«Какие-нибудь»: в оригинале используется (mie) — звукоподражание блеянию овец. В диалекте провинции Гуандун этот иероглиф также имеет значение 什么 (shenme) «какой? какие-нибудь?».
Вся фраза означает «голову дома не забыл?».

Что произошло?

Этот вопрос, как по уговору, всплыл в сердцах множества людей.

И человек, знающий обстоятельства, тем не менее, с изумлением на лице смотрел на Ю СяоМо на арене. В глазах прятался намек на неясный трепет.

По правде говоря, несмотря на то, что ранг души Чай Цзюня не мог сравниться с Ю СяоМо, он изучил технику души. Опираться только на этот пункт было достаточно, чтобы сократить разрыв между ними и даже увеличить разницу.

Поскольку человек, который не понимал применение духовных атак, то, какие бы у него ни были выдающиеся природные данные, перед тем, кто разбирался в использовании духовной атаки, он становился равнозначен бумажному тигру1. Требовалось лишь с легкостью пробить защитный слой и тот человек оказывался сразу же обречен на смерть.

1 Образно «внешне казаться сильным, но быть слабым внутри».

Однако Чай Цзюнь, который изначально имел выгодное положение, не только не воспользовался преимуществом, наоборот, оказался тяжело ранен другой стороной. Это было ненаучно!

Именно поэтому Тэн ЦзыСинь и другие испытали чрезвычайное потрясение. 

Даже если бы Ю СяоМо смог ощутить атаку Чай Цзюня и заранее принять меры предосторожности, он все равно не мог оказаться без малейшей царапины.

Они ни за что не могли подумать, что Ю СяоМо на самом деле не являлся обычным даньши.

Если бы не наличие пространства, он, действительно, был бы таким же, как обычный даньши. Однако с тех пор как юноша установил связь с пространством, это предопределило отличие его души от обычного человека. Естественно, сила души тоже была необычной. 

Таким образом силу души Ю СяоМо на самом деле можно назвать определенной мутацией, которая возникала на обычных основах. По указанной причине она могла немного отклониться в сторону полномерного воплощения. Но подобное воплощение требовало от него самого иметь осознание этого. Если бы юноша не знал, что его собственная сила души отличается от обычного человека, то, естественно, он не знал бы, что его душа могла в полной мере воплощаться.

Фактически это также было настоящей причиной, отчего у него процент изготовления пилюль достигал ста. Причина каждого дела неизбежно имела результат.

После того как Ю СяоМо обнаружил внезапную атаку Чай Цзюня, сначала он намеревался только обороняться, однако юноша не хотел уступать тому, поэтому попытался своей силой души опутать силу души молодого человека. 

Чай Цзюнь в то время еще не успел внезапно атаковать Ю СяоМо, когда заметил, что сила души другой стороны обволокла его силу души. Он, тем не менее, не испугался, а напротив, обрадовался и вследствие этого сразу же захотел воспользоваться случаем напасть на Ю СяоМо. Неожиданно, только он собирался начать, та нить силы души, что Чай Цзюнь выпустил, тотчас оказалась обрезана.

Сила души — это душа. Она была неотделима и эквивалентна части души. 

Как только она оказалась обрезана, душа также получила рану. Для ранга даньши это также могло привести к очень тяжелым последствиям. 

Травма души и физическая травма были двумя травмами на разных уровнях. Физическая могла быстро зажить за короткий период за счет лекарственного порошка. Травма души являлась тяжелой, требовалось использовать специальный лекарственный порошок, чтобы излечить. Еще и необходимо было поправляться очень длительное время. Это все-таки касалось только той травмы, что являлась чрезвычайно легкой. Если повреждение тяжелое, то, вероятнее всего, в будущем это могло оказать влияние на совершенствование.

Хотя невежественные люди не знали, что за происшествие случилось, они смотрели на невыносимо страдальческое лицо Чай Цзюня, тело которого, к тому же, не получило повреждений. Единственная вероятность — это именно душа была ранена. 

Только подумав об этом, глазеющая толпа людей в зрительном зале в тот же момент издала поток вдохов. Этот Чай Цзюнь, предположительно, курицу не украл, да в придачу потерял горсть риса2. В результате, наоборот, Ю СяоМо припер его к стенке. Это и привело к такому виду. Сочувствие сочувствием, но большинство все-таки мрачно вздохнули — «сам сотворил, сам и получай».

2 Образно «получить прямо противоположные результаты».

В этот момент Старейшина Лю, что был в зрительном зале, наконец, медленно поднялся. 

Старейшина взглянул на небоеспособную Обезьяну ТунБи и также на рухнувшего на землю Чай Цзюня. Он поднял руку и мощно и убедительно объявил: 

— Сражение закончилось. Я объявляю победителя этой битвы — Ю СяоМо!

Только эти слова упали, в зрительном зале мгновенно раздался гром аплодисментов. 

Немало людей взволнованно смотрели на Ю СяоМо. Те, кто изначально держали выжидательную позицию, также, по причине этого дела, один за другим признали незаурядность Ю СяоМо. Новый ученик, у которого потенциал превзошел Тэн ЦзыСинь. Само собой, к нему требовалось подольститься!

На арене Ю СяоМо вздохнул с облегчением. Наконец-то закончилось. 

Его цвет лица также не являлся хорошим, главным образом потому, что он израсходовал чересчур много силы души. 

Это был первый раз, когда он использовал силу души для схватки. Ради того, чтобы разрезать силу души Чай Цзюня, юноша применил большое количество силы души и сейчас осталось лишь немного. 

В обычное время юноша мог выпить духовной воды, чтобы максимально быстро восстановиться, но сейчас, под пристальными взглядами толпы, было затруднительно сделать это.

Как раз, когда Ю СяоМо собирался спуститься с арены для состязаний, из скопившейся толпы злобно закричали: 

— Стой! Сейчас ты не можешь уйти!

Ю СяоМо повернулся кругом и, следуя голосу, посмотрел. Из зрительного зала запрыгнул черный силуэт и, одна нога здесь, другая там, ринулся к упавшему на землю Чай Цзюню. Увидев, что ранение было не легкого вида, он сразу же гневно крикнул юноше: 

— Ю СяоМо, ты являешься учеником Академии. На удивление, своим же соученикам до такой степени безжалостно наносишь удар. Если сегодня не объяснишься перед нами, то даже не думай уходить!

Ю СяоМо нахмурился: 

— Ты, выходя из дома, уши взять забыл?

Мужчина пришел в ярость: 

— Повтори еще раз!

Ю СяоМо закатил глаза: 

— Если ты, выходя из дома, взял уши, то должен был услышать слова, которые ранее сказал Старейшина Лю: «нет ограничений на какие-либо способы. Пока другая сторона не умерла — хорошо». Сейчас Чай Цзюнь не мертв. Почему я должен давать вам объяснения? На арене для соревнований изначально было обоюдное согласие. Не это ли правило Академии ДаоСинь на протяжении многих лет? Неужели у тебя есть возражения против правила Академии?

— Ты! — мужчина вздохнул и в тот же момент какое-то время не мог дышать.

Ставить под вопрос правила, установленные Академией. Он не был в состоянии нести подобную ответственность, чтобы удерживать такую большую шапку3.

3 В переносном смысле «ярлык».

Тем не менее Ю СяоМо все еще досадовал, словно недостаточно ударил, и продолжил говорить: 

— Более того, Чай Цзюнь первый внезапно атаковал меня. Что не так в том, что я дал отпор? Неужели мне все-таки нельзя ответить ударом на удар, когда он внезапно атакует меня? Как насчет того, чтобы ты стоял и не шевелился, чтобы я побил тебя разок?

Мужчина уже не мог вымолвить ни слова. Он не был идиотом. Мужчина изначально оказался неблагоразумным в отношении этого дела. То, что Чай Цзюнь получил травму, также являлось «сам сотворил, сам и получай». Однако он не мог вот так смотреть сквозь пальцы на то, что Ю СяоМо уходит. 

Так или иначе Чай Цзюнь был саньшао семьи Чай. Сейчас его душе нанесли тяжелый удар и никто не знал, останутся какие-нибудь последствия или нет. Если это дело дойдет до семьи Чай, то глава семьи, несомненно, сильно разгневается. Если наказание спустится, ему также будет сложно избежать ссылки. В конце концов некогда, перед тем, как войти в Академию, глава семьи разъяснил ему о том, что необходимо присматривать за саньшао Чай.

— Во всяком случае, ты причинил вред саньшао Чай и это истина. Тебе необходимо дать семье Чай объяснение. — Не отступая сказал он.

Ю СяоМо неохота было убеждать его, юноша прямо посмотрел на Старейшину Лю и сказал: 

— Старейшина Лю, если кто-то не соблюдает правила арены и использует влияние семьи, чтобы третировать ученика, какие Академия принимает меры?

Старейшина Лю погладил свою бороду и, смотря на Ю СяоМо взглядом, который нес с собой восхищение, кивнул головой и сказал: 

— Тот, кто не соблюдает правила арены, конечно же, будет в конечном счете изгнан из Академии. В серьезных ситуациях — окажется изгнан из города Янь и навеки ему нельзя будет входить. Что же касается тех, кто из-за несогласия с результатом по своему желанию использует влияние семьи, чтобы третировать ученика, то лаофу может только сказать: здесь — Академия ДаоСинь, это не то место, где люди могут запросто бесчинствовать. 

Старейшина Лю эти слова говорил яснее ясного. Даже можно сказать, что они несли с собой крошечный оттенок пристрастия.

Однако его слова также были истиной. Несмотря на то, что младшее поколение четырех великих семей в Академии ДаоСинь являлось весьма могущественным, каждый из них также не осмеливался создавать какие-либо слишком выходящие за рамки инциденты. Даже семья Тэн, у которой сила была очень мощной, также не осмеливалась прикасаться к острию Академии ДаоСинь. 

Поэтому слова Старейшины Лю вовсе не были угрозой, поскольку Академия ДаоСинь действительно имела такую силу.

Лицо мужчины побелело.

Потенциал Ю СяоМо не только не уступал, но и превосходил Тэн ЦзыСинь. Даже выдающийся Чай Чжэн этого поколения семьи Чай не шел в сравнение с Ю СяоМо. На чью сторону склонится Академия было понятно без слов.

Мужчина раскаивался. Если позволить главе семьи узнать о его сегодняшнем самонадеянном поведении, то его жизни конец.

— Хорошо. Дело уже закончилось, все разойдитесь! — Старейшина Лю не смотрел на отчаявшееся лицо мужчины. Каждому человеку, прежде чем сделать дело, нужно осознать ответственность за свои поступки и действия.

В конце концов несколько отпрысков семьи Чай, объединив усилия, унесли Чай Цзюня. Тот мужчина также, потеряв присутствие духа, ушел.

Такой итог Ю СяоМо также не предвидел. Несмотря на то, что это не могло соответствовать плану тщательно избить Чай Цзюня, согласно его теперешней ситуации, можно было предположить, что в ближайшее время они не смогут приходить устраивать с ним скандал.

Подумав об этом, Ю СяоМо сложил руки и поклонился Старейшине Лю: 

— Ученик благодарен Старейшине Лю.

Старейшина Лю довольно ухмыльнулся: 

— Не нужно благодарить меня, то, что я сказал, является правдой.

Ю СяоМо догадливо улыбнулся, в его улыбке было достаточно понимающего без слов смысла.

Спустившись с арены для состязаний, Ю СяоМо подсознательно поискал в направлении толпы людей в зрительном зале, но не увидел хорошо знакомый силуэт. Он не мог не взгрустнуть чуть-чуть. Однако, подумав, что у Лин Сяо, возможно, были дела, или он не слышал новости, Ю СяоМо также не стал терзаться этим.

А на деле юноша все-таки действительно не ошибся. Лин Сяо и правда оказался занят, он также знал новости о поединке между Ю СяоМо и Чай Цзюнем на арене для состязаний. Однако из-за того, что инцидент возник внезапно и у него как раз имелось дело, мужчина не пошел. Однако он отправил людей помочь разузнать информацию.

После прошлой схватки с Сунь Чжэ девятое место последнего совершенно неожиданно оказалось захвачено Лин Сяо. И во втором классе учебной зоны мужчина также заимел компанию восторженных последователей. Несмотря на то, что он сам не реагировал на всех этих людей, стоило ему открыть рот, как сразу же кто-то вызывался.

После окончания дела те люди вернулись в первый ареал и красочно пересказали Лин Сяо полностью ход этого дела.



Комментарии: 6

  • Большое спасибо за перевод!

  • Как мило) но не грусти СяоМо, вы скоро встретитесь) а вообще СяоМо красавчик 👍
    Спасибо за перевод)

  • Спасибо большое~!

  • А Лин Сяо быстр, уже успел себе подчинённых заиметь)0))
    Спасибо за перевод!

  • Спасибо за перевод!
    Ю СяоМо на этом поединке ничего не заработал?

    Ответ от 明月

    А что он должен был заработать? :D

  • Спасибо большое за перевод!!! 😘

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *