Белоснежная кожа расцветала румянцем. Ю СяоМо с растерянными глазами сидел верхом на мужчине. Картина с его развернутыми ногами была чрезвычайно развратной. Одежда белого цвета на верхней половине тела юноши наполовину прикрывала низ. Неясно вырисовывалось кое-какое место, где соединялись двое людей.

Звуки шлепков ритмично раздавались вслед за движениями Ю СяоМо вверх и вниз. Большие руки мужчины плотно обвили его талию и не отпускали всю предыдущую половину палочки благовоний1. Крепкие руки, сильные и мощные. Даже если у Ю СяоМо отсутствовали силы, он все равно был бы, словно боевой самолет, который вел бой, беспрестанно двигаясь. 

1 Сжигание одной палочки благовоний равняется двум часам.

— Хн-н-н. — Кое-кто, наконец, не стерпев, издал всхлипывающие звуки и громко заорал:

— Ты в конечном счете кончишь или нет?

Мужчина издал басистый смех и прямо поднялся, крепко обняв юношу. Движения снизу, тем не менее, остались такими же решительными. Они казались такими энергичными, словно он очень хотел использовать нескончаемую энергию:

— Договорились же, что на одном разе не остановимся.

Ю СяоМо замолчал, словно подавился. Но очень скоро он взорвался. Обняв тело мужчины, юноша раскрыл рот и укусил того за плечо. Показалась кровь от укуса.

Юноша опять был обманут. Лин Сяо изначально только игрался с ним. Время здешнего одного раза, по сравнению с обычным временем, годилось для двух раз. Ю СяоМо сам уже излился дважды. Однако тот по-прежнему не имел признаков того, что хочет кончить. Если так продолжится, то человеком, который умрет от чрезмерного семяизвержения, станет именно он сам.

Мужчина издал глухой стон и тотчас увеличил скорость. От внезапных действий человек на нем почти свалился. Слабые всхлипы раздавались из комнаты...

На другой день Ю СяоМо полдня лежал на кровати. Во второй половине дня он также не вышел.

Первоначально юноша хотел пойти погулять по торговой улице, однако просчитался. Лин Сяо, это животное, совершенно не давал ему удобного случая. Условившись быть нежным, в итоге из-за того, что юноша укусил его, тот опять безжалостно его по всякому трахнул.

В общем, он снова оказался в убытке!

Отдыхая почти весь день, Ю СяоМо не знал, что его имя уже распространилось.

Несмотря на то, что юноша мог встать, он уже не имел желания выходить гулять.

Только на утро отправки, едва рассвело, Ю СяоМо не спеша спустился вниз.

Сначала юноша полагал, что внизу, должно быть, ничего не было. В результате, еще не спустившись, он услышал доносившийся из большого зала порывистый шум, волна за волной, аналогичный тому, словно чрезвычайно увлеченно что-то обсуждали.

Спустившись вниз, Ю СяоМо увидел Лин Сяо чинно сидящим в углу. Из-за того, что положение было довольно отдаленным, напротив было немного тихо и спокойно. Что же касалось Лю Юэ, то тот бесследно исчез.

Ю СяоМо прошел и прямо сел перед Лин Сяо:

— Где Лю Юэ?

Лин Сяо поставил чайную чашку и сказал:

— Рано утром берешь и перед моим лицом говоришь о другом мужчине?

Ю СяоМо окинул его презрительным взглядом. И что теперь, говоря о Лю Юэ, он все еще относится к посторонним людям?

Лин Сяо, щурясь в улыбке, принял его косой взгляд и понял, что сейчас юноша чрезвычайно сердится, поэтому сказал:

— Я предложил ему первым отправиться на площадь для сбора. Сначала ты съешь что-нибудь, чтоб наполнить желудок и после нам тоже следует отправляться.

Ю СяоМо тотчас бросил в него взгляд «принимаю во внимание, что ты догадливый».

Лин Сяо радовался про себя. Этому парню, действительно, дашь сладкий финик и какая-либо обида рассеется.

Откушав завтрак, Ю СяоМо освободил комнату и вместе с Лин Сяо спешно отправился на площадь. По дороге он услышал, что очень многие люди как раз обсуждали его. Однако, поскольку они не знали его внешний вид, никто не опознал юношу.

Час спустя они, наконец, прибыли на площадь. В настоящее время площадь не была всюду наполнена людьми, как два дня назад. Помимо принятых было еще очень много Птиц Великого пламени. Этих Птиц имела на содержании Академия ДаоСинь. И сев на них, можно было отправиться в Академию. 

Только они прибыли, их сразу же из заметила Нин Цзин-даоши и тотчас позвала.

Несмотря на то, что они поднялись рано, тем не менее, нельзя было считать, что пришли они рано. Очень многие ученики ради того, чтобы оставить даоши хорошие впечатления, пришли заблаговременно. Конечно, исключая нескольких дицзы гордых семей.

Поскольку количество людей было довольно большим, даоши уже начали распределение и разрешили нескольким ученикам первыми двинуться в Академию.

Ю СяоМо и Лин Сяо пришли вовремя, Нин Цзин-даоши как раз распределяла количество людей. Численность даньши по сравнению с сюляньчжэ была очень маленькой, поэтому они могли отправиться досрочно. Хоть Лин Сяо и являлся учеником Блока Сюлянь Академии, он был вместе с Ю СяоМо и мог в виде исключения уехать вместе с ними.

Академия ДаоСинь находилась совсем недалеко от города Янь. Ехать на Птице Великого пламени потребовалось лишь полдня.

Воспользовавшись этим временем, Нин Цзин-даоши между делом объяснила им места, на которые требуется обратить внимание.

Ю СяоМо облокотился о тело Лин Сяо. Он одновременно дремал с закрытыми глазами и слушал, навострив уши, слова даоши.

Академия ДаоСинь также имела Блок Сюлянь и Блок Дань, соответственно, Первый и Второй ареалы. Обе учебные зоны находились в разных местах. Поскольку присутствующие были из Второго ареала, Нин Цзин-даоши объясняла лишь его положение. 

Прежде всего то, чем им следует обладать, войдя в Академию ДаоСинь, это именно сознательность.

Поскольку даньши четвертого ранга являлся минимальным критерием для набора учащихся Академии ДаоСинь, во Втором ареале в подобных талантах совершенно не было недостатка. Поэтому, если после вступления в Академию новые ученики стремились к спокойному и безмятежному существованию в Блоке Дань, то необходимо убрать заносчивый и пренебрежительный настрой.

В дополнение к этому Академия ДаоСинь была разделена на две учебных зоны, соответственно, Первый класс и Второй.

Среди них Второй казался довольно низкого уровня. Большинство являлись новыми ученикам, которые только поступили в Академию, и чей ранг не был очень высоким. В Первом классе, в свою очередь, находились ученики с большим опытом и квалификацией, высокой силой и по природным данным, к тому же, на первом месте среди первых. Разница двух учебных зон заключалась в различии обхождения. Поэтому, если желали получить обхождение лучше, то требовалось усилить совершенствование. 

Из Второго класса в Первый класс учебной зоны можно было подняться двумя способами.

Первый — усилить совершенствование и поскорее стать даньши седьмого ранга. Таким образом можно было прямиком войти в Первый класс учебной зоны.

Второй — принять участие в крупном турнире, который каждый год устраивает Академия. У тех, кто получит место в первой десятке, будет возможность.

Однако из-за того, что оказывалось очень много даньши, которые ежегодного принимали участие в крупном турнире, к тому же природные данные и сила каждого являлись неплохими, было очень сложно получить место в первой десятке. 

Но до этого момента имелась одна проблема, на которую все новые ученики должны обратить внимание.

То есть валютой обмена Академии ДаоСинь являются совсем не хрустальные монеты или золотые монеты и так далее, а своего рода очки, распространенные внутри Академии. 

Очки являлись валютой обмена наподобие хрустальных монет и в Академии ДаоСинь они были необходимы. 

Очки нельзя использовать в обмен на хрустальные монеты. Их можно только заработать, опираясь на самого себя в Академии, поэтому… Хрустальные монеты, которые Ю СяоМо заработал на продаже чудотворных пилюль два дня назад, превратились в «нет пространства для раздолья».

Услышав эту новость, голова Ю СяоМо, которая опиралась на плечо Лин Сяо, тотчас соскользнула. Если бы Лин Сяо не поймал его, он бы, возможно, ударился прямо об землю. 

Это движение сразу же привлекло внимание Нин Цзин-даоши, которая как раз рассказывала. Она тотчас бросила на него тревожный взгляд:

— Ю СяоМо, что с тобой? Есть какие-то вопросы?

Ю СяоМо торопливо сел прямо и покачал головой: 

— Я в порядке, даоши.

Нин Цзин-даоши кивнула головой и снова продолжила говорить.

Однако этот небольшой эпизод, тем не менее, заставил внимание очень многих людей переместиться на Ю СяоМо. Еще были гениии из четырех великих семей, сидевшие на той же Птице Великого пламени, что и он. Некоторые из тех, кто ни разу не видел юношу и слышали только слухи о нем, вытягивали шеи, чтобы взглянуть на него.

У Ю СяоМо не было желания обращать внимание на их взгляды. Теперешний он скоро расплачется.

Он никогда не думал, что войдя в Академию ДаоСинь, в итоге не сможет использовать свои деньги. Это как будто находиться рядом с золотой горой и после обнаружить, что эту золотую гору никогда нельзя использовать. Такого рода чувства было довольно неприятными.

Ю СяоМо в тот же момент стал апатичным и весь он был не в духе.

Лин Сяо в общих чертах догадался о соображениях в его сердце и также ничего не мог поделать с этим. Для Академии ДаоСинь этот способ был важным и по отношению ко всем учащимся это казалось справедливым, к тому же это могло побуждать активность учеников стараться зарабатывать очки. Одним действием добиться двойной выгоды. 

— Ай! — Ю СяоМо изо всех сил вздохнул. Юноша обнаружил, что нефритовый цзян, который он купил в Доме СяньЦзи в прошлый раз, действительно имел эту информацию. Однако эта информация находилась в отдаленном углу. В результате она была упущена им из виду.

Сейчас ее выбросило из его памяти и только тогда Ю СяоМо обнаружил, что это реальность.

В этом отдаленном месте очень детально было выстроено дело об очках.

Стоило отметить, что очки Академии были также одним из условий, когда человек поднимался из Второго класса в Первый учебной зоны. К тому же почти во всех местах использовались очки. Так что необычайно важно, чтобы некоторые новые ученики, почти что только войдя сюда, начали их зарабатывать.

Примерно через четыре часа Птица Великого пламени, наконец, прибыла в место назначения, Академию ДаоСинь.

Академия располагалась на полпути к вершине горы в месте за пределами города Янь. Говорили, что вся вершина горы была областью Академии ДаоСинь. Вид с воздуха казался чрезвычайно величественным, словно небывалый жестокий зверь, впавший в зимнюю спячку.

Когда Птица Великого пламени начала снижаться, Нин Цзин-даоши повернулась со смешливым и радостным лицом ко всем и нежным голосом сказала: 

— Все, послушайте. Соберите свои вещи, мы вот-вот войдем в Академию.

После этого раздались шорохи и скрежет. Все начали собирать вещи, которые они вытащили ранее. В итоге еще оказались несколько мешков для мусора, оставшиеся после перекусов.

Через десять с небольшим секунд Птица Великого пламени действительно начала снижаться, как и сказала Нин Цзин-даоши. Ю СяоМо даже мог почувствовать, что его тело стало невесомым в одно мгновение. К счастью, это продолжалось недолго. Тут же вслед за этим другие Птица Великого пламени безостановочно прибывали.



Комментарии: 7

  • Большое спасибо за перевод!

  • Самое грустное а истории СяоМо, что он для этой горы монеток усердно пахал, готовя пилюльки, а тут весь его труд обесценился, и говорят "у тебя ничего нет, у нас тут надо пахать на другие монетки"... Меня бы накрыло смертельной депрессией х)

    И о счастье, наконец хоть немножко горячих подробностей ^^~

    Кстати в тексте есть пара маленьких несогласованностей: Помимо принятых было ещё очень много Птиц... (В тексте - были ещё очень много Птиц); обе учебные зоны... (в тексте - оба учебные зоны).

    Спасибо огромное за перевод!)))

    Ответ от 明月

    Да, очепятки поправили уже, одна очепятка на согласовании у редактора. Спасибо~

  • Спасибо за самый качественный и лучший перевод, который я встречала❤️❤️❤️

  • Спасибо редактору и переводчикам за главушку)💐

  • Спасибо за перевод)

  • хххххххххх
    ничего СяоМяо ты еще заработаешь себе кучу очков
    ну или тебе в этом поможет Лин Сяо)))
    спасибо переводчикам и редактору, печенек и времени вам)))

  • Бедный Сяо Мо 😂 я бы тоже расстроилась если бы у меня была куча денег, а их нельзя было потратить.
    Ну чтож да начнётся жизнь в новой Академии!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *