Война между школой ТяньСинь и школой ЦинЧэн из-за вмешательства Лин Сяо была, наконец, досрочно завершена.

Однако с наиболее серьезным ущербом оказалась школа ТяньСинь, у школы ЦинЧэн почти не было каких-либо потерь. Самое большое, несколько человек получили легкие ранения. Несмотря на это, Ло ЧэнъЮань все же ушел, взяв своих людей. Здесь тот, чья сила была еще выше, чем у хозяина территории ТяньТан, — разве он мог полагать, что у школы ЦинЧэн могло еще иметься хоть какое-нибудь превосходство?

Несмотря на то, что внешне, на первый взгляд, Лин Сяо, возможно, не был учеником школы ТяньСинь, того, кого он защищал, с трудом, но можно было таковым счесть. Поскольку Ло ЧэнъЮань не знал его позицию до этого, то не осмелился необдуманно действовать, иначе следующим человеком, который последовал бы за Тан Фанем, оказался бы именно он.

Как только люди школы ЦинЧэн ушли, толпа вокруг, увидев, что нет ничего, на что можно было посмотреть, также наперебой покинула площадь.

Не прошло и четырех часов, как почти все люди ушли, остались только ученики школы ТяньСинь. Они не осмеливались уходить, а подняли голову и с благоговением смотрели на Лин Сяо в небе.

Юань Мо, немного помедлив, все-таки вышел и сказал, глядя на Лин Сяо: 

— Временно лаофу будет называть тебя Линь Сяо. Сегодня Тан Фань был убит тобой и ты также нашел человека, которого искал. У Вашего превосходительства ведь не должно быть какой-либо вражды со школой ТяньСинь?

Смысл его речи был именно — «возможно ли пощадить школу ТяньСинь?»

С его возрастом и статусом суметь произнести эти слова было действительно непросто.

Лин Сяо все же питал к этому Старшему Старейшине немного восхищения. Ради будущего школы ТяньСинь этот человек славу и позор не мог считать за что-то. Можешь поднять, умей отпустить1. Первоначально он не рассчитывал делать что-то со школой ТяньСинь. Даже если бы и захотел, Ю СяоМо все-же не согласился бы. Иначе… Он потрогал след от зубов на щеке. У него было предчувствие, что Ю СяоМо загрызет его.

1 Решился сделать — сделай, когда надо отпустить — отпусти.

Поразмыслив об этом, Лин Сяо сказал: 

— Старший старейшина, не беспокойтесь, я ничего не сделаю школе ТяньСинь. Но, как вы сказали, Тан Фань мертв, место главы школы ТяньСинь пустует. Я не хочу появления второго Тан Фаня.

Юань Мо был ошеломлен, сразу же, прощупывая, спросил: 

— Что Ваше превосходительство имеет ввиду?

Лин Сяо вытянул палец и указал на Чжоу Пэна, стоявшего неподалеку: 

— Чжоу-шиди может считаться лучшим среди лучших из юного поколения. Он как раз годится, чтобы взять на себя обязанности главы школы.

Юань Мо, напротив, не ожидал, что мужчина обратит внимание на Чжоу Пэна. Однако он знал природные данные последнего и, хотя тот не был самым подходящим человеком, чтобы стать главой школы, позволить ему занять эту позицию было не совсем уж нельзя, просто…

— Его совершенствование все же недостаточное, чтобы покорить толпу.

Лин Сяо как раз догадывался, что тот так скажет, и спокойно произнес: 

— Если у него имеется контрактный яошоу девятой основы, как насчет этого?

В душе Юань Мо дрогнул: 

— Серьезно?

Лин Сяо кивнул: 

— Конечно.

По правде говоря, в начале, когда он сообщил Тан Фаню, что «Тан Чжэнь был убит им», то это было ложью. Самое большее — мужчина только тяжело ранил Тан Чжэня, и все. Тем, кто действительно убил последнего, на самом деле оказался Чжоу Пэн и его контрактный яошоу. В прошлом Лин Сяо сказал, что хочет подарить Чжоу Пэну большой подарок, это был именно яошоу девятой основы. В то время, когда он притворялся Старейшиной Ли, Лин Сяо как-то раз нашел предлог уйти на некоторое время именно для того, чтобы поймать яошоу девятой основы.

Юань Мо сразу же заявил, что поддержит Чжоу Пэна, чтобы тот стал преемником на место главы школы. Изначально он беспокоился, что сразу после смерти Тан Фаня в школу ТяньСинь, которая лишилась цянчжэ предела Хуан, вторгнется, воспользовавшись этой слабостью, школа ЦинЧэн. Но если Чжоу Пэн станет главой школы, то компенсирует ущерб, который принесла с собой смерть Тан Фаня.

К тому же самое важное — он видел, что Лин Сяо, казалось, намеренно хотел рекомендовать Чжоу Пэна. Если Юань Мо сможет привязать Лин Сяо к школе ТяньСинь, то стоило ли печалиться, что школа не будет иметь возможности снова стать величественной? Старикан рассчитывал именно на это.

Конечно, он не то, чтобы не думал о том, что Лин Сяо мог захотеть через Чжоу Пэна превратить школу ТяньСинь в свою собственность. Но с такой мощной силой и, вдобавок, он же говорил, что пришел искать человека, — вероятность, что мужчина заострил внимание на школе ТяньСинь, а потому и прибыл в нее, была довольно низкой.

Смерть Тан Фаня знаменовала собой, что внутренняя сила школы ТяньСинь испытала большую чистку.

Та группа сил, которую когда-то возглавлял Тан Фань, постепенно распалась под властным маневром Юань Мо.

Им на смену пришла группа, что давным-давно противостояла Тан Фаню. Это были люди, о которых Чжао ДаЧжоу рассказывал Ю СяоМо раньше. Однако некоторые из них также оказались против того, чтобы Чжоу Пэн занял почетное место, но все они были подавлены Юань Мо.

С помощью приемов последнего, даже если они не соглашались, то им все равно пришлось подчиниться. Очевидно, с внешней стороны, сейчас Юань Мо являлся единственным цянчжэ предела Хуан в школе ТяньСинь. К тому же, раз несколько сотен лет назад он помог занять почетное место Тан Фаню, то несколько столетий спустя по-прежнему мог снова оказать поддержку Чжоу Пэну.

Кого-то теснили, кто-то освободился от гнета. Школа Тянь Синь очень скоро продемонстрировала новую обстановку. Некоторые люди печалились, но, естественно, были те, кто радовался. В этой большой чистке наиболее сильно обновился2 именно Пик Ду, максимально радостные возгласы также были оттуда.

2 В переносном смысле «освободился от гнета» или «начал новую жизнь».

Несмотря на то, что Ю СяоМо выгнал из школы Тан Фань, после его статус ученика школы ТяньСинь был опять восстановлен Юань Мо.

Как только юноша вернулся на Пик Ду, три человека сразу преградили ему путь перед входной дверью в комнату. Три разных лица, имеющие плохие намерения, уставились на него.

Ю СяоМо деланно улыбнулся, Лин Сяо отыскал Юань Мо, чтобы поддержать Чжоу Пэна стать во главе школы, поэтому тот не был в состоянии помочь ему.

— Три шисюна, мы можем хорошенько все обсудить. — Ю СяоМо украдкой бросил взгляд на входную дверь, пытаясь найти силуэты ШэЦю и остальных. Хозяин в беде, где же вы, черт возьми?

ШэЦю, как представитель, заявил чтобы тот свои дела сам улаживал.

В итоге, потерявший самообладание Чжао ДаЧжоу, озлобленно взглянул на него: 

— Ю СяоМо, ты, однако, довольно тщательно скрывал это от нас. Теперь ты с величественным видом! А я еще опрометчиво растрогался ранее. Оказывается, ты уже давно заключил контракт с яошоу девятой основы. — Конечно, это не являлось истинной причиной его гнева. Он сердился из-за того, что Ю СяоМо в итоге не рассказал ему обо всем этом, дав понять, что не доверяет.

Ю СяоМо мог только заискивающе улыбаться, ведь он не нарочно.

Фан ЧэньЛэ, заметив его обиженное личико, вздохнул и сказал: 

— Младший шиди, я понимаю твои мысли и в этом событии также не могу полностью тебя винить, но ты честно скажи мне. Тот цяньбэй, что спас меня на территории ТяньТан ранее, «Линь Сяо», не так ли?

Ю СяоМо кивнул. Раз уже дошло до этого, ему также нечего было скрывать.

В сердце Фан ЧэньЛэ худо-бедно сбросил с себя груз: 

— Фактически я давно должен был догадаться об этом. Следовательно, тот яошоу ЦзыЛиня также является твоим и «Линь Сяо» шедевром?

Вспомнив странное поведение и речь этого Духа зверя, они до настоящего времени считали их весьма сомнительными. Если это был «Линь Сяо», то это все объясняло. Но они также понимали, если бы не Ю СяоМо, «Линь Сяо» не стал бы им помогать.

— Младший шиди, ты не слишком хорошо к нам относишься? — промямлил Чжао ДаЧжоу.

Ю СяоМо коснулся носа и сказал со смехом: 

— Это потому, что вы тоже добры ко мне!

Фан ЧэньЛэ не мог не погладить юношу по голове, он уже уяснил характер младшего шиди. Если бы другие относились к нему в два раза добрее, юноша был бы добрее к ним в десятикратном размере. На самом деле, счастливчиками были именно они.

— Кстати. — Ю СяоМо вдруг хлопнул себя по голове, достал из своего мешка для хранения тонкую книгу и передал им: 

— Это вам, хорошая вещь.

Тот, кто протянул руку и взял книгу, был Фу ЦзыЛинь. Он ни капли не жеманился и прямо открыл ее, чтобы посмотреть. После того, как он поверхностно прочел, его глаза мгновенно широко распахнулись, словно бронзовые колокольчики3. Это также был первый раз, когда на его лице появилось другое выражение.

3 Описывает выражение, в котором глаза очень широко раскрыты. Обычно имеется ввиду или гнев, или волнение.

У Чжао ДаЧжоу это вызвало сердечный зуд4, он взял посмотреть и его реакция оказалась такой же, как у Фу ЦзыЛиня, с той лишь разницей, что выражение его лица выглядело довольно тупым.

4 Образно «искушение».

Любопытство Фан ЧэньЛэ было тоже затронуто. После того, как он в общих чертах просмотрел, его дыхание стало тяжелым. Только через некоторое время он отреагировал: 

— Младший шиди, э-э-эта…эта методика тренировок, кажется, не принадлежит бэньмэню5, верно?

5 Бэньмэнь — моя школа.

Хотя иероглифы в ней были весьма уродливыми, это не мешало им жаждать эту методику тренировок.

По сравнению с методиками тренировок школы ТяньСинь, эта [Сутра Небесной Души], без сомнения, обладала весьма высоким уровнем.

Но они не ожидали, что Ю СяоМо в итоге даст им такую вещь. Эта дружба не слишком ли была хорошей, что дошло до крайностей?

Конечно, они абсолютно не догадывались, что Ю СяоМо, в мыслях угрызаясь совестью, решил дать им [Сутру Небесной Души], чтобы они практиковали ее. В конце концов, юноша убил их шифу. Хотя Кун Вэнь относился к нему нехорошо, к нескольким шисюнам, тем не менее, он относился неплохо.

К тому же Лин Сяо ранее ничего не говорил про то, что нельзя давать [Сутру Небесной Души] другим. Тем более, он не сообщил ему, что на самом деле украл ее…

После некоторого объяснения, трое, наконец, узнали, что [Сутру Небесной Души] дал ему Лин Сяо.

Были разного рода «восхищаюсь, завидую, ненавижу»6. Но, как-никак, они все жили на несколько лет дольше, чем Ю СяоМо, их мысли также были довольно скромными.

6 Популярная фраза, отмечающая, что говорящий завидует белой завистью.

Фан ЧэньЛэ, как представитель, твердо предупредил юношу, что в будущем ему не следует как попало показывать эту методику тренировок. Даже если в будущем человек станет хорошо к нему относиться, ему не следует, расчувствовавшись, сразу доставать ее, иначе это навлечет нежданную беду.

Ю СяоМо был «удержан за уши и утвержден в лицо»7, даже немного поклялся, что после больше не будет вытаскивать ее.

7 Образно «вразумлять».

Но сейчас он никак не думал, что этот экземпляр методики тренировок позже действительно принесет ему в наивысшей степени большие неприятности.

Закончив обсуждать серьезные дела, Фан ЧэньЛэ вдруг вспомнил еще про одно. Поколебавшись, он спросил: 

— Младший шиди, если дело со школой ТяньСинь закончено, ты и «Линь Сяо» покините школу, да?

Ю СяоМо застыл от удивления, он пока не думал об этом: 

— Я не знаю, зависит от его намерений…

Закончив свою речь, он заплакал. Почему у него была такая неправильная мысль «Куда Лин Сяо пойдет? Куда он с ним пойдет?». Разве эта фраза не олицетворяет «Курица всегда следует за петухом, сука всегда следует за кобелем»8?

8 Образно «жена всегда следует за мужем».

Фан ЧэньЛэ вздохнул, у него было такое ощущение, что шиди выдали замуж.

На самом деле Чжао ДаЧжоу и Фу ЦзыЛинь имели такое же чувство.

Среди них, нескольких соучеников, оказалось, что самый младший был тем, кто первый «вышел замуж». М-м-м, эта логика, казалось, немного неправильной.

Фан ЧэньЛэ после не стал продолжать смущать его, он похлопал по лицу все еще огорченного Ю СяоМо и сказал: 

— Младший шиди, независимо от того, куда ты отправишься в будущем, обязательно помни и не забывай нас, а мы также будем помнить тебя.

Ю СяоМо сразу же сказал: 

— Шисюны, не беспокойтесь. Даже если я забуду Лин Сяо, вас я не смогу забыть.

Фан ЧэньЛэ и Фу ЦзыЛинь: 

— …

Чжао ДаЧжоу слабо вставил фразу: 

— Седьмой шиди, в будущем, прежде чем ты скажешь подобные слова, запомни, что сначала надо посмотреть за свою спину.

Ю СяоМо: 

— …

Позади него находилась тень и это стоял Лин Сяо!



Комментарии: 11

  • *похлопал по плечу* Сочувствую, СяоМо, но ты сам напросился. Учись держать язык за зубами, когда надо)

  • Ну что ж, пора бы и в медовый месяц)))

  • ой вей....))ой кто-то получит по жопушке от таких речей! спасибо за перевод!текст золото! перевод великолепен! фразы просто улёт! особенно про уши)))и зависть))ещё чюйть чуть и на китайском заговорю)))

  • Большое спасибо за Ваш труд!

  • Ахахаха, конец шикарен.))) Спасибо за перевод.

  • Лин Сяо, похоже там одну любимую жёпку надо наказать, ахах ( ͡° ͜ʖ ͡°)
    :D

    Спасибо! 💕

  • Мдя... События на площади так и не отучили кого-то говорить вслух... 😂 Кажется дальше все должны тихо раствориться в тумане и дать возможность Лин Сяо запомнить себя некоторым как следует))
    Воистину Ю Сяо Мо слишком гм... все же наверное глуп, своей добротой он выдал друзьям то, обладание чем опасно для их жизни... У них-то нет Лин Сяо...))
    Спасибо Вам огромное за перевод!!!

  • Такое появления Лин Сяо... Ну вот точно будет следующей главой +18. Ведь больше нечему его сдерживать.

  • Надеюсь ЛинСяо отжарит его как следует ^^___^^

  • Ух)) запахло жареным!!
    Надеюсь Лин Сяо его как следует накажет)))*_*
    ..."Но сейчас он никак не думал, что этот экземпляр методики тренировок позже действительно принесет ему в наивысшей степени большие неприятности."
    Интересненькая отсылочка к грядущим событиям)) предвкушаю *_*

  • О-о, вот это попадалово

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *