В конце концов все же не распространилось о стопроцентном коэффициенте завершения при создании пилюль у Ю СяоМо. 

Несмотря на то, что в душе эти люди были очень потрясены, многие все же не верили. Они считали, что Ю СяоМо, возможно, лишь один раз повезло и только. К тому же успех изготовления чудотворной пилюли первого класса изначально был сравнительно выше, чем у пилюль среднего и высокого классов. Поэтому такого рода ситуация также не была невозможной. 

Однако, они в конечном счете еще больше стали завидовать Ю СяоМо. 

Поскольку они никогда не имели такого рода «удачи», то, если смотреть в корень, это было не что иное, как эгоистичные пакости.

Только эти люди совсем не знали, что их эгоизм точно совпадал с заветным желанием Ю СяоМо. Он все-таки очень хотел, чтобы они не выходили. 

С другой стороны, после того как Ю СяоМо опять вытащил Чжао ДаЧжоу, он рассказал ему про дело с целебными травами. Чжао ДаЧжоу, услышав, что он едва не создал проблемы для своего отца, испугался и сразу же заявил, что больше не осмелится снова молоть языком. 

Но, будучи напуганным, он в конце концов вспомнил про другое дело. 

Чжао ДаЧжоу, лицо которого выражало неодобрение, посмотрел на Ю СяоМо и сказал:

— Седьмой шиди, я уже слышал про то дело. Я давно говорил тебе, что если бы ты изначально согласился, чтобы я помог, ты бы не дошел до такой степени, что другие люди начали высмеивать тебя. Сейчас же, если я захочу помочь, то уже не выйдет. Шифу принял решение по поводу пяти кандидатур.

Ю СяоМо, услышав последние слова, понял о каком деле он говорил. 

Он также вспомнил, что, когда утром выходил из дома, Ян-шисюн из соседней комнаты сообщил, что Чжао Да Чжоу вчера утром приходил искать его. Но в то время юноша как раз заперся у себя и изготавливал пилюли, поэтому совсем не знал, что тот приходил искать его.

Видимо, пятый шисюн искал его именно ради этого дела. Однако он уже слышал достаточно много подобных жалоб, так что теперь знал, как правильно реагировать на него.

Ю СяоМо безразлично пожал плечами:

— Пятый шисюн, я уже придумал другой способ для этого дела. Тебе больше не нужно беспокоиться обо мне. 

Услышав эти слова, Чжао ДаЧжоу, наоборот, нахмурил брови:

— Седьмой шиди, не может быть, что способ, о котором ты говоришь, имеет отношение к гению Блока Сюлянь, Линь Сяо? — он тоже слышал об отношениях между седьмым шиди и Линь Сяо.

Прямо в точку! 

Несмотря на то, что Ю СяоМо удивился его проницательности, это также не было неожиданным. В конце концов, в школе ТяньСинь лишь с немногими он был в хороших отношениях. К тому же тех, кто мог помочь ему, можно было посчитать на пальцах одной ноги, чтобы понять, кто это.

Чжао ДаЧжоу заметил, что тот лишь улыбался, ничего не говоря, и сразу же понял, что его догадка верна. Он не мог не нахмурить брови еще сильнее. Чжао ДаЧжоу изначально был человеком, который не скрывал свои высказывания. В итоге, все-таки не сдержавшись, он произнес:

— Седьмой шиди, есть некоторые слова, которые, я подумал, возможно, тебе не понравится услышать. Но как твой шисюн я чувствую, что все-таки обязан сказать.

— Говори. — Ю СяоМо заметил насколько он серьезен, а потому не стал прерывать его.

Чжао ДаЧжоу сказал:

— Седьмой шиди, я знаю, что ты с Линь Сяо в очень хороших отношениях, но постоянно чувствую, что Линь Сяо немного странный, не тот, кто достоин крепкой дружбы. 

Он всегда полагал, что у такого выдающегося гения, как Линь Сяо, не было причин обращать внимания и увлекаться обычным человеком, как седьмой шиди. Поэтому он беспокоился, что Линь Сяо сблизился с юношей с другой целью. Несмотря на то, что Чжао ДаЧжоу постоянно думал, он не мог понять, что все-таки было такого в седьмом шиди, что тот увлекся им.

Ю СяоМо сказал ему со смехом:

— Пятый шисюн, тебе не нужно беспокоиться обо мне. Я знаю, где надо, а где нельзя. 

Было очень много людей, которые желали, чтобы он расстался с Лин Сяо. Однако Чжао ДаЧжоу все же был первым, кто под предлогом заботы уговаривал его держаться подальше от Лин Сяо. Такого рода ощущения были весьма неплохими, только жаль, что он не мог рассказать ему об их делах, поэтому только и оставалось, что чувствовать себя виноватым. 

Чжао ДаЧжоу казалось, что эти слова были немного небрежны, однако он также не испытывал разочарования и с самого начала не считал, что благодаря одним его словам их отношения развалятся. 

На самом деле, было как раз кое-что, о чем он тоже не смел говорить Ю СяоМо. 

Этот дело касалось шифу. Благодаря своему отцу он узнал, что пять мест на самом деле уже давно были распределены. Точнее, больше месяца назад. Шифу изначально не планировал давать ему место. С самого начала он не считал, что юноша сможет стать даньши третьего ранга. 

Чжао ДаЧжоу чувствовал, что шифу действовал слишком бездушно. Пусть даже седьмой шиди в действительности не отвечал его требованиям, шифу также не следовало поступать таким образом. Что ни говори, юноша тоже был его учеником. Несмотря на то, что Чжао ДаЧжоу знал, что шифу не мог относиться ко всем ученикам одинаково, все равно нельзя было быть до такой степени несправедливым. 

Двое еще немного побеседовали, после чего Ю СяоМо с ним попрощался. Возвращаясь, он завернул в книгохранилище, чтобы вернуть несколько книг и взять еще, прежде чем возвратиться в комнату. 

Следующие несколько дней простая повседневная жизнь Ю СяоМо проходила, словно ветер стих и волны успокоились1. Каждый день, исключая изготовление пилюль и ухода за целебными травами, он только и слушал сплетни своего соседа Ян-шисюна. Для него ныне сплетни стали единственным разнообразием в монотонной жизни совершенствования. 

1 Образно «тишь да гладь».

Как гласит поговорка, во всем мире нет вечного врага.

Поначалу Ян-шисюн, живший по соседству, тоже относился к нему немного предвзято, однако, прожив вместе достаточно длительное время, их отношения в итоге значительно сгладились. Теперь Ян-шисюн, живущий по соседству, иногда тоже по своей инициативе искал его, чтобы посплетничать. 

Также благодаря ему Ю СяоМо смог узнать так много новостей. В противном случае с его характерным признаком «домашнего мальчика», к тому времени, когда он узнает, все события, предположительно, уже закончатся.

Ю СяоМо был верным слушателем сплетен. Ян-шисюн всегда мог быть доволен, когда тот был здесь. По прошествии долгого времени, как только Ян-шисюн узнавал какие-нибудь сплетни, он сразу же приходил подогревать его интерес. Однако, в итоге, все-таки рассказывал ему. 

Как и сегодня…

Выйдя и только-только вернувшись, Ю СяоМо еще не вошел в свою комнату, как Ян-шисюн сразу же схватил его. Похоже, что тот намеренно ожидал юношу снаружи.

— Ян-шисюн, есть ли сегодня какие-нибудь хорошие новости? — Ю СяоМо смотрел на того, кто тащил его к беседке. Там уже сидели несколько шисюнов. Все они жили в одном и том же месте и его отношения с ними можно было считать дружескими.

Несколько шисюнов заметили, что они подходят и нетерпеливо позвали их сесть, как будто ждали сплетен Ян-шисюна. И это действительно так. Самым осведомленным в новостях среди них был Ян-шисюн. 

Ян И взял чашку чая, который налил ему один из шисюнов, и не спеша сделал глоток. 

Кроме Ю СяоМо остальные шисюны смотрели на него с широко раскрытыми глазами. Каждый раз происходило одно и то же.

Ян И почувствовал, что все с трудом терпели ожидание. Он удовлетворенно поставил чашку чая и заговорил:

— Сегодня я получил одну важную сплетню. Вы все знаете, что территория ТяньТан собирается открыться через десять с небольшим дней. Наша школа ТяньСинь, как крупная школа, получила немало мест. И у каждого из трех основных пиков Блока Дань также есть квота...

Говоря о количестве мест трех основных пиков, пожалуй, были ученики, которые возмущались из-за того, что у Пика Тянь было на два места больше, чем у Пика Ду. Однако в этом нет ничего удивительного. Сила учеников Пика Тянь в совокупности была выше, чем у Пика Ду. Они кичились своим богатством, а ресурсов, в конце-концов, было не особо много, поэтому они имели достаточно сил, чтобы воспитывать талантливых учеников. 

Однако Ян И на этот раз совсем не коснулся этого дела, ибо оно уже не было секретом. Даже если про это еще не объявили два с лишним месяца назад, они также могли догадаться, поскольку пятьдесят лет назад было то же самое. 

Ян И хотел поговорить о молодом поколении учеников Пика Тянь. Другими словами, об учениках, таких как Ю СяоМо, вступивших в школу менее десяти лет назад и известных как третье поколение учеников. 

— Ян И, мы уже давно знаем о делах с местами. Зачем ты говоришь об этом? — один из шисюнов не смог сдержаться и не прервать его непрекращающуюся болтовню. 

— Не спеши. Это только закуска. О главном блюде я еще не упоминал. Слушайте, что я скажу дальше и вы поймете. — Как любитель посплетничать, само собой он знал, как приукрасить, в противном случае история будет рассказана слишком сухо и скучно.

Ю СяоМо смотрел на них с забавой. На самом деле этот шисюн тоже знал, что Ян И любил быть таким, когда сплетничал, однако каждый раз все же не мог сдержаться и не перебить. Очевидно, что Ян И приукрашивал очень успешно.

Ян И продолжил говорить:

— Вы еще помните испытание в Зале Собраний Даньши два с лишним месяца назад?

Тот шисюн сразу же сказал:

— Ясное дело помним. Я еще помню, что тот, так называемый, гений Пика Тянь, Цзян Лю, проиграл нашему Ю-шиди перед многими люди с трех основных пиков. Вы все не знаете, какими темнющими были лица людей с Пика Тянь в то время. Ян И, неужто ты хотел рассказать про это? 

Ю СяоМо слегка нахмурил брови так, чтобы этого нельзя было заметить. После того испытания, без году неделя он с Лин Сяо спустился с горы, поэтому тоже не знал какие последствия вызвала эта проверка потом. Вернувшись, он, казалось, тоже не слышал, чтобы другие это обсуждали, поэтому не придал значения. 

— Вовсе нет, вовсе нет! — Ян И, щурясь в улыбке, вытянул палец и покачал в обе стороны:

— Я хочу поговорить о том, что произошло после. В тот же день ученики Пика Тянь сразу же вернулись после испытания. Но, основываясь на моих источниках, самый выдающийся ученик третьего поколения Пика Тянь, Цзян Лю, в тот день начал также, как и Ю-шиди, часто уходить в уединение. Говорят, что он испытал потрясение.

Упомянув уединение, Ян И все же с насмешкой взглянул на Ю СяоМо. 

Юноше было немного неловко. В прошлой жизни он также считался молодым ботаником, обычно не выходившим из квартиры. Поэтому в этой эпохе он совсем не чувствовал, что с затворничеством были какие-то проблемы. Он не ожидал, что в глазах других учеников станет трудоголиком.

Услышав последние слова Ян И, другие шисюны, поняв друг друга без слов, тоже рассмеялись. 

Незачем было думать, чтобы понять какое потрясение получил он. Можно было сказать, что то испытание для Пика Ду стало единственным разом за долгие годы, когда он поднял брови и свободно вздохнул2 перед лицом Пика Тянь. Вспоминая сейчас, они по-прежнему чувствовали невероятную радость.

2 Образно «воспрянуть духом».

Ян И тоже улыбнулся и продолжил:

— Пик Тянь, по-видимому, также почувствовал, что их репутации нанесен ущерб. С тех пор они начали усиленно обучать третье поколение учеников. В действительности Цзян Лю был на первом месте из-за того, что он был личным учеником главы Пика Тянь. Ради того, чтобы сделать его еще сильнее, Глава Пика передал распоряжение, чтобы он мог использовать в неограниченном количестве целебные травы, в отличие от нас, где каждый день можно получать только тридцать стеблей. 

Переходя к концу, Ян И тоже не мог не прихватить с собой немного кислоты3 в тоне.

3 Образно «ревности» или «горести».

Улыбки на лицах других нескольких шисюнов тоже сошли, весьма отчетливо выражая ревность.

Единственный, кто не завидовал, был Ю СяоМо. Он очень давно знал, что кто-то с такими природными данными как у Цзян Лю, несомненно, получит особое внимание. В целом, для ученика с хорошими природными данными Блок Дань не будет скупиться на целебные травы. Это можно было понять из того, как Кун Вень хорошо относится к Дашисюну и второму шисюну. 

— Ян-шисюн, неужели ты хочешь сказать, что это имеет отношение к Цзян-шиди? Неужели он продвинулся? — Ю СяоМо подумал о словах Ян И и невольно предположил. Включая то, что Глава Пика Тянь так высоко ценил Цзян Лю, стать за два с лишним месяца даньши третьего ранга было не невозможно. 

Выражение лица Ян И слегка изменилось и он сразу же сказал с горьким смехом:

— Ты прав лишь наполовину. Но все равно скоро. Два дня назад я выяснил, что Цзян Лю, похоже, вот-вот продвинется. Говорят, что день, когда он прорвется, близок. Поэтому он тоже получил место из квоты. 

Шисюны поневоле вдохнули.

Продвинуться до даньши третьего ранга за два с лишним месяца — такая скорость решительно могла побить рекорд Блока Дань за несколько столетий. Даже Дашисюн и второй шисюн еще не были такими аномальными. 

Ежели Цзян Лю в действительности успешно продвинется, то Пик Тянь опять поднимется с величественной осанкой. Пик Ду, как смертельный враг Пика Тянь, определенно будет снова принижен и не сможет поднять голову4. Хотя и говорили, что успех Цзян Лю неотделим от возможностей Пика Тянь обучать, это тоже было весьма редкостно. 

4 Образно «быть подавленным».

Когда слова вышли, большой интерес всех растворился и вскоре они разошлись. 

Ю СяоМо тоже попрощался с несколькими шисюнами, прежде чем вернуться в комнату. Что касалось Цзян Лю, на этот раз, если бы Ян-шисюн не упомянул его, он бы в конце концов забыл о нем. Если Цзян Лю тоже намерен отправиться на территорию ТяньТан, тогда они все-таки могут неожиданно встретиться. 

Относительно этого односельчанина чувства Ю СяоМо были смешанными. 

Поначалу он действительно питал дружеские чувства к земляку. Но после нескольких бесед он обнаружил, что различия между пиками все же существовали. Он и Цзян Лю хотя и были односельчанами, между ними существовало совсем мало привязанности. К тому же они жили в различных кругах, поэтому, рано или поздно, они сольются с остальными. Так что, испытав тот случай в книгохранилище, он принял решение не устанавливать глубокие связи с Цзян Лю во избежание неприятностей. 

Что же касалось скорости продвижения Цзян Лю, сравнив со своей скоростью совершенствования, Ю СяоМо показал скрытую радость. 

Несмотря на то, что Цзян Лю скоро продвинется до даньши третьего ранга, он сам оставался даньши третьего ранга уже в течении нескольких месяцев. Теперь юноша по большей части хотел продвинуться до даньши четвертого ранга, поэтому, невзирая на то, что у Цзян Лю был шифу, который чрезвычайно хорошо к нему относился, Ю СяоМо нисколько не завидовал, поскольку у него был тот, кто относился к нему еще лучше, чем шифу к Цзян Лю… Лин Сяо.

Это имя неожиданно выскочило у него в голове. Ю СяоМо моментально сотрясся как тигр5, в глазах появилось волнение.

5 Пережив потрясение, все тело с головы до пят, неожиданно встряхивается. Иное значение — изумиться, поразиться.

Вспоминая прошлые чувства, он неожиданно обнаружил, что будто все больше и больше признает присутствие Лин Сяо. К тому же, всякий раз, когда что-то происходит или он о чем-то думает, каждая мысль всегда ведет к этому мужчине. Видимо, тот, кто действительно ассимилировался, был в действительности он сам...



Комментарии: 7

  • Куда ты денешься)) влюбишся и женешся)) там парам рам пам))

  • Я начинаю скучать по Лин Сяо тт-тт Спасибо большое за перевод :)

  • Так хочется, чтобы он скорее показал всем свою истинную мощь! Спасибо, спасибо, спасибо!!!

  • Прелесть)) Большущее вам спасибо за перевод)))

  • Приручили котёнка хехе

  • Спасибо!

  • Большое спасибо за перевод) ^_^

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *