Перед тем как покинуть юг, Лин Сяо тащил Ю СяоМо, чтобы заставить того сделать выводы о поездке на юг. Поведение мужчины было таким, словно он вынуждал юношу делать квартальный отчет. С точки зрения последнего подобное поведение казалось немного необычным.

Все лицо Ю СяоМо было недоумевающим. Что хорошего резюмировать по этому делу? 

— Действительно нужно подводить итоги?

Лин Сяо непререкаемо кивнул головой и сказал: 

— Да, рассказывай свои впечатления.

—Э… — Ю СяоМо почесал голову: 

— Я был очень доволен увидеть родных и также весьма рад, что наконец-то узнал местопребывание моего отца, а потом, потом…

Что еще потом?

Юноша украдкой подсмотрел за мужчиной: 

— Есть ли что-нибудь, что хочешь добавить?

Лин Сяо оказался раздражен им до такой степени, что даже рассмеялся1. Он и раньше знал, что не мог надеяться на его мозги, и напрямик вступил в главную тему: 

1 Когда некоторые слова ты не можешь стерпеть и от этого сердишься, но от послевкусия начинаешь чувствовать еще и то, что это смешно.

— О школе ТяньСинь, какие у тебя есть впечатления?

Ю СяоМо поморгал: 

— Школа ТяньСинь… Впечатления — досадно, что не смог увидеть Дашисюна и второго шисюна. Интересно, куда они убежали учиться на опыте. Надеюсь, в будущем окажется случай опять встретиться с ними.

Лин Сяо прищурил глаза: 

— И все?

Ю СяоМо увидел, что мужчина показал это угрожающее выражение лица, и сразу же понял, что говорил не по делу. Однако юноша прикинул так и этак и не придумал ясно, чего еще он не подытожил. Находясь в отчаянии, ему оставалось только с особой осторожностью спросить: 

— Как насчет того, чтобы ты напомнил мне?

Лин Сяо погладил его по голове: 

— Не твой ли принцип обращения с людьми, если другие добры к тебе, ты вдвойне добрее к ним?

Ю СяоМо как само собой разумеющееся сказал: 

— Конечно! Разве это не нормально?

Друзей в его прошлой жизни имелось немного, их можно было пересчитать на всех пяти пальцах руки и это вовсе не потому, что он замкнутый, просто семья оказалась строга со своими детьми. Родители и братья даже совали нос к друзьям, с которыми юноша дружил. Иногда, стоило ему с некоторыми одноклассниками развить немного дружбы, они сразу же оказывались распуганы членами семьи, прежде чем он успевал продвинуться до глубокого слоя отношений.

Особенно его старший и младший братья, которые были такими же как демоны. Не зная почему, они всегда относительно приятелей, с которыми он дружил, имели очень большое мнение. Независимо от того, что Ю СяоМо говорил, они хотели проверить противоположную сторону на то, удовлетворяет ли она требованиям, чтобы стать его другом. В результате люди сбегали.

Всякий раз, когда юноша вспоминал об этом, он сразу же чрезвычайно грустил. Те двое парней действительно очень надоедливы!

Однако также по указанной причине юноша чрезвычайно дорожил друзьями.

Лин Сяо сказал: 

— Ты грустишь о школе ТяньСинь не из-за своих трех шисюнов?

Ю СяоМо также не размышлял: 

— Конечно. Если бы даже Чжао-шисюн ушел, у меня, кажется, не имелось бы необходимости идти в школу ТяньСинь. 

Закончив говорить, он сразу же подозрительно уставился на мужчину: 

— Сегодня ты действительно очень странный. Для чего ты без дела поднял это? Есть ли что-то, что скрываешь от меня?

Лин Сяо неожиданно улыбнулся и, протянув указательный палец, поддел его нос: 

— Приняв во внимание то, что ты внезапно стал умным, я сообщу тебе один секрет.

Ю СяоМо выпучил глаза. Все-таки действительно есть?

Мужчина приблизился к его уху и тихонько сказал: 

— Около двух лет назад, именно когда мы покинули школу ТяньСинь, я рассказал один секрет твоему Дашисюну и второму шисюну.

Ю СяоМо замер. Только долгое время спустя он вернул собственный голос: 

— Ка-какой секрет?

Лин Сяо задал встречный вопрос:

— А ты как думаешь?

Ю СяоМо молчал очень долгое время: 

— Ты действительно сказал? Ты же не опять шутишь надо мной? — На самом деле у него имелось слишком много судимостей и ему нельзя было допускать неосторожность.

— Зачем мне обманывать тебя? К тому же нет твоей слюны, чтобы полакомиться.

Лицо юноши не покраснело, наоборот, он немного напряженно потирал руки: 

— Тогда... Какая у них была реакция?

Лин Сяо с каменным лицом посмотрел на него какое-то время и внезапно улыбнулся.

На Ю СяоМо как будто вылили таз холодной воды. Полностью отчаявшись, он уставился на мужчину. Его опять надули?

Лин Сяо сказал: 

— На самом деле я не рассказал развернуто. Я лишь сообщил им, что Кун Вэнь уже умер. Поскольку он зарился на сокровища другого человека и замыслил убить, чтобы захватить их, в итоге он, наоборот, оказался убит. Однако…

Только Ю СяоМо вздохнул с облегчением, как его опять подняли последним «однако». Трясясь, он спросил: 

— Однако что?

Лин Сяо сказал: 

— Однако они, кажется, уже догадались об этом. Хочешь узнать, какая у них была реакция тогда?

Ю СяоМо пнул его.

Мужчина растянул рот в улыбке: 

— Фань ЧэньЛэ остолбенел, Фу ЦзыЛинь просто издал «о», а потом двое высказали «понятно» и затем сразу ушли. По их виду, кажется, что это не стало чрезвычайным несчастьем.

Ю СяоМо похлопал глазами: 

— Так просто?

Лин Сяо кивнул и сказал: 

— Так просто. Но, на мой взгляд, они, должно быть, притворились ничего не понимающими.

Притвориться ничего не понимающим действительно являлось хорошим способом. Ю СяоМо поставил себя на место другого. Будь это он, то, предположительно, он также бы выбрал прикинуться дураком. Все понимали без слов, и хватит. Таким образом, ему ведь не требуется продолжать беспокоиться?

Юноша поднял голову и двумя сверкающими и прозрачными глазами уставился на Лин Сяо.

Тот погладил его голову: 

— Да, в будущем незачем опять беспокоиться.

Ю СяоМо, уткнувшись руками в бока, начал хохотать. Ощущение освобождения от пут было слишком прекрасным.

Лин Сяо подождал, пока он достаточно насмеется, и только тогда вылил таз холодной воды: 

— В будущем нет необходимости и незачем опять контактировать с Е Ханем.

Смех неожиданно прекратился и Ю СяоМо бросил вопрос: 

— Почему?

Лин Сяо холодно сказал: 

— Если он смог продать нас один раз, то сможет и второй. Корни Е Ханя всегда находятся в школе ТяньСинь, так что, независимо от того, буду я там или нет, высокая ли сила, его выбор всегда будет только один, а именно, сохранить школу ТяньСинь.

Ю СяоМо остолбенел, он до сих пор об этом вопросе не думал, поскольку, встретившись с Чжао-шисюном, тот сообщил ему, что причина, по которой Е-шишу рассказал тем людям информацию о том, что они находятся в Академии ДаоСинь, заключалась в том, что он знал, что сила Лин Сяо сможет справиться с ними. Однако условие, тем не менее, основано на силе мужчины. Все эти слова Е-шишу приказал передать Чжао ДаЧжоу. Лин Сяо как только вспомнил, только тогда обнаружил, что он попался на удочку.

Поскольку объектом, кто передал эти слова, являлся Чжао-шисюн, которого юноша не видел два года, и лично увидеть Чжао ДаЧжоу он определенно оказался рад, то его внимание не находилось на вышеуказанном. Естественно, у него не будет каких-либо подозрений. Но если поменять на другого человека, например, на тех шисюнов и шиди, с которыми у него отношения не были дружескими, то ситуация, возможно, отличалась бы.

Еще имелся самый важный пункт. Он также только сейчас заметил это. 

Согласно силе Чжао ДаЧжоу, ее абсолютно точно недостаточно, чтобы взять на себя эту обязанность и отправиться в Академию ДаоСинь искать его.

Поскольку он являлся лишь даньши пятого ранга и у него нет боевой силы. Хотя у него имелся тигр СяоМэн, человеческое сердце коварное. Чжао ДаЧжоу в конце концов не был смышленым человеком. В случае, если бы его обманули, а другая сторона, к тому же оказалась бы человеком со злым сердцем и жестокими руками2, то разве он не был бы обречен? 

2 Образно «злой, коварный».

Ради школы ТяньСинь Е Хань-шишу действительно стал внимательным.

Увидев его удрученное лицо, Лин Сяо сразу же узнал, что тот намеревался понять: 

— Я не против, чтобы ты поддерживал отношения со своими тремя шисюнами, но ограничься лишь чистой дружбой. И в делах, касающихся школы ТяньСинь, в будущем не надо больше принимать участие.

Ю СяоМо удрученно взглянул на него: 

— Ладно, но разве ты не оказал поддержку Чжоу Пэн-шисюну, чтобы тот сел на высокое место? Он, кажется, все-таки твой младший брат.

Лин Сяо приподнял брови: 

— Это его путь, я только дал ему возможность, не более. Даже если он уничтожит школу ТяньСинь, то это не имеет никакого отношения ко мне.

Ю СяоМо скалил зубы, он все же полагал, что Лин Сяо собирался развить школу ТяньСинь в свою первую силу в измерении среднего порядка, поскольку он не был похож на человека, который без всякой на то причины и повода помогает другому садиться на высокое место. Кажется, что его ожидания разошлись с фактами3, Лин Сяо изначально не планировал развивать какую-либо силу на континенте ЛунСян.

3 Значение, что другая сторона не имела это ввиду, и в результате расчеты отклонились.

Увидев, что город НаньЕ стал так близко, что рукой подать, Ю СяоМо неожиданно вспомнил одну проблему. 

Ранее Лин Сяо говорил, что он прибыл в измерение среднего порядка, чтобы найти человека, и этим человеком оказался именно юноша.

Честно говоря, юноша осмелился признать, что прежде он сам никогда не был как-либо связан с мужчиной. Что же касается оригинального Ю СяоМо, то если бы Лин Сяо оказался знаком с ним, то, должно быть, он знал бы его прошлое. Однако мужчина явно не знал, поэтому юноша чувствовал, что Лин Сяо смог только из-за его души обнаружить, что он являлся человеком, которого мужчина хотел найти.

— Лин Сяо, то, что ты сказал в прошлый раз на испытательных соревнованиях о прошлом, это правда? 

После того как атмосфера на некоторое время смолкла, Ю СяоМо не мог сдержаться и не спросить, поскольку он действительно считал, что Лин Сяо не походил на порочного человека, у которого имелось такое трагичное прошлое. К тому же, если он в самом деле хотел враждовать с родом Цилинь и родом Феникса Яо, разве не следует всячески развивать влияние или принять младшего брата? 

Чем больше юноша думал, тем больше ему было не по себе. В общем, он чувствовал, что вероятность того, что его провели, являлась огромной.

Лин Сяо вздохнул: 

— Что хорошего в обмане в подобном деле? Ты ведь не будешь отдаваться4. Действительно, я говорю тебе правду, а ты мне не веришь. Если я скажу ложь, только тогда ты поверишь?

4 В одном случае это метафора, где человек полностью посвящает какому-либо делу или объекту силы. В другом случае это относится к женщине, которая посвящает все чувства и тело с душой любимому сердцем мужчине.

У Ю СяоМо стала совесть неспокойна: 

— Дело все-таки не в том, что у тебя слишком много судимостей, но какая связь между твоим прошлым и тем, что ты хотел найти меня?

Лин Сяо сказал: 

— Когда я говорил, что и то и другое имеют связь?

Ю СяоМо был сбит им с толку: 

— Тогда ради чего ты пришел искать меня?

Уголком глаз Лин Сяо ухватил взглядом, что у юноши имелось ожидающее выражение лица: 

— Потому что… пока не могу сказать тебе.

Любопытство Ю СяоМо оказалось подвешено и он нетерпеливо спросил: 

— Почему не можешь сказать?

Лин Сяо с нежной заботой произнес: 

— Я боюсь, что у тебя будет душевное бремя. Цель, по которой я нашел тебя, совсем не проста, если ты сейчас узнаешь, то не исключена возможность, что это приведет к тому, что помешает твоему совершенствованию, поэтому станет лучше, если ты будешь в неведении.

Уголки рта Ю СяоМо дернулись, ему совсем не нравилось это умозаключение. 

— Хорошо, незачем больше думать об этих вопросах. Смотри, мы уже прибыли в город НаньЕ.



Комментарии: 1

  • Не говори Ю СяоМо, нам скажи;)
    Ну что за интрига ❤️❤️❤️

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *