— Хун Юнь, что ты сказал? 

Цю Жань, стоявший ближе всего, услышал слова, которые тот сказал про себя. Он не упускал из вида огненную птицу феникс и, наоборот, сию минуту не расслышал отчетливо. Мужчина лишь знал, что тот сказал странную фразу.

Хун Юнь одной рукой прикрыл лицо. Зрачки в просветах между пальцами выглядели испуганными:

— Я не мог ошибиться. Эта абсолютно точно аура совершенного правителя среди правителей-зверей, Феникса ЮаньГу Яо!

Если бы Феникс ЮаньГу Яо захотел подавить его, то лишь на основании родства мог заставить покориться. Поскольку они вместе относились к яошоу породы феникса, в отношении родства, можно было сказать, оно являлось ближайшим. Поэтому подавление родства было более суровым.

Цю Жань дрожа от страха смотрел на мужчину, который в руке поднял огненную птицу феникс. Он являлся Фениксом ЮаньГу Яо? Или зверь с контрактом судьбы был Фениксом ЮаньГу Яо? Независимо от того, какой итог, для него это становилось препятствием для получения Сердца ЮаньСу.

Как раз когда он все время думал, Лин Сяо уже начал атаковать.

Благородная и прекрасная огненная птица феникс взлетела в воздухе, вытягивая свою утонченную осанку. Вслед за этим она, воя, спикировала на прадеда семьи Чай, который уже приготовил защитные меры. Импульс, словно бушующие волны, и могущественная сила ударились о тот серебряный щит, который оказался многослойно наложен.

С треском в щите начали появляться разрывы и в конце концов он лопнул на осколки. Огненная птица феникс, тем не менее, не утратила много энергии и продолжила прямо рваться вперед к прадеду семьи Чай. 

Тот давно предвидел, что невозможно, полагаясь на наложенный щит, избежать этого удара. Через несколько секунд после того как щит разбился вдребезги, он сразу же пустил в ход оборонительное оружие…

Пять минут спустя полностью обуглившийся труп упал на небольшой островок. 

Это был именно прадед семьи Чай. Судя по слабо поднимающейся и опускающейся грудной клетке, по-видимому, в нем еще присутствовал глоток жизни. Однако также недалеко была смерть.

Как раз в этот момент прадед семьи Тэн неожиданно улетел к прадеду семьи Чай внизу, схватил его и стремительно покинул это место.

...

Увидев эту сцену, Ю СяоМо ощутил, что это немного немыслимо.

Он слышал о событиях между семьями Тэн и Чай. Хотя две семьи не до такой степени являлись соперниками, также они не были хорошими до такого рода, чтобы покупать штаны у другой стороны и носить их. По какой причине идти на риск спасать его?

— Я слышал о делах между семьями Тэн и Чай, — внезапно сказал ЛаньЦю.

— Что говорят? — Ю СяоМо повернул голову и посмотрел на него.

— Если прадеда семьи Чай оставить умирать здесь, семья Чай окажется исключена из рядов четверки великих семей и семья Тэн в одиночку столкнется с семьями БайЛи и Тун. Отношения между этими двумя семьями чрезвычайно хорошие и у них всегда «одно дыхание и ветви»1. Они несомненно вместе окажут давление на семью Тэн, поэтому то, что прадед семьи Тэн спас прадеда семьи Чай, является неизбежным итогом.

1 Братская связь.

Ю СяоМо вспомнил, что отношения между БайЛи СяоЮем и Тун ЮэСюем были как у родных братьев. Что правда, то правда.

...

После того как двое людей исчезли, вокруг стало слишком тихо.

Быстрые и решительные кровавые средства Лин Сяо привели их в трепет, поэтому следом за прадедом семьи Тэн также ушли помощники, которых вызвал Водный дракон ЛюЛи. Они все еще хотели жить. К тому же сейчас уже определилась принадлежность Сердца ЮньСу и далее оставаться также было бесполезно.

Водный дракон увидел, что они все ушли, его лицо стало очень неприглядным. Он желал успешно стать драконом и Сердце ЮаньСу для него являлось очень важным.

Не прошло и часа, как почти половина участвующих цянчжэ ушла.

Остались только семьи БайЛи и Тун, цянчжэ моря Бесконечности, Академия ДаоСинь и Водный дракон ЛюЛи.

Цю Жань также не желал отказываться от Сердца ЮаньСу. В прошлом он не то чтобы не думал о нанесении удара по Академии ДаоСинь, но Академия имела Хэй Тяня и других цянчжэ, которые персонально стояли на страже. Шансы на успех не доходили до двадцати процентов, поэтому ему оставалось только терпеть. Он ждал несколько сотен лет и с большим трудом дождался появления этого Сердца ЮаньСу. Он совершенно не готов был уступать его противоположной стороне.

— Все! Я считаю, что нам сейчас следует отбросить предубеждения и сообща принять меры против этого человека, иначе никто из нас не может и мечтать о Сердце, — подстрекающе выкрикнул Цю Жань.

Он понимал, что и Водному дракону ЛюЛи, и Академии ДаоСинь крайне необходимо Сердце ЮаньСу, потому наполовину был уверен, что они согласятся.

Только его слова вышли, как выражения лиц толпы стали разными.

Несмотря на то, что другая сторона являлась цянчжэ предела Шэнь, действительно, вряд ли он окажется в состоянии побороть их всех вместе взятых.

Поговорка гласит «множество муравьев загрызет слона».

Сейчас подобная ситуация была именно этой истиной.

Лин Сяо держал Сердце ЮаньСу, его мрачный взгляд упал на Водного дракона ЛюЛи. Когда последний посмотрел на него, мужчина, щуря глаза, сказал со смехом:

— По правде сказать, моя жена однажды сказала, что хотела заключить контракт с тираном моря. Интересно, если…

Выражение лица Водного дракона ЛюЛи внезапно значительно изменилось. Он с мрачным видом уставился на мужчину. Его природа содержала чуточку кровного родства истинного дракона. Хотя и очень немного, у него также имелась гордость истинного дракона. Конечно, он не мог подчиниться человеческому роду, однако слушая желание мужчины, казалось, что тот хотел предложить ему заключить контракт с женой, о которой говорил.

— Не хочу! — Ю СяоМо первый выдвинул возражения.

— Почему? — озадаченно спросил ШэЦю.

Сила Водного дракона ЛюЛи была неплохой. Хотя он не являлся правителем-зверем, согласно его текущему положению, рано или поздно когда-нибудь Водный дракон войдет в область предела Шэнь. С этим яошоу, когда они отправятся в измерение высокого порядка, даже если господин Лин Сяо будет отсутствовать, столкнувшись с опасностью, он мог также являться дополнительным слоем защиты.

У Ю СяоМо на лицо упала черная тень2:

2 Используется 黑线, что означает «черные линии» или смайлик -_-|| — состояние, когда человек в унынии или в депрессии. Образно «быть растерянным» или «получить удар в моральном плане».

— Короче говоря, не хочу.

Закончив говорить, юноша сразу же вытащил Камень ЧуаньИнь. Он беспокоился, что Лин Сяо действительно заставит его заключить контракт с Водным драконом ЛюЛи.

Лин Сяо мельком взглянул в направлении, где прятался юноша и медленно вытащил Камень ЧуаньИнь, который как раз испускал свет.

— В чем дело?

Из Камня ЧуаньИнь сразу же раздался голос Ю СяоМо, который говорил, зажав нос:

— Я не хочу того Водного дракона ЛюЛи. 

— Почему? — такое же сомнение, что и у ШэЦю.

— Потому что он слишком старый.

— Что плохого в старости? — Лин Сяо не понимал, что такого настойчивого имелось в этой причине.

— ...Короче говоря, я не хочу прадедушку.

— Я понял.

— Ты понял, что я имел ввиду?

— Если не хочешь, то не хоти. Однако до настоящего момента также не найден подходящий. На этот раз ничего не поделаешь с контрактом.

— В таком случае не имеет значения. В будущем еще окажется удобная возможность.

— Пусть будет так.

Толпа:

— … — Голос из Камня ЧуаньИнь мужской? 

Некий человек, который знать не знал о том, что раскрыл пол, полностью удовлетворенный убрал Камень. Несмотря на то, что было немного досадно, он действительно совсем не интересовался яошоу с внешностью прадедушки.

Выпутавшийся, нет, следует сказать, отвергнутый из-за того, что слишком стар, некий прадедушка уже не имел слов, чтобы выразить гнев в душе. Как назло, на этот раз он также ничего не мог поделать с человеком, который оскорбил его.

— Водный дракон ЛюЛи, они так говорят с тобой, а ты все еще способен терпеть это. Если другие цянчжэ моря Бесконечности узнают, твоя репутация будет разрушена. — Цю Жань воспользовался моментом, чтобы спровоцировать.

Водный дракон с отвращением мельком взглянул на него: 

— Тебе не стоит подстрекать лаофу.

Цю Жань, не принимая во внимание, сказал:

— Не ожидал, что у повелителя Моря ХуаньШа, Водного дракона ЛюЛи, также есть день, когда ему страшно.

Водный дракон ЛюЛи фыркнул:

— Не считай, что лаофу не знает о твоей цели. Ты не более чем хочешь использовать лаофу. Как следует делать, лаофу сам решит. Не требуется, чтобы ты напоминал.

Выражение лица Цю Жаня потяжелело.

Лин Сяо переместил взгляд на Хэй Тяня. В невозмутимых глазах последнего промелькнуло немного сопротивления. Боюсь, что он как раз обдумывал, нужно ли браться за дело. На самом деле мужчина все же очень восхищался Хэй Тяном. Равнодушно скользнув взглядом по непредсказуемым выражениям лиц других, Лин Сяо, смотря на Хэй Тяня, сказал: 

— Ты хочешь это Сердце ЮаньСу?

Хэй Тянь собрал спокойствие в глазах: 

— Академии ДаоСинь в самом деле очень требуется. Гэся готов отдать?

— Могу отдать вам. — Лин Сяо метнул им фразу, сопоставимую атомной бомбе:

— Но есть условие.

— Какое условие? — удивившись, Хэй Тянь спокойно спросил. Он понимал, что дело окажется не таким простым. Действительно, дальнейшие слова были согласно его ожиданиям.

Ю СяоМо аналогичным образом очень удивился. Юноша не помнил, чтобы он и Лин Сяо говорили о выдвижении условий.

Мужчина, щурясь в улыбке, сказал: 

— Мои условия очень просты. Согласно силе Академии ДаоСинь, это не трудно выполнить. То есть — я хочу семьдесят процентов духовных кристаллов духовной нади. Семьдесят процентов духовных кристаллов меняю на Сердце ЮаньСу. Очень выгодно, да?

Хэй Тянь опустил глаза: 

— Действительно очень выгодно. Я согласен. Однако…

Все лица людей имели выражение шока. 

Это условие сделки не просто являлось выгодным, Академия ДаоСинь прямо-таки полностью извлекла для себя выгоду. Сердце ЮаньСу совершенно нельзя было измерить духовными кристаллами. Этот мужчина, к удивлению, использовал его для обмена на духовные кристаллы. Неужели имелась какая-то цель?

— Однако что? — спросил Лин Сяо.

— Но зачем гэся нужно использовать Сердце ЮаньСу для обмена на духовные кристаллы? С осведомленностью гэся, разве не знаете его ценность? — Хэй Тянь все-таки выдвинул сомнение.

— Конечно, знаю, — рассмеялся мужчина, в глазах мелькал тусклый свет3:

3 Часто употребляется для указания добропорядочности человека.

— Сердце ЮаньСу и духовные камни. Сравнивая то и другое, моей жене больше нравятся духовные камни.

Жена, которую опять принесли как отговорку:

— ...

Хэй Тянь сразу же замолчал. 

Другие тоже замолчали.

По правде говоря, судя по содержанию беседы, которая только что имелась между ним и его женой, даже Водный дракон ЛюЛи, такой отважный яошоу, мог быть отвергнут другой стороной по причине, что он слишком стар. Такие слова в самом деле очень похожи на то, что могла сказать его жена.

ШэЦю взглянул на негодующего Ю СяоМо и слегка вздохнул: 

— Хозяин, на самом деле тебе не нужно сердиться.

Юноша немедленно посмотрел на него: 

— Почему?

ШэЦю профейспалмил:

— Ты сам подумай. Если бы позволили тебе сделать выбор между Сердцем ЮаньСу и таким большим количеством духовных кристаллов, то, согласно твоей натуре, ты бы что выбрал?

— Э... 

Тщательно подумав, юноша все-таки действительно при возможности выбрал бы духовные кристаллы…



Комментарии: 6

  • Ахахахах, какой же каеф это читать

  • Жена хочет гарем из молодых и красивых мужиков(говорилось же что лиса так же может принимать мужское обличие) не хочет стариков, и хочет заранее кучу бабла высшего измерения. И получает! Да чтоб всем так везло)

  • Что такое, то бабушек оскорбляют, то дедушек)) мне нравиться

  • неверная логика, однако. Выбор не в том, сердце или кристаллы, а выбор Сердце и кристаллы или только кристаллы.
    Отдать сердце -чистая благотворительность, чтобы помочь учителю.

  • Все знают Ю СяоМо как облупленного. Не то что бы он жааадный ... Нет, просто очень хозяйственный)
    Спасибо за главушку, очень интересно читать про эту парочку.

  • Ха ха ха. Настоящий мужчина всегда знает что хочет его жена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *