятий спортом. Его чувство равновесия было ужасающим. На самом обычном уроке по физкультуре, совершая прыжки в высоту, он никогда не прыгал выше полуметра. Он до сих пор помнил экзамен по физкультуре, а именно прыжки в высоту. В результате он оказался худшим в классе. Даже самая толстая одноклассница справилась лучше него. 

Это стало самым большим позором в жизни Ю СяоМо.

Но ничего не поделаешь, у него действительно нет таланта к спорту. Поэтому видя, как другие люди демонстрируют свое мастерство, он чувствовал в глубине своего сердца восхищение, ревность и ненависть. 

Почему у него нет таланта к совершенствованию? Он думал, что, перейдя в этот мир, его новое тело изменится и не останется прежним. Но, в конечном счете, он не обладал боевыми способностям, а был лишь слабым и хилым даньши.

Лин Сяо наклонил голову и посмотрел на Ю СяоМо, который глядел на помост для боя со сложным выражением. Он поднял брови: 

— О чем ты задумался?

Ю СяоМо пришел в себя. Взглянув на Лин Сяо с небольшой грустью в глазах, он уныло опустил голову: 

— Почему даньши не могут совершенствоваться как практики? 

Лин Сяо понял, о чем он думал. Похоже, он был потрясен, увидев поединок двух человек на помосте. Он без опаски засмеялся: 

— На небе и на земле десять тысяч существ1. У каждого есть то, чего нет у других. Небеса дали тебе уникальное преимущество, так что другие способности должны быть отняты у тебя. Хотя даньши и не могут совершенствоваться как практики, но вы можете создавать чудотворные пилюли, которые весьма важны для практиков. То же самое относится и к практикам. Несмотря на то, что они сильны, они в конечном счете столкнутся с рядом опасностей. И то и другое, можно сказать, взаимосвязано.

1 Образно, все существа или все сущее.

— Я слышал, что продолжительность жизни практика весьма длинная. Если даньши умрет, разве ему не придется искать другого? — Ю СяоМо также знал, о чем он толковал. Независимо от того, в каком мире находишься, не могло быть человека, совершенного во всех отношениях. Прямо как человек перед ним. Снаружи он выглядел идеально, но в глубине души он очень любил насмехаться над ним, крайне отвратительный. 

Закончив говорить, Ю СяоМо обратил внимание, что Лин Сяо странно смотрел на него. 

— Кто тебе сказал, что у даньши короткая жизнь?

— Неужели я ошибся? Но разве это не правда, что даньши не могут совершенствоваться как практики? Тогда как можно увеличить продолжительность жизни? — Ю СяоМо проговорил с изумлением. Он всегда считал, что так оно и есть.

Лин Сяо посмотрел на него, как на полного идиота. Он поднял руку и стукнул его по лбу, раздраженно говоря: 

— Кто сказал, что ты не можешь совершенствоваться? Ты постоянно изготавливаешь чудотворные пилюли, по-твоему, это не совершенствование? Только не говори мне, что ты не практикуешься с книгой, что я тебе дал? Как могло случиться, что ты тупее других людей? Разве твои шифу и шисюны ничего не рассказывали тебе?

Ю СяоМо прикрывал голову, с глазами полными слез. Он действительно не знал! Если он хотел узнать, он все равно должен был спросить.

— Разве эта книга не для того, чтобы совершенствовать эту, как ее там... силу души?

Произнеся последние слова, Ю СяоМо целенаправленно понизил голос. В конце концов Лин Сяо уже сказал, что методы тренировок совершенствования силы души очень редки. Хоть сейчас он и дизи Кун Веня, ему все еще не разрешалось практиковать методы тренировок школы ТяньСинь, поскольку он не пробыл в школе достаточно долго.

Чего он не знал, так это то, что Лин Сяо давно создал иллюзию вокруг них. То, что видели другие, это не пара беседующих людей, а пара человек, серьезно следящих за соревнованием.

Улыбка проступила в глазах Лин Сяо, когда он, взглянув на Ю СяоМо, изящно выплюнул только одно слово: 

— Болван!

Ю СяоМо надул губы, жалобно глядя на него.

В этом не было его вины. Он только недавно начал приобщаться к незнакомому делу — созданию пилюль. Откуда он мог столько знать? Хотя он позаимствовал немало книг в книгохранилище, в книгах не описывались такие вещи. Он также не слышал, чтобы другие ученики говорили об этом, поэтому предположил, что они тоже не знают. Так что он всегда думал, что продолжительность жизни даньши очень коротка.

Однако он также не мог сказать Лин Сяо, что перенесся сюда с Земли. Даже имея в десять раз больше смелости, он все равно не осмелился бы рассказать это. 

Лин Сяо обожал лицезреть его обиженный вид. Несмотря на то, что подобное поведение было весьма ненормальным, он не против побыть ненормальным. Достаточно поиздевавшись над Ю СяоМо, Лин Сяо, наконец, великодушно рассказал ему все, что касалось продолжительности жизни даньши.

— Даньши и практики одинаковы. Несмотря на то, что способ направления совершенствования и сущности отличаются, продолжительность жизни у них аналогичная. Кроме того, у даньши жизнь обычно намного безопаснее, по сравнению с практиками, из-за того, что они не сталкиваются с внутренними демонами и тому подобными вещами. И по этой же причине они случайно не смогут попасть в кошмар из-за неправильного совершенствования.



Комментарии: 1

  • Иногда подумываю о том, что Линь Сяо был бы нашему мальчику лучшей парой. Хотя, кто его знает. Об этом мы в курсе даже меньше, чем о Лин Сяо хд.

    /пытается понять, что находится в голове у этого белоснежного демона, и чем он руководствуется, обижая бедную принцессу.
    Чувства чувствами, но выглядит не совсем красиво. /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *