Ю СяоМо видел Линь Сяо лишь несколько раз. Но он никогда не видел, чтобы тот улыбался. Даже когда был с младшей шимей или Мо Гу-шибо, он никогда не улыбался, не говоря уже о том, чтобы говорить так нежно с ним.

Это был первый промах. Второй промах — это его слова.

Если он настоящий Линь Сяо, он должен знать, что Ю СяоМо не был вместе с Мо Гу-шибо. Они же расстались сегодня утром, когда прибыли в город ХэПин. Они должны были встретиться только завтра утром.

Все это означало, что "Линь Сяо" перед ним — не тот, кого он видел раньше.

Но он ответил так, будто был Линь Сяо. Кроме того, его лицо было в точности как у Линь Сяо. Если они чем-то и отличались, то только одеждой.

Утром Линь Сяо был одет в черный пао, а этот Линь Сяо одет в белый. Мало того, что одежда изменилась, поведение и аура тоже намекали, что это совершенно другой человек.

Ю СяоМо даже не волновало, что Линь Сяо перед ним самозванец. Он только знал, что Линь Сяо в белом испускает более опасные вибрации, чем Линь Сяо в черном.

Ю СяоМо вдруг стал заикаться:

— Линь... Линь-шисюн, мне еще нужно кое-что сделать, так что я пойду. Увидимся позже!

Ю СяоМо повернулся сразу после своих слов и сделал вид, будто не заметил, что “Линь Сяо” хотел еще что-то сказать.

Но не успел он сделать и двух шагов, как почувствовал, что его шею что-то сжало, не давая дышать. Сразу после этого его подняли с пола, развернули в воздухе и он оказался лицом к лицу с "Линь Сяо". Кончики их носов разделяло не более пяти сантиметров.

— Ли-Ли-Линь-шисюн? — полностью напуганный Ю СяоМо смотрел на красивое лицо перед ним.

Лин Сяо ничего не сказал, но слегка улыбнулся и направился обратно в комнату, с грохотом закрыв дверь. В его руках все еще висел Ю СяоМо.

Только тогда, когда они остались наедине, он опустил Ю СяоМо вниз. Обретя свободу, Ю СяоМо сразу же увеличил расстояние между собой и Лин Сяо.

Это действие косвенно все прояснило. Лин Сяо же утвердился в своих соображениях. Его улыбающееся лицо, сочащееся сладостью, становилась все более надменным и властным, словно у кровожадного джентльмена.

Совершенно верно! Кровожадный джентльмен!

Ю СяоМо впервые пришло в голову, что кто-то на самом деле может быть описан как кровожадный джентльмен. Просто изумительное сочетание. Если бы он был просто наблюдателем, он, вероятно, нашел бы этот образ удивительным. Но будучи прямо в центре всего этого, он не чувствовал ни капли радости. И предпочел бы никогда в такой ситуации не оказываться.

— Великий воин, я ничего не знаю. Я ничего не видел. Правда!

Ю СяоМо держался руками за голову и дрожал, пока говорил. Затем он посмотрел на этого человека с ужасом и надеждой, словно ожидал, что тот будет милостив и отпустит его.

Уголки рта Лин Сяо изогнулись и он зажал его в углу. Его глаза смотрели на Ю СяоМо с большим интересом:

— О, что ты знаешь и что ты видел?

Ю СяоМо остолбенел, снова почувствовав огромное желание дать себе затрещину. Только не говорите, что этот Линь Сяо не понимал, что Ю СяоМо уже видел Линь Сяо и заметил притворство и недостатки нового Линь Сяо. И здесь он фактически вырыл себе яму. Каким бы ни было положение вещей, он уже чувствовал, что сегодняшний день являлся крайне неудачным.

— Я... Я... Я знаю, что ты не Дашисюн Линь Сяо, — лицо Ю СяоМо уже было полностью ярко-красным от давления.

Лин Сяо смотрел на беспомощное выражение лица Ю СяоМо, напоминающее сейчас жалкого и потерянного маленького белого кролика. Он просто не мог не ощутить толику счастья, не чувствуя никаких признаков стыда и злости от того, что его разоблачили.

Через некоторое время Ю СяоМо услышал голос, исходящий над макушкой своей головы.

— Так как ты раскрыл меня, у меня теперь нет выбора. Давай посмотрим, как мне от тебя избавиться? Мне просто убить тебя, или сварить, или поджарить?

Ю СяоМо выпал в осадок1. Была ли разница между этими тремя вариантами?

1 Используется 黑线, что означает “черные линии” или смайлик -_-|| — состояние, когда человек в унынии или в депрессии.

— Никакой из этих вариантов не приемлем. Я не хочу умирать, — сказал Ю СяоМо тихим голосом с кислым выражением лица. Не прошло и десяти дней, как он пришел в этот мир. Если он снова умрет, кто знает, попадет ли он в ад или просто исчезнет в облаке дыма. Слишком страшно!

— Тогда что я должен сделать? В конце концов, ты знаешь мой секрет, — Лин Сяо сделал вид, что находится в трудном положении, говоря это.

У Ю СяоМо начало дергаться веко и он тут же поднял руку, клянясь:

— Обещаю, я никому не расскажу о том, что ты притворяешься Линь-шисюном. Если я это сделаю, пусть небеса поразят меня громом и разрушат мою душу, навсегда обрекая остаться даньши низкого ранга. Этого достаточно? — он осторожно задал последний вопрос.

— Ты — даньши? — Лин Сяо поднял бровь. Его красивое лицо внезапно приобрело надменное выражение. Но, как и прежде, в его холодном и властном лице не было и намека на беспокойство.

Ю СяоМо кивнул, вопросительно глядя на него.

— Если это так, то создай чудотворную пилюлю и дай мне на нее посмотреть, — равнодушно сказал Лин Сяо.

— Это, я не принес свой котел… — Ю СяоМо не мог понять, что он планирует, но, увидев, что он нахмурился, сразу же добавил: — Но у меня есть готовые. У меня есть немного в мешке для хранения. Чудотворные пилюли, которые я вчера изготовил.

— Ты имеешь в виду этот мешок для хранения? — Лин Сяо поднял руку. Удивительно, но в его руке был мешок, который, кажется, ему не подходил. Это было не что иное, как мешок для хранения Ю СяоМо.

Ю СяоМо рефлекторно ощупал область вокруг талии. Его мешок исчез. Конечно, он был ошеломлен. Когда Лин Сяо успел взять его? Он даже ничего не почувствовал.

Лин Сяо достал содержимое мешка. Там были только четыре маленьких флакончика, источающих легкий лекарственный аромат. Ю СяоМо смотрел, как тот открыл одну из бутылок и вытащил светло-голубую чудотворную пилюлю “Концентрации энергии Ци”. Ту, чей риск употребления был занижен. Под удивленным взглядом Ю СяоМо, он бросил ее в рот.

Пожевав, Лин Сяо слегка поднял брови. Затем он стал вываливать оставшиеся чудотворные пилюли “Концентрации энергии Ци” и глотать их. С содержимым остальных бутылок произошло то же самое. Все пилюли из них оказались съеденными. Как будто он ел сахарные жареные каштаны.

Ю СяоМо смотрел на него с отвисшей челюстью и выпученными глазами. Разве Лин Сяо не слышал, что чудотворные пилюли нельзя бесконтрольно есть...

Съев все чудотворные пилюли, Лин Сяо облизал губы. Он посмотрел на Ю СяоМо с толикой удовлетворения:

— Я действительно не ожидал, что чудотворные пилюли, созданные тобой, будут такими вкусными. Особенно из этих двух бутылок. Вкус у них неплохой. Так что-о-о... поздравляю, я решил пока не убивать тебя.

Ю СяоМо слушал это с тревогой на душе:

— По… Пока? Нет, я имею в виду, серьезно?

— Я не могу убить тебя, но-о-о... — Лин Сяо бросил пустые бутылки и мешок для хранения обратно ему, слегка улыбаясь: — Каждый день с этого момента ты должен преподносить мне двести чудотворных пилюль и чтобы они были как чудотворные пилюли из бутылки синего цвета.

Бутылки синего цвета содержали чудотворные пилюли с десятипроцентным риском.

— Две... двести чудотворных пилюль? — Ю СяоМо начал заикаться. Он был ошарашен этим числом. Даже если он не будет ни есть, ни пить, он не сможет делать по двести пилюль в день с тем уровнем способностей, что был у него сейчас. Тем более, что чудотворные пилюли, которые хотел Лин Сяо, были с низким риском.

— В чем дело? Ты хочешь отказаться?

Брови Лин Сяо поднялись. В мгновение ока в пространстве между глазами Ю СяоМо почувствовал вспышку пронзительно-холодного давления и почти перестал дышать.

Ю СяоМо быстро покачал головой. С таким трудом борясь за свою жизнь, конечно, он не собирается отказываться:

— Нет, нет, великий воин. Линь-шисюн, я только несколько дней назад научился изготавливать чудотворные пилюли. Сто таблеток в день — мой предел. Кро... кроме того, согласно правилам школы ТяньСинь, я должен отдавать половину чудотворных пилюль...

Лин Сяо уставился на него. Согласно памяти Линь Сяо, школа ТяньСинь действительно имела такое правило. Так что он знал, что Ю СяоМо не лгал ему:

— Пятьдесят таблеток. Если, конечно, ты не готов, то я не против превратить тебя в труп прямо сейчас.

Но он-то против!

Конечно, Ю СяоМо не решился на бунт. Какими бы несправедливыми ни были условия, они все равно не перевесят его, пусть и ничтожную, жизнь. Так что он мог только согласиться. Как только он вздохнул с облегчением, равнодушный голос Лин Сяо снова раздался над его головой.

— Но, чтобы быть уверенным, что ты не предашь меня, отдай половину своей души!



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *