Ловить рыбу в мутной воде1 являлось жизненным искусством!

1 Образно «воспользоваться всеобщей суматохой ради получения выгоды».

На следующий день Ю СяоМо и Лин Сяо поменяли одежду обратно на изначальную. Они намеренно, на шаг раньше, чем БайЛи ТяньИ, покинули трактир, а потом добежали до места, куда они вчера вечером запланировали пойти мельтешить, чтобы еще раз «неожиданно встретиться». 

Словно занимаясь преследованием, Ю СяоМо постоянно чувствовал чрезвычайную неуверенность в себе. 

Однако юноша шел, гулял и преследование вдруг превратилось в хождение по магазинам. 

Развитие поселка Бесконечности отличалось от города Янь. Они начали развиваться с «водного промысла» и до настоящего времени это также не изменилось. Поэтому большая часть торговли в деревне имела отношение к водным организмам моря Бесконечности. Объем продаж во всех смыслах соответствовал заданному весу. «Продукты водного промысла» занимали почти семьдесят процентов, оставшиеся тридцать процентов, в свою очередь, были от охоты в Глухих горах.

Полчаса спустя двое людей наконец дошли до места назначения, куда могли прибыть БайЛи ТяньИ и другие, — большой гавани. 

В гавани рано утром можно было обнаружить рыбаков поселка Бесконечности. Большинство тех, кто расположился с лотком продавать «продукты водного промысла», являлись обычным человеческим родом, а те, кто пускался в плавание разыскивать яошоу, явно видно, что они все были сюляньчжэ, в меньшинстве имелись именно даньши. 

По причине события с духовной нади, людей, которые в последнее время выходили в море, становилось все больше и больше. На тех, кто зарабатывал на жизнь за счет выхода в море, разыскивая яошоу, более или менее было оказано влияние.

— Возможно ли то, что водные духи, такого рода — наполовину яошоу, существуют в море Бесконечности? 

По пути Ю СяоМо заметил, что яошоу водного типа имелось чрезвычайно мало. В большинстве случаев были те, которых юноша не видел в свитках. Он невольно вспомнил о водных духах, которые жили в Отмели. Они, кажется, также являлись яошоу, которые жили в воде.

— Нет, водные духи могут только существовать в бездне ВаньНянь, где имеется ледяной яд, — разъяснил Лин Сяо: 

— Заразность водных духов крайне сильная. Если бы они существовали в море Бесконечности, то давно бы уже были уничтожены цянчжэ в море.

Ю СяоМо сделал круг. Ни одна вещь, продающаяся в гавани, не понравилась ему. 

Яошоу высокой и некоторые средней основы по сути не встречались на лотках гавани. 

Юноша неожиданно потянул рукав Лин Сяо: 

— Что ты скажешь насчет того, чтобы я заключил контракт с яошоу, который умеет плавать?

Лин Сяо скользнул по нему взглядом: 

— Кто из тех несколько яошоу, с которыми ты заключил контракт, не знают как плавать? — Особенно ПиЦю и МяуЦю, они каждый день резвились в озере духовной воды. Заставить их танцевать на поверхности воды, предположительно, не являлось проблемой.

Ю СяоМо не обратил внимания на его подшучивания и поспешно поправился:

— Я говорю о яошоу, которые живут в воде. В будущем, если отправимся до места в море, то окажется удобно.

Лин Сяо сказал:

— Тогда в будущем и посмотрим. 

— Ю СяоМо, Лин-сюн? 

Как раз в это время позади них раздался удивленный голос.

Услышав этот голос, Ю СяоМо резко отреагировал. Он по случайности забыл о цели прибытия сюда. Юноша был слишком сосредоточен на прогулке и, наоборот, БайЛи ТяньИ, опережая на шаг, обнаружил их.

— Какое совпадение! Вы как... а? — Ю СяоМо обернулся и поднял сверкающую улыбку. Юноша рефлекторно с ними поздоровался. Когда он сказал половину предложения, его за пояс ущипнул Лин Сяо.

— В чем дело? — БайЛи ТяньИ слегка приподнял брови.

Ю СяоМо поспешно стряхнул руку мужчины и ответил: 

— Ничего, я только удивился. Почему вы все пришли сюда?

Сзади донесся звонкий смех Гао Яна:

— Если бы не пришли, то как бы обнаружили, что вы двое, к удивлению, воспользовались периодом прошения об отпуске и прибежали сюда. Однако никак не думал, что вы так скоро вернетесь. Впрочем, вы как раз вовремя.

Академия ДаоСинь совсем не намеренно ограничивала действия учеников. Те, кто хотел воспользоваться этой возможностью и поучиться на опыте, могли добровольно зарегистрироваться. Гао Ян и остальные весьма взволновались и сразу же пришли сюда. 

Инь Гэ и несколько человек также подошли. Последний лишь безразлично кивнул головой Ю СяоМо и Лин Сяо.

Глаза Ань СиньЖуй были на Инь Гэ. У Чэнь Чжао, в свою очередь являющегося первым в списке первой сотни даньши, глаза же были на Ань СиньЖуй. Двое людей не разговаривали.

Ю СяоМо заметил, что в толпе не хватало некоторых лиц, и удивленно спросил: 

— Академия отправила сюда только вас?

Гао Ян не понял, что юноша имел в виду и сказал: 

— Не только нас. Шифу и несколько старейшин во второй половине дня подойдут с остальными, чтобы встретиться с нами. Есть и другие соученики, однако у них есть свои собственные места, куда они отправятся.

Ю СяоМо понимающе кивнул. 

Он знал, что подземная духовная нади Академии достигла предела, поэтому Академия была полна решимости добиться Сердца ЮаньСу. Чтобы гарантировать, что Академия сможет получить Сердце, Янь Фа возьмет дело под личный контроль. Что же касается всех тех соучеников, должно быть ими являлись именно Тэн ЦзыСинь и другие. Так называемое место, куда они отправились, наверняка их семьи. Так тоже хорошо. По крайней мере, далее не стоит сталкиваться с ними.

После дела со случайной встречей Ю СяоМо и Лин Сяо шли вместе с ними. 

Гао Ян и другие за основное считали обучение на опыте, поскольку люди, которые боролись за Сердце ЮаньСу, абсолютно точно являлись цянчжэ предела Хуан и выше. Если они с таким совершенствованием прибегут туда, то им остается лишь стать пушечным мясом. 

Чтобы избежать ненужных травм и смертей, Янь Фа заранее, когда они отправлялись, дал им наказ.

Когда они возвращались в трактир, Ю СяоМо нарочно шел вместе с БайЛи ТяньИ:

— А где Тан ЮйЛинь? На этот раз он не пришел?

Заговорив про это дело, БайЛи ТяньИ невольно вздохнул: 

— Я притащил его сюда, однако он сейчас совершенствуется в трактире.

Ю СяоМо не сумел сдержаться и издал звук “пф-ф”. Из скупца эволюционировал в одержимого совершенствованием. Когда юноша уговаривал Тан ЮйЛиня, он уже предугадывал это. На самом деле характер Тан ЮйЛиня был слишком простым, целеустремленным и упорным. Определив дело, если только не имеется еще лучше мотив уговорить его, он, натолкнувшись на южную стену, абсолютно точно не повернет головы2.

2 Образно «быть чрезмерно упёртым».

— Не смейся. У тебя есть какие-нибудь способы, чтобы можно было заставить его не совершенствоваться чрезвычайно упорно? — БайЛи ТяньИ на самом деле оказался очень благодарен Ю СяоМо. По сравнению со скупцом, мужчина предпочитал, чтобы Тан ЮйЛинь стал безумным от совершенствования. Однако также нельзя постоянно днями и ночами совершенствоваться. Если так будет продолжаться и дальше, он должен чрезвычайно сдерживаться.

— О... — Ю СяоМо многозначительно улыбнулся: 

— На самом деле все очень просто. Ты только скажи ему о недостатках от постоянного замыкания на совершенствовании, а потом разведи его и все. В противном случае напряги силы и подумай о другом способе, в котором можно не уединяться и суметь повысить совершенствование.

Например, парное самосовершенствование. Но Ю СяоМо не был так добр, чтобы напрямую инструктировать его.

Услышав это, БайЛи Тянь недоверчивым взглядом обвел юношу. Без затворничества также можно было повысить совершенствование? Неужели это проведет его?

Он, выведывая, спросил: 

— У тебя есть какие-то приемы?

— Какие у меня могут быть методы? Я всего лишь дал тебе совет, ты сам думай. — Ю СяоМо отказал необычайно открыто. Юноша мог рассказать БайЛи Тянь, но подумав о том, что сам также является составляющей частью этого, он сразу же почувствовал, что не мог очевидно принести выгоду БайЛи Тянь. К сожалению, последний не подумал о том, что если мужчина чересчур много накапливает, то получает травму абсолютно точно тот, кто снизу. Но он сейчас вообще не думал о таком отдаленном событии, поэтому Ю СяоМо в конечном счете не намеренно вырыл яму Тан ЮйЛиню.

Когда они всей компанией вернулись в трактир, солнце уже почти село. 

Юноша и Лин Сяо очень притворялись, словно пришли в первый раз. Утром, когда они выходили, они попутно вернули комнату, поэтому сейчас им необходимо было опять ее просить. 

К счастью, хозяин совершенно не узнал их. 

Поскольку в трактире каждый день входило и выходило так много людей и перед этим они снова переоделись.

— Вы хотите одну комнату? — Гао Ян увидел, что они захотели только одну комнату и, не удержавшись, удивленно спросил.

Лин Сяо повернул голову и произнес: 

— Да, таким образом сэкономим хрустальные монеты.

Закончив говорить, мужчина вошел внутрь и закрыл дверь перед лицом Гао Яна.

На лице Гао Яна было изумление. Первоначально он хотел сказать «я могу помочь вам заплатить», к сожалению, у него не оказалось шанса высказать это. Тщательно подумав, он все-таки посчитал, что говорить такие слова не слишком удобно и сразу же воздержался.

Чжань ЮйСюань, находясь позади, увидел абсолютную ясность и, невольно смеясь, сказал Инь Гэ, который был рядом с ним: 

— Не разглядишь, что Гао Ян оказался таким «наивным» человеком. Они ведут себя так очевидно, а он все еще не обнаружил.

Инь Гэ холодно бросил взгляд в направлении комнаты Ю СяоМо и Лин Сяо и, не говоря дурного слова, вернулся в комнату.

Чжань ЮйСюань уже давно знал его характер и больше не болтал лишнего. Однако он все же вспомнил о Фэн ЧиЮне. Кажется, когда Фэн ЧиЮнь рядом, слов у Инь Гэ имелось немного больше?

Вечером все пребывали в своих комнатах.

На следующий день все пунктуально появились внизу. Поскольку людей оказалось довольно много, они разделились на три стола. 

Ань СиньЖуй до сих пор не выкинула его из головы. Она, преследуя Инь Гэ, села за тот же стол, что и он. Однако выражение лица последнего даже ни на йоту не изменилось. Очевидно, что он не принимал это во внимание. 

Чэнь Чжао гнался за Ань СиньЖуй и бессовестно следовал за ней.

За столом сидели четыре человека, четвертым оказался Чжань ЮйСюань. 

Ю СяоМо постоянно чувствовал, что их отношения очень странные. Ань СиньЖуй нравился Инь Гэ, а Чэнь Чжао нравилась Ань СиньЖуй, Инь Гэ не нравилась Ань СиньЖуй. Эти отношения на первый взгляд казались бегом на длинные дистанции. Ясно, что это была очень простая арифметика. К сожалению люди, которые сами находятся в таком положении3, тем не менее, в любом случае не могут понять.

3 Некоторым, кто заимел романтичные отношения, тем не менее, словно пьяные и глупые (обезумевшие от счастья) и им трудно из этого вырваться.

Когда подали завтрак, Ю СяоМо ел и одновременно смотрел, как Лин Сяо, не оставляя следов, выяснял у Гао Яна и остальных информацию о Сердце ЮаньСу. Досадно было то, что закулисная сторона, о которой Гао Ян и другие знали, также не становилась очень понятной. 

Но Гао Ян как-никак являлся единственным туди Янь Фа, он более или менее все-таки знал некоторые факты, что другим казались непонятны. 

Например, о главе Дворца Летающих Рыб, который обнаружил подземную духовную нади. Хотя он был спрятан цянчжэ поселка Бесконечности, его все-таки заметила Академия ДаоСинь. К тому же она выяснила приблизительную область.

Гао Ян вспомнил:

— Шифу только сообщил мне, что по возможности не следует приближаться к тому участку, где море ХуаньШа4. Я думаю, что оно, должно быть, находится в море ХуаньШа.

4 ХуаньШа — песок иллюзий.



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *