Лица Рода ЧиСюэ, которые ноздрями смотрели на людей, коллективно посинели.

Фраза Ю СяоМо окончательно проявила, что его умение оскорблять людей настолько мощное. Несмотря на то, что он не назвал по фамилии, кто угодно услышал, о ком он говорит. Еще и сказал перед господами — главными действующими лицами. Эффект абсолютно точно удвоился.

Лин Сяо, единственный, кто понимал и вникал до самых корней, молча смотрел на небо.

Тем не менее тем, что находилось за границами предположений толпы, оказалось то, что люди рода ЧиСюэ совсем не сразу вышли из себя.

Выражение лица Ху КанНина стало очень дурным, однако, по-видимому, он был кем-то остановлен. Хотя он злился так, что дрожал с головы до ног. Оба глаза, словно наполненные кровью, уставились на Ю СяоМо с видом, что ему так и не терпелось разрезать того на множество кусков. Но, тем не менее, других действий не имелось.

И человеком, который удержал его, как раз являлся Ю ЦинШань.

В этот момент Чэн ДунЦин из Профессионального союза Даньши подошел к нему. Он с натянутой улыбкой взглянул на Ю СяоМо и сказал Ю ЦинШаню: 

— ЦинШань-сюн, быть обруганным ничтожеством1 настолько неприятно, очень любезно, что вы способны терпеть!

1 Дословно «скачущий шут».

Ю ЦинШань, сохраняя полное хладнокровие, равнодушно ответил: 

— Ты также сказал, что это ничтожество. Препираться с ним всего лишь понизить собственный статус. У меня в конце концов нет времени на это.

Выражение лица Чэн ДунЦина изменилось. Он вспомнил, как сам когда-то спорил с Ю СяоМо. На самом деле это также нельзя было считать спором. Очень быстро он придавил это и сухо проговорил: 

— ЦинШань-сюн сказал совершенно верно.

В первый раз оказался так контратакован противником. Мозг Ю СяоМо не отреагировал.

Только долгое время спустя Ю СяоМо с широко раскрытыми глазами посмотрел на Лин Сяо.

Мужчина легко вздохнул:

— Уже давно говорил тебе, что незачем бесцеремонно разговаривать с людьми, которые ноздрями смотрят на людей. Ты мне не поверил. Не знал, что разговаривая с ними, можно забеременеть2?

2 Сейчас так говорят только девушки, которые фанатично поклоняются знаменитостям. Например, есть фраза «у него такой красивый голос, что сразу влюбляешься». Фанатки обычно говорят «у него такой красивый голос, что забеременеть можно». В данном контексте это будет что-то типа «эти люди так много разглагольствуют, что забеременеешь».

— Пф-ф-ф!.. — Ю СяоМо засмеялся так, что в груди заболело.

Он ошибался. Это и есть подлинный Большой BOSS3!

3 Босс.

Вокруг выражения лиц множества людей, которые также услышали эти слова, стали крайне искривленным. Поговорив, сразу забеременеешь. Это действительно новая фраза. Большинство людей, также как и Ю СяоМо, не смогли сдержаться. Но они были довольно «сдержанными» и, отвернувшись, потихоньку хихикали, не больше.

Услышав эти слова, взгляд Ю ЦинШаня помрачнел так, что почти мог образовать толстый лед. Напротив, он сейчас не мог напрашиваться на конфликт с ними, иначе станет соответствовать собственным словам. Это, вероятно, и есть самый успешный пример легендарного «копать яму, чтобы закопать себя там».

— Незачем обращать на них внимание. Время близится. Пошли.

Ю Мин вышел и вместо него устранил неловкое положение.

Ю ЦинШань с мрачным видом окинул взглядом Ю СяоМо. Этот взгляд был полон густого и сильного убийственного намерения. Однако он действительно уже вырезал в памяти внешность двоих людей, Ю СяоМо и Лин Сяо.

Если бы юноша знал образ мыслей в его душе, то непременно сказал бы тому: «наша внешность фальшивая».

Сюн Сяо и Цяо У Шуан, не то смеясь, не то плача, смотрели на Ю СяоМо и Лин Сяо. Хорошо, что они придумали такие слова.4 Сегодня они действительно окончательно оскорбили Ю ЦинШаня. Люди главной ветви рода ЧиСюэ совсем не безответные.

4 Смысл в том, что сказанное ими очень абсурдно.

Сюн Сяо отпустил самый первый. На самом деле ему уже давно не нравились люди главной ветви Рода ЧиСюэ. В обычное время каждый словно вытягивали двойку, пятерку и восьмерку символов5. Если бы не из-за их положения, он бы также уже давно хотел так сделать.

5 Пекинское просторечье. Это кости маджонга со значениями 二万, 五万, 八万. 258 это — цзян (король в шахматах). Если этих костей нет, то выиграть невозможно. Выиграв, прибавляются очки. Поэтому, нащупав двойку, пятерку и восьмерку цзянов, в душе сразу очень доволен и сразу немножко важничаешь и выделяешься.

— Вы двое в самом деле превзошли мои предположения. — Характер Сюн Сяо был прямым, и он немедленно засмеялся во весь голос: 

— Однако очень весело!

— Слишком много чести! Слишком много чести! — скромничая, сказал Ю СяоМо со смехом. Глаза сощурились в линии.

Цяо У Шуан, рассмеявшись, покачал головой. После того как они вступят в подземный дворец, Род ЧиСюэ абсолютно точно не пощадит их. К удивлению, они все же улыбались.

По мере приближения времени обстановка более или менее становилась напряженной.

Цяо У Шуан, по-видимому, заметил какого-то человека и неожиданно сказал им: 

— У меня еще есть некоторые дела, первым откланяюсь.

Закончив говорить, он пошел к людям в отдаленном месте на вершине горы. То были несколько только что появившихся цянчжэ. Импульс, распространяемый телами, все же был очень могущественным.

Сюн Сяо сказал: 

— Те люди из Профессионального союза ЮйШоу.

Глаза Ю СяоМо сверкнули: 

— Цяо-дагэ является человеком Профессионального союза ЮйШоу?

Сюн Сяо изумленно сказал:

— Да. Почему ты не знаешь? — Известность Цяо У Шуан в НаньЛу была очень громкой. Разумнее сказать, что невозможно, чтобы никто не слышал о нем.

Ю СяоМо посмеялся:

— Сейчас знаю.

Поистине сбились с ног в поисках того, что впоследствии нашлось само. Заимев эти отношения с Цяо У Шуаном, дело с тем, что он хотел учить Способ ЮйШоу, должно быть, окажется немного легче уладить.

Сюн Сяо взглянул в направлении Долины Дуань и сказал им: 

— Вход в Подземный дворец вот-вот появится. Вы должны быть осторожны. Мне также требуется встретиться с другими. Уйду первым.

Юноша помахал ему рукой.

Людей, которые на этот раз прибыли в горную цепь ЛюЮэ, имелось полным-полно. Помимо Рода ЧиСюэ, этого рода наивысшей степени НаньЛу, еще были несколько команд сил. Каждый в НаньЛу также являлся исключительной силой. Некоторые даже имели преступную славу снаружи. Со временем все эти люди один за другим собрались у входа в Долину Дуань.

Ю СяоМо и Лин Сяо относительно отстали. Времени имелось семь с половиной минут, и они совсем не чрезвычайно беспокоились.

Примерно через десять минут впереди неожиданно раздался обрадованный сверх всякой меры голос:

— Вход в Подземный дворец появился!

По мере того как раздавался голос, некоторые люди тут же с сердцем, будто объятым пламенем6, устремились туда.

6 Образно «гореть от нетерпения».

Сплошь покрытая толпа людей, словно многочисленная армия муравьев, хлынула внутрь Долины Дуань. Даже все эти сюляньчжэ и даньши, сила которых была низкой, словно затуманили глаза, один за другим бежали на верную смерть.

Итог можно себе представить. Ни один не укрылся, все были разрезаны в фарш сильным ветром и чрезвычайно тошнотворно падали у входа в Долину Дуань. Некоторые люди в конечном счете оказались взволнованы этим зрелищем так, что пришли в себя. Они больше не смели слепо влетать туда. С волнением в сердце они смотрели на уже совершенно мертвых людей. В итоге им оставалось только, стоя у входа, смотреть на океан и вздыхать7.

7 Образно «чувствовать свое бессилие».

Род ЧиСюэ и другие силы же, при открытой цянчжэ дороге, полностью окунулись в Долину Дуань.

Ю СяоМо спешно потянул Лин Сяо туда. Еще не войдя в Долину Дуань, юноша уже почувствовал поток холодной ауры. Имелось ощущение, что даже душа дрожала.

После того как они вслед за всеми вошли, перед глазами были именно две устремленные ввысь отвесные скалы. Обрыв оброс зеленым мхом, обрывистые скалы имели странную своеобразную форму. Выглядело мрачным и внушающим страх. Впереди имелся сильный свирепствующий ветер. Вой был, словно душа умершего пронзительно рычала. Особенно пугающая хмурость.

Ю СяоМо поднял голову и посмотрел вверх. Действительно, в воздухе он заметил мелкую трещину.

Уже прошло очень много лет с появления этой трещины до настоящего времени. Из трещины силы пространства, которая высвобождалась из нее, также становилось все больше и больше. Поэтому говорили, что только лишь цянчжэ предела Хуан способны устоять против нее.

Почти никто не решился приблизиться к окрестностям трещины. Все очень осознанно ее избегали.

Ю СяоМо заметил впереди Род ЧиСюэ. Чем дальше, тем более смутным был фон. Другие люди же, будто пиогенная инфекция костей8, следовали за ними. С сосредоточенным видом, словно больше всего они боялись потеряться.

8 Охватывает гнойный остеомиэлит и туберкулёз костей.

Но это также было неудивительно. Хотя все понимали, что Долина Дуань и есть место, где появится вход в подземный дворец, внутренняя часть Долины Дуань являлась очень большой. Снаружи казалось лишь двести метров шириной, но внутри, тем не менее, глубина не ограничивалась километром. К тому же повсюду свирепствовал сильный ветер. Они не могли по порядку искать, поэтому лучшим способом было именно следовать за Родом ЧиСюэ и другими.

— Мы тоже последуем. — Лин Сяо схватил его за руку и пошел вперед.

Ю СяоМо немедленно осознал. Хотя положим, что они уже знали, где находится вход, этого нельзя было демонстрировать. В противном случае Род ЧиСюэ сразу же станет подозревать, что именно они и есть преступники, которые убили людей и устроили поджог в резиденции главы города.

Должно быть, они не знали. Ю Мин впереди в самом деле наблюдал за ними двумя.

С тех пор как он увидел Ю СяоМо и Лин Сяо, он уже обратил на них внимание. В особенности на Лин Сяо. Этот мужчина давал его чувствам чрезвычайную странность, словно видел его насквозь и не мог разглядеть. Отделенный смутной вуалью, ему было трудно различить, настоящий или фальшивый.

Хотя он не был уверен, они убили Ху Иня и Ху Лу или нет, однако из-за Лин Сяо, этого человека, в душе он уже по отношению к ним увеличил немного подозрений.

— А-а-а!!!

Как раз когда множество людей наступали, неожиданно раздался пронзительный крик ужаса. Две секунды спустя раздался взрыв «бах», и звук неожиданно прекратился.

Оказывается, это был невезучий тип, который не знал, в чем дело. Неожиданно он оказался сильным ветром закручен к пространственной трещине. Только приблизившись, он был убит силой пространства, которая быстро пробилась наружу из трещины. По всему небу кровавый дождь. Немного сильным ветром закрутило в более отдаленные места. Некоторые люди не успели уклониться, и все лицо оказалось испачкано кровью.

Ю СяоМо ускользнул за спину Лин Сяо и воспринял его в качестве щита от крови.

Конечно, кровавый дождь совершенно не забрызгал Лин Сяо, даже уголков его одежды не дотронулся.

Вскоре юноша был вытащен мужчиной вперед.

— Жена, в мертвеце нет ничего особенного. Ты ведь не не встречал этого. Это не больше, чем пустяки. Тебе нет нужды бояться. Побольше храбрости.

Ю СяоМо покосился на него: 

— Но это тошнотворно, идет?

Тело человека все-таки очень хрупкое. Например, все эти кишки, печень и прочие органы. Они также все вместе оказались перемолоты в кровавый дождь. Если бы действительно его лицо и тело было запачкано этим, он непременно смог бы блевать три дня и три ночи.

Лин Сяо искрился улыбкой: 

— Если привыкнешь, то хорошо.

Юноша сказал:

— Тогда я предпочту никогда не привыкать. — Потому что, как только он начнет привыкать, то это будет означать, что он в будущем, вероятно, столкнется с еще большими инцидентами с подобной ситуацией.

Как раз в этот момент многочисленная армия, наступающая впереди, внезапно остановилась.

Похоже, нашли вход в подземный дворец. Великие силы, включая Союз Цан, Профессиональный союз ЮйШоу и так далее, все вместе окружили его. Толпа собралась вместе, как будто устанавливала, был ли это вход в подземный дворец.



Комментарии: 2

  • Спасибо за главу!)

  • Спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *