Ю СяоМо исследовал снаружи некоторые чердачные помещения с широко распахнутыми дверьми и обнаружил, что все они как будто являлись местом, где совершенствовались практики: некоторые были убогими, в них имелась лишь каменная кровать, в других было немного оружия и методик тренировок, хаотично разбросанных по полу. 

Чтобы должным образом соответствовать охотнику за сокровищами, Ю СяоМо специально подготовил мешок для хранения, в который собрал все вещи из этих помещений, невзирая на то, хорошая эта была вещь или плохая. Затем он продолжил зачистку следующего места. Что касалось плотно закрытых каменных гротов, юноша пока не решался их трогать. Кто его знает, может быть изнутри внезапно выскочит какое-нибудь живое существо. 

Как только Ю СяоМо обчистил десятое помещение, он неожиданно учуял поток лекарственного аромата. 

Аромат был очень сильным и непрерывно просачивался из соседнего каменного грота.

Ю СяоМо подошел к гроту и смотрел на плотно закрытые каменные ворота. Кажется, что их уже весьма долгое время никто не открывал и они обросли зеленым мхом. Возможно ли, что это был каменный грот, в котором хранились целебные травы?

Независимо от того, каким был ответ, наличие лекарственного аромата означало, что внутри, безусловно, были целебные травы.

Ю СяоМо сразу же засучил рукава и, как обычно, поднатужившись изо всех сил, наконец со скрипом открыл каменные ворота. В этот момент лекарственный аромат, распространяемый целебными травами, немедленно, словно «рвался первым, боясь опоздать»1, вылетел из зазора между створками двери. Раз понюхав, сразу ощущаешь, будто крылья выросли.

1 Образно «наперебой».

Спустя небольшой промежуток времени каменные ворота в итоге открылись настолько, что юноша смог просунуть свое тело через эту щель.

Он, тяжело дыша, протиснулся в каменный грот и увидел помещение, заполненное полями целебных трав. Наконец-то он почувствовал, что это того стоило.

Этот каменный грот казался еще просторнее, чем главный зал. На самом деле его нельзя было считать каменным гротом, поскольку здесь как будто был самостоятельно сформированный маленький мир. Над головой оказался не потолок, а сплошное синее небо. Пол оказался большой площадью земли с полями целебных трав: были те, что созрели, те, что еще нет, и те, которые только-только начали прорастать. 

Самыми многочисленными были целебные травы низкого уровня, потом шли травы среднего уровня и, наконец, — высокого уровня.

Что оказалось довольно печальным, так это то, что целебных трав высокого уровня было совсем мало. Когда Ю СяоМо нашел их, то он увидел лишь маленькие островки травы высокого уровня, одиноко лежащие в отдаленном углу. С виду там абсолютно точно было не более ста стеблей. 

Ю СяоМо, с одной стороны сожалел, с другой — перенес все целебные травы высокого уровня в свое пространство. 

В то же время, пройдя через тысячи невзгод и лишений, Ло ШуХэ и другие, наконец, взобрались на вершину горы. Если бы не Лин Сяо, который прикончил того водного духа девятой основы, то, предположительно, они оказались бы еще медленнее. 

Но то, что встретило их, это главный зал со ста дырами и тысячами язв2

2 Идиома, означающая «катастрофическое состояние, сильно поврежденный».

Выражение лица Ло ШуХэ показало невероятное затруднение: 

— Действительно, кто-то уже прибыл сюда на шаг раньше нас. 

Одна только степень разрушения главного зала превзошла его ожидания. Ранее он предполагал, что даже если кто-то прибыл раньше их, то его сила не была высокой, чтобы вломиться сюда, но эти охранники в критический момент оказались также бесполезны. Для него было неожиданным, что сила другой стороны окажется выше, чем он представлял. 

Другие школы и силы тоже прибыли. Увидев состояние главного зала, их реакция оказалась такой же как у Ло ШуХэ.

В это время Старейшина Мо школы ЦинЧэн проницательно заметил, что Линь Сяо из школы ТяньСинь отсутствовал. Он сразу же шепотом уведомил об этом на ухо Ло ШуХэ. 

Тот посмотрел в сторону, где находилась школа ТяньСинь, и в самом деле не увидел Линь Сяо, отчего невольно возникли подозрения. Возможно ли, что тот человек, который прибыл раньше их, был именно он?

Но тщательно обдумав, это показалось ему еще более ошибочным. Сила Линь Сяо была не более двух звезд предела Син. Несколько довольно сильных старейшин школы ТяньСинь тоже находились здесь. Даже если бы они действительно послали вперед Линь Сяо, опираясь лишь на него одного, он не мог создать такого рода обстановку. Тем более, этот мелкий даньши, который был рядом с ним, тоже отсутствовал.

Ввиду того, что состояние дворца превосходило ожидания многих, несколько сил решили временно отложить предубеждения, чтобы договориться как справиться с обстановкой перед ними. 

Ло ШуХэ посмотрел на представителя школы ТяньСинь и будто непреднамеренно заметил: 

— Старейшина Ши, почему не видно в вашей группе Линь Сяо-сюна3? Неужели вы заставили его пойти вперед?

3 Сюн — уважаемый друг, глубокоуважаемый (вежливое обращение к сверстнику).

После его замечания, остальные, наконец, заметили это. Один за другим их взгляды устремились на немного мрачное лицо Старейшины Ши.

Естественно, Старейшина не мог сказать им, что, по правде говоря, школа ТяньСинь вообще не сообщила Линь Сяо о деле, касающемся горного пика Яо. Это изначально было внутренним делом школы ТяньСинь. Если бы они узнали, то, вероятно, вторглись бы, воспользовавшись слабостью. Если позволить Линь Сяо узнать, то трудно было гарантировать, что он не станет как-нибудь сводить счеты. 

— Линь Сяо задерживается по делу. На данный момент он должен быть в пути. Все знают, что территория ТяньТан полна опасностей. Никому не известно, что может возникнуть. Это нормально, что намеченный план, которого не достигли, изменился. 

Ло ШуХэ похлопал по своему немного грязному рукаву и сказал со смехом: 

— Кажется, удача Линь Сяо-сюна не слишком хороша!

Старейшина Ши прищурил глаза, окинул взором учеников школы ЦинЧэн позади него и тоже сказал: 

— Не только Линь Сяо, но и Старешину Ли с молодым господином Е Данем из Вашей школы, похоже, также не видно. Может быть, они «тоже» задержались по пути?

Выражение лица Ло ШуХэ стало слегка тяжелым. В глазах быстро промелькнули едва заметные следы убийственного намерения. 

Конечно, Старейшина Ши не знал, что Е Дань умер от рук Лин Сяо, а люди школы ЦинЧэн уже знали, что «убийцы» оказались как раз из школы ТяньСинь. Его слова были равносильны безжалостным шипам в сердцах людей школы ЦинЧэн. Как назло, сейчас они еще не могли атаковать. Это, пожалуй, и был самый высокий уровень невежества.

— Если вы хотите «вспоминать старую дружбу»4, мы, школа СинЛо, не будем составлять вам компанию.

4 Поговорить о прошлом.

Син ШиЭр из школы СинЛо смотрел на двух людей, которые бросались друг в друга ироничными фразами. На его лице отражалось нетерпение. Их нрав изначально оказался несовместим с двумя большими школами, не говоря уже о том, что на этот раз у них была главная цель. Поэтому, более не считая нужным сотрудничать дальше, они, захватив с собой людей, тут же самостоятельно отправились преодолевать препятствие. 

Как только школа СинЛо ушла, остальные тоже посчитали, что нет необходимости сотрудничать. Изначально каждый полагался на свои способности. Вскоре и Старейшина Ши с другими отправились. Следом школа СяоЯо и две силы тоже ушли. В главном зале осталась только школа ЦинЧэн.

— Молодой глава, почему мы не воспользовались возможностью, чтобы уничтожить людей школы ТяньСинь? — не понимая, спросил Старейшина Мо.

Ло ШуХэ покачал головой: 

— Сейчас пока нельзя. Травмы Небесной птицы ЛюЛэй слишком тяжелые. Хоть он уже восстанавливается более полумесяца, однако всего лишь на двадцать-тридцать процентов. У нас здесь мало мастеров. Если начинать драку, то другие силы смогут получить небольшое преимущество. К тому же школа ТяньСинь, видимо, тоже заключила контракт с несколькими яошоу средней основы. Сейчас их боевую мощь нельзя недооценивать.

Не примирившись с этим, ученик сказал: 

— Молодой глава, неужели мы вот так отпустим их?

Ло ШуХэ холодно усмехнулся: 

— Естественно, нет. Подождите, пока мы покинем горный пик Яо и я позволю школе ТяньСинь заплатить.

Жаль, что человек предполагает, а господь располагает. Как раз, когда несколько крупных сил только-только разделились и готовились проникнуть во дворец, чтобы исследовать и охотится за сокровищами, дворец снова задрожал. На этот раз частота сотрясения была намного сильнее, чем то, что они почувствовали, когда находились на полпути к вершине. Пол безостановочно раскачивался, словно в любое время мог расколоться.

В это время яошоу на горном пике Яо тоже встревожились. Несколько из них, высокой основы, дрожали от страха, обнаружив, что барьер, который опутывал горный пик Яо, видимо, стал порядочно слабее, чем раньше. Словно он в любой момент мог треснуть.

«Вой!!!»

Прилив бесконечного подавления падал стремительным потоком с вершины горы вниз.

Все яошоу в испуге смотрели на дворец на вершине. Но секундой спустя все они невольно пали ниц. Лицо каждого болезненно покраснело так, что внезапно появились вены. Испуг в их сердцах никак не мог развеяться.

Такого рода явление возникло не только у яошоу у подножия горы, но и у тех, что заключили контракт.

Тан ЮньЦи несколько раз едва не упала. В конечном счете она разгневанно пнула Мистическую лису ЦиВэй5, ползающую по земле: 

5 ЦиВэй — семь хвостов.

— Идиотка, зачем ты лежишь ничком на земле, да еще и не спешишь защищать меня?

Мистическая лиса была ее контрактным зверем. Ее сила равнялась одной звезде седьмой основы, как раз недавно прорвалась. Если бы не недавний прорыв, Старейшина Ван и другие не смогли бы схватить ее. Впоследствии, несмотря на успешный прорыв, Мистическая лиса также потеряла и свободу. Она заключила контракт с Тан ЮньЦи и это даже был не контракт судьбы. 

Но независимо от того, как Тан ЮньЦи пинала ее, она все сжималась на земле и дрожала. Дело не в том, что она не хотела вставать, а в том, что этот поток подавления казался чрезвычайно ужасным. Она изначально не могла даже чуть-чуть сопротивляться. 

Яошоу шестой основы, заключивший контракт с Лэй Цзюем, тоже был в похожей ситуации. Но Лэй Цзюй не был таким слабоумным, как Тан ЮньЦи. Он мог почувствовать, что был поток огромного давления. Очевидно, что только что распространившийся рев из дворца ужаснул его яошоу.

В то же время небесная птица ЛюЛэй тоже чуть не свалилась с плеча Ло ШуХэ. 

Несмотря на то, что он был яошоу высокой основы, под подавлением правителя-зверя он также оказался не в состоянии сопротивляться. 

Ло ШуХэ очень быстро почувствовал его положение и невольно выражение его лица немного изменилось: 

— Что-то произошло? 

Дрожащий голос небесной птицы ЛюЛэй передался в голову Ло ШуХэ: 

— Это не может быть ошибкой. Только что тот рев совершенно точно был правителя-зверя. Но как могло случиться, что он появился на горном пике Яо?

Тот как будто разговаривал сам с собой, но это заставило Ло ШуХэ глубоко вздохнуть.

Правитель-зверь действительно соответствовал совершенному правителю. Если бы он смог заключить контракт с правителем-зверем, то это разве не значило бы, что он мог поступать как вздумается на континенте ЛунСян? Как только возникла эта мысль, в голове Ло ШуХэ невольно родилось слабое сожаление, но весьма быстро он подавил его. 

У него уже был зверь с контрактом судьбы и он абсолютно не мог думать о других яошоу. К тому же величие правителей-зверей запрещает им заключать контракты с практиками, даже если это будет не контракт судьбы. Если только не обладать огромной удачей, ни один практик не осмелится мечтать о правителе-звере. 

При полном потрясении толпы дворец, наконец, рухнул.

Более того, толпа людей еще услышала звуки щелчков. Горный массив под ногами разошелся глубокой трещиной

Кто-то громко вскрикнул, что это нехорошо, и один за другим они двинулись в обход. Секунду спустя трещина начала расползаться от вершины горы вниз, словно какой-то человек расколол ее, используя грубую силу. Барьер горного пика Яо окончательно сломался. 

Яошоу один за другим спасались бегством, сбегая вниз с горы, кидаясь первыми и боясь опоздать. 

В это время Ю СяоМо, все еще выкапывающий целебные травы в каменном гроте, тоже почувствовал, что пол яростно тряхнуло. Из-за того, что это свалилось как снег на голову и он не успел принять меры, юноша сломал несколько корней целебной травы седьмого уровня, которые наполовину выкопал и держал в руке. Его сердце почувствовало сильную боль. Это была целебная трава седьмого уровня. Но он все же перенес ее в свое пространство. 

Изначально юноша хотел выкопать еще несколько целебных трав среднего уровня, но каменный грот с травами начал обваливаться. Камни падали и разбивались о поля целебных трав, давя травы, которые неизвестно сколько лет росли.

Прежде чем Ю СяоМо успел испытать сожаление, кусок каменной глыбы рухнул в его направлении, напугав так, что юноша немедленно вбежал в свое пространство. Проклятье, чересчур безрассудное обращение с дарами природы!

Почти все яошоу территории ТяньТан могли почувствовать обвал горного пика Яо. 

Даже яошоу, которые в этот момент разрывали на части и уничтожали, тоже сознательно остановились. Каждый посмотрел в сторону горного пика Яо. 

Когда дворец с грохотом падал, лучи света один за другим устремились с вершины горы вниз. Это были спасающиеся бегством практики. Из-за того, что горный пик Яо обваливался, ограничение для практиков и яошоу тоже исчезло. Практики, которые изначально не могли летать, используя меч, один за другим вставали на летающие мечи и неслись вниз. 

Но из-за того, что горный пик был слишком большой и к тому же толпа людей убегала в спешке, немало учеников оказались разделены со своими группами. Например, Тан ЮньЦи. 

Под защитой Мистической лисы ЦиВэй Тан ЮньЦи, спотыкаясь, бежала вниз с горного пика Яо. Хоть она могла разрешить Мистической лисе без проблем захватить одного-двух людей, в роковой момент девушка заботилась только о себе.

В итоге первой, кто спаслась бегством, была она и она же оказалась отделена от всех остальных. Когда девушка, испытывая затруднения, добралась до подножия горы, вокруг были обломки горного пика Яо. Огромный кусок горного пика лежал перед ней, непосредственно закрывая обзор.

Тан ЮньЦи яростно бранила Мистическую лису ЦиВэй: 

— Ничтожество, еще и медлит, чтобы отнести меня к остальным.

Мистическая лиса бросила на нее взгляд с намеком на гнев — чертов человек. В итоге осмелилась так обращаться с ней, у кого родство с древнейшей Мистической лисой ЦзюВэй6. Рано или поздно наступит момент, когда ты обязательно пожалеешь об этом десять тысяч раз!

6 ЦзюВэй — девять хвостов.

Прямо в этот же момент позади них донесся крик боли.

— Ай-яй! Мать моя, почему здесь острые камни? Наверно я спустился неправильно!

— Кто это?!

Тан ЮньЦи, испугавшись, неожиданно повернулась. Когда крик закончился, она обнаружила, что этот голос был довольно знаком. Но этот голос, наполненный жалобами, сразу же замолк. Она рванулась вперед к обратной стороне камня, чтобы посмотреть, и сразу же уставилась с широко открытыми глазами, как в удивлении, так и с легким волнением. 

— Это ты, Ю СяоМо!



Комментарии: 8

  • Эй сучка отстань от лисы *гррррр*

  • Большое спасибо за главу!

  • Этот как его достал тот дырявый кусок души! Что он гору расколол))) мдяяя алчный Ю-Мо ему ещё выскажите за потерянный грот)))

  • Спасибо за перевод!
    Надеюсь, Лин Сяо не всех прирученных зверушек забрал в свое пространство) А то кого-то сейчас вероятно попытаются прибить под шумок... Правда с помощью Лисы, которая теоретически очень готова помочь противоположной стороне))

  • Спасибо за перевод ;)

  • Вот блин, как-то ему вообще не ведёт 🤔

    Спасибо за перевод)

  • ох...какая же гнусная девица...раздражает
    Потираю ручки в ожидании расплаты за все ее козни..хехе..

  • Спасибо за перевод 😘

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *