На следующий день Фан ЧэньЛэ не смог увидеть Ю СяоМо, как ему хотелось.

Хотя он не знал, что произошло, но мог представить, что юноша вчера определенно был очень жестоко наказан, поэтому, приняв это во внимание, шисюны не пошли искать Ю СяоМо.

Когда солнце уже скоро должно уже было сесть, как говорили — очень жестоко наказанный Ю СяоМо, наконец, неторопливо открыл глаза.

Он обратил взгляд на знакомое убранство комнаты. Несмотря на то, что солнце уже садилось, солнечный свет по-прежнему сильно ослеплял. Только открыв глаза, юноша опять закрыл их. Он примерно догадывался, что проспал почти целый день.

Ю СяоМо открыл рот. Его горло оказалось сухим, словно собиралось запылать. Гортань не могла вымолвить ни слова охрипшим голосом.

Он совершенно не помнил, во сколько они закончили прошлой ночью, потому что на полпути, будучи весьма «ни на что не годным», потерял сознание. Но если кто-то еще мог бодрствовать после того, как его отделывали без остановки четыре-шесть часов, то юноша сразу же преклонился бы перед этим человеком.

Едва двинувшись, Ю СяоМо сразу ощутил, что каждая косточка всего тела словно оказалась раздроблена и издавала жесткий звук. Боль была такой, что он почти выпучил глаза и упал в обморок. Самым болезненным местом оказалась именно та интимная часть на нижней половине тела, большая часть боли в его теле доносилась именно оттуда. Юноша до сих пор еще мог почувствовать внизу ощущения от растягивания.

Кроме того, две его ноги, казалось, также не были в состоянии сомкнуться. Ноющая боль была подобна тому, будто он пробежал марафон вчера вечером.

Вспомнив картину прошлой ночи, где его снова и снова «полностью съедали»1, в душе Ю СяоМо молча бранил Лин Сяо. Действительно, скотина, хуже животного! Так или иначе, это был его первый раз и в итоге тот все равно жестоко к нему отнесся.

1 Дословно «Закончив есть, еще нужно вытереть дочиста». Переносный смысл: Описание действия как «лишить всякой возможности маневрировать» или «не дать увильнуть». Часто применяется для описания, когда кто-то использовал случай или обманул, после чего не понес ответственности.

Дверь внезапно со скрипом открылась.

Ю СяоМо бросил взгляд и вернул его обратно, продолжая в глубине души бранить этого малодушного человека.

Исключая Лин Сяо, предположительно, не было второй кандидатуры, которая могла в это время зайти в его комнату.

Мужчина, обойдя ширму, заметил, что Ю СяоМо уже пришел в себя. Усмехаясь, он подошел к чайному столику, налил стакан воды и только тогда направился к юноше: 

— Младший шиди, наверняка у тебя во рту очень сухо. Сначала выпей воды.

Ю СяоМо мельком взглянул на него и открыл рот. Он не ставил себя в неловкое положение. Тем более, у него сейчас действительно очень пересохло во рту.

Лин Сяо сразу же поднес стакан воды к его устам. После того, как юноша выпил, жадно глотая, как тигр2, мужчина опять налил ему стакан воды. Ю СяоМо в конечном счете молча принял ее.

2 Образно «жадно набросится на еду».

Только когда он выпил третий стакан, Лин Сяо спросил: 

— Хочешь еще?

Ю СяоМо покачал головой: 

— Не надо.

Лин Сяо пошел, поставил чашку и только после сел рядом с ним и протянул руку, чтобы помассировать.

Ю СяоМо пристально взглянул на мужчину. Не считайте, что после этой любезности, он сразу же позволит своему гневу рассеяться. Но, тем не менее, юноша со со спокойной совестью3 принял услугу Лин Сяо. Массажные манипуляции мужчины немного удивили его, это было так приятно, что он едва не застонал. Ощущение ноющей боли намного уменьшилось. Кто бы мог подумать, что у Лин Сяо имелся подобный навык.

3 Образно «испытывая моральное удовлетворение».

Тот опустил голову, приблизившись к уху юноши, и выдохнул: 

— Младший шиди, хорошо себя чувствуешь?

Ю СяоМо подсознательно хотел кивнуть, но вдруг вспомнил, что все еще был сердит, поэтому фальшиво кашлянул и сказал: 

— Сойдет.

Лин Сяо посмотрел на его упрямое выражение лица и чуть не рассмеялся, но не стал разоблачать Ю СяоМо. Обе его руки медленно массировали вдоль плеч юноши, спускаясь вниз. Плечи, талия, задница…

— Что ты делаешь? — Ю СяоМо обернулся и с гневом посмотрел на него.

Лин Сяо, изначально помогавший ему массажем, как раз опустил свою пару «засоленных свинячьих копыт»4 на его почти ничего не чувствующую задницу. Только посмотрев на его выражение лица, сразу поймешь, что у него имелись какие-то дурные мысли.

4 Распускающий руки (по отношению к женщинам), лапающий женщин. Используется в Тайване и в провинции Гуандун. Мужчину, который обращает сексуальное внимание, нежелательное для женщин (щупает и так далее), называют «чжу-гэ», буквально «брат-свинья».

Лин Сяо сказал со смехом: 

— Помогаю тебе массажем. — В смысле, что его руки все еще не собирались покидать задницу юноши.

Ю СяоМо жестко ответил: 

— Не нужно!

Лин Сяо сказал: 

— Как можно допустить это? Моя обязанность прямо сейчас состоит именно в том, чтобы позволить тебе чувствовать себя хорошо, чтобы тебе было комфортно.

Ю СяоМо втянул уголки рта, только не нужно вредить мне еще сильнее, и все! Еще и «чувствовать себя хорошо». Он абсолютно не мог поверить, что у этого животного может оказаться такое доброе сердце: 

— Я же сказал, что не нужно! — Ю СяоМо хотел стряхнуть руку Лин Сяо, но только он выпрямил спину, как поднялась боль от разрыва. Выражение лица юноши исказилось.

— Вот видишь, ты не можешь сейчас встать. Все же будь послушным и позволь мне помочь тебе массажем. — Лин Сяо использовал не позволяющую отказаться силу, чтобы придавить наполовину растянутое тело.

Ю СяоМо хотел сопротивляться, но был не в состоянии. Только он опять опасался, что тот снова сделает что-то выходящее за рамки. Обдумав, юноша сменил тему разговора: 

— Это самое, что за дела все-таки были у Тан Фаня и Тан Чжэня? И что это за монстр вчера внезапно появился? Ты уничтожил его?

Столкнувшись с градом вопросов Ю СяоМо, Лин Сяо даже бровью не повел. Понимая, что тот сменил тему разговора, хотя мужчине казалось это смешным, он все равно последовательно разъяснил: 

— Говоря об этом деле, началось оно несколько сотен лет назад, когда Тан Фань еще не занимал должность главы школы ТяньСинь.

Несколько сотен лет назад, в то время пребывавший у власти Глава школы Юй, был первым, кто занимал должность главы школы очень короткий промежуток времени со времен ее основания.

Глава школы Юй был изумительной и ни с чем несравнимой яркой фигурой. Прославившись, в течение двухсот лет он никогда не брал к себе туди.

В то время множество людей полагали, что он, возможно, не мог принимать туди в сжатые сроки. В итоге, однажды он, тем не менее, разом принял двух туди и эти двое были сюнди, Тан Фань и Тань Чжэнь.

Глава школы Юй по отношению к Тан Фаню и Тан Чжэню питал очень большие надежды. Он не только передал им лучшие методики тренировок школы ТяньСинь, у них даже никогда не было нехватки ни на гранулу чудотворных пилюль. Видящие люди с одного взгляда сразу понимали, что он придавал большое значение этим двоим, воспринимая их и вскармливая как преемников главы школы. Но место главы школы имелось только одно, а они все же были двумя сюнди.

Как бы то ни было, Глава школы Юй стал главой школы ТяньСинь все-таки только на двести лет. Очень многие люди знали, что он был очень амбициозным человеком и определенно не мог легко уйти в отставку. Поэтому на следующие выборы главы школы, предположительно, потребовалось бы еще очень долгое время. Вероятно, еще двести или пятьсот лет, а, возможно, даже и более, чем тысяча лет.

Но в скором времени с Главой школы Юй случилось несчастье. О том деле, в свою очередь, рассказал Ю СяоМо Ян И.

Тогда школа ТяньСинь и другие несколько сил обсуждали предстоящее состязание, которое в скором времени должно было быть проведено. По приглашению Глава школы Юй отправился принять участие в собрании. Кто бы мог подумать, что на обратном пути он и сопровождающие ученики подвергнутся неожиданному нападению демонов. Тогда казалось, что демоны заострили внимание на Главе школы Юй и намеренно направили несколько демонов с очень высокой силой.

После того, как Глава школы Юй пал, в школе ТяньСинь долгое время был хаос.

Некоторые считали, что причина, по которой демоны смогли нанести внезапный удар Главе школы Юй, заключалась в том, что кто-то выдал его местопребывание, потому что тогда совсем немногие знали о времени встречи, которое было согласовано несколькими крупными силами.

Но также некоторые полагали, что это оказалось просто совпадением, и только. Потому что другие школы и силы также подверглись неожиданному нападению со стороны демонов, только они оказались довольно везучими и их потери не были серьезными.

Просто потому, что не имелось доказательств, в конце концов это дело закончили тем, что не закончили его5.

5 Образно «бросить дело, не доведя его до конца».

В дальнейшем, для стабилизации положения в школе ТянСинь, за дело взялся Юань Мо, чтобы посодействовать Тан Фаню. Однако некоторые все еще полагали, что смерть Главы школы Юй была подозрительной.

А потом реальное положение вещей оказалось таким, что на самом деле теми, кто действительно вступил в сговор демонами, являлись два сюнди, Тан Фань и Тан Чжэнь. И они выдали информацию демонам о местонахождении Главы школы Юй.

Причина — они ненавидели Главу школы Юй, да еще и их жадные до власти и славы стремления.

Главе школы Юй действительно приглянулись их природные данные и только поэтому он принял их как туди. Но он хотел, чтобы они, двое сюнди, убили друг друга, а тот, кто победит, смог бы получить место главы школы.

Это было очень заманчивое условие, но, к сожалению, Тан Фань и Тан Чжэнь не были похожи на обычных сюнди.

Они в детстве остались круглыми сиротами. Два сюнди жили, поддерживая друг друга, более десяти лет. Их взаимоотношения стали гораздо более глубокими, чем у обычных сюнди. И это также было тем, почему Тан Чжэнь отказался от места главы школы — чтобы уступить своему старшему брату право успешно занять эту должность.

Также именно из-за этого они, двое сюнди, сговорились и составили план убийства Главы школы Юй. Однако из-за того, что в детстве они откушали слишком много горечи и пересмотрели все имеющиеся в этом мире искажения человечности, их душевное состояние давно уже деформировалось. Затем двое сюнди удачно использовали власть и силу в своих руках и превратили камеру смертников школы ТяньСинь, которая изначально использовалась для ареста преступников, в чистилище в человеческом мире.

Каждый день десятки заключенных доставлялись в пруд крови чистилища камеры смертников, где обрабатывали их плоть и кровь. Целью было выплавить не имеющего в мире равного по свирепости зверя, чтобы достичь своего коварного замысла — господства над континентом ЛунСян. В течение целых двухсот лет оба сюнди действовали одновременного извне и изнутри: старший брат был на свету, а младший — в темноте. В итоге их никто не обнаружил.

Но эта тайна Тан Фаня и Тан Чжэня больше не являлась таковой после их смерти.

Вся подноготная была раскопана Лин Сяо и рассказана Юань Мо. Что же касается того, каким образом следовало расправиться с доверенными людьми Тан Фаня, то это было уже проблемой Юань Мо.

Да еще и тот монстр. Как все-таки он исчез, Лин Сяо не сообщил Ю СяоМо. Мужчина только сказал два-три слова, чтобы надуть юношу.

Ю СяоМо также не слишком придавал этому значения, он полагал, что Лин Сяо убил его.

На следующий день Ю СяоМо, наконец, смог встать с постели.

За это время немало людей приходили навестить его, но отношения с большинством учеников были не очень глубокими. Что касалось того, зачем они навещали его, все инстинктивно понимали, что к чему.

Впоследствии, через несколько дней, новость о без вести пропавшем Кун Вэне, наконец, распространилась.

Сначала все старейшины и шисюны полагали, что он отправился по какому-то делу в какое-то место, но, прождав несколько дней, не было видно, чтобы Кун Вэнь вернулся, что уж говорить о том, что не было ни единой весточки. Все в конченом итоге осознали, что что-то не так, поэтому послали людей повсюду искать его. Само собой разумеется, в результате ничего не нашли.

Ю СяоМо слышал, что его дашисюн и другие в последние дни время от времени выходили искать Кун Вэня.

Поскольку он боялся, что будет видна начинка6, Ю СяоМо в эти дни также прятался в комнате и не выходил  из нее ни на шаг.

6 Образно «обнаруживать нутро».          

Лин Сяо несколько  раз хотел вытащить его на улицу, но юноша всегда насмерть вцеплялся в колонну кровати, не соглашаясь выходить. К тому же мужчина не мог насильно вынести его, иначе бы тот плакал как призрак и выл, как волк7, поэтому Лин Сяо переехал жить вместе к юноше в тот же день. Кровать по-прежнему была низкой и маленькой. Чжоу Пэн сначала хотел поменять ее на большую, но Лин Сяо отказался.

7 Образно «душераздирающие вопли и стенания».

По сравнению с большой кроватью ему больше нравилась маленькая, потому что таким образом Ю СяоМо негде было спрятаться и вечером он мог машинально скатываться в его объятия.

На другой день их маленький домик принял непрошенного гостя.



Комментарии: 9

  • супруги должны жить вместе,не то что спать)) а в объятьях любимого все маленькие кровати превращаются в королевское ложе!и всё же и мне не понятно как он убил того кровавого монстра!съел что ли?они же там- "и таааак" могут энергию на продвижение заработать))

  • Большое спасибо за новую главу!

  • Ребята-переводчики, тут небольшая опечатка ...*он мог машинально скатывался в его объятия*
    Спасибо за перевод, вы душки!)

    Ответ от 明月

    Поправили, спасибо =)

  • А Чжоу Пэн умный парень, сразу все понял))

  • СяоМо, бедняга, теперь все время будешь страдать от домогательств) тебя раз попробовали, теперь будет хотеться вкусненького постоянно хD Забавно, что вместо второй кровати была предложена кровать побольше, ахаха хD

    Интересно, какое приключение ждёт их дальше) Спасибо большое переводчикам !)))

  • Спасибо за Вашу работу. Жду продолжения с огромным нетерпением 🧘

  • Хых, интересно интересно 🤔 спасибо за перевод)

  • У кого-то воистину невероятный уровень принятия и адаптации к любым обстоятельствам... 😀.... кровать от директора, да ещё и с доставкой😀👍

    Спасибо Вам огромное за перевод! 🌹

  • Уух, вот они и живут уже вместе, прелесть, ахах!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *