НаньЛу скрывало очень много сил, однако по-настоящему единственно великими, тем не менее, оставались лишь Союз Цан и Род ЧиСюэ.

Причина, по которой две семьи могли мирно развиваться до настоящего времени, была неразделима с тем, что каждая из двух семей имела цянчжэ на высокой звезде предела Шэн. Также как раз поэтому они могли жить в мире и согласии до настоящего времени, но-о-о...

Существование Союза Цан, по сравнению с Родом ЧиСюэ, было еще более коротким. К тому же его расширение, тем не менее, оказалось чрезмерно стремительным. Лазутчики Союза Цан не только быстро охватили НаньЛу, но и сейчас уже расширились до остальных территорий. Вне зависимости от того, являлось ли это информативной сетью или цянчжэ, они неясно превосходили Род ЧиСюэ.

Вот, что называется — одна гора не может вместить двух тигров.

Род ЧиСюэ испугался быстрого развития Союза Цан, поэтому внешне они дружили, за спиной, тем не менее, настороженно относились и делали приготовления. Но из-за чего равновесие не разрушилось до сегодняшнего дня?

Это из-за того, что не хватало повода.

Что касается текущего внешнего вида, обе стороны имели цянчжэ, которые персонально стояли на страже. Если они действительно начнут драку, то в итоге только и может получиться, что пострадают обе стороны. Напротив, это окажется выгодно другим.

Поэтому, если снова обнаружится цянчжэ предела Шэн, к тому же этот цянчжэ еще заимеет дружеские мысли с Союзом Цан, то тот старый глава Рода ЧиСюэ несомненно не сможет усидеть на месте и самолично появится.

— Пусть этот прием и хороший, однако… — Ю СяоМо немного в затруднительном положении посмотрел на Лин Сяо. Тот говорил, что его совершенствование должно держаться в секрете. Если он со своим настоящим совершенствованием станет участвовать в банкете, то это будет равняться тому, что он расскажет всем.

— Возможно, мы можем объявить ложную информацию. — Инь Гэ заметил, что юноша смотрит на Лин Сяо, и в душе немного догадался. Хотя он был потрясен, на устах он также ничего не сказал.

Чжань ЮйСюань поразмышлял:

— Каким образом должны распустить ложную информацию? С информационной сетью Союза Цан почти наверняка они, должно быть, обнаружат?

Инь Гэ посмотрел на Лин Сяо:

— Мы можем использовать правду, чтобы смешать с ложью.

Ю СяоМо лишь слышал о «выдать ложь за правду» и все-таки не слышал «выдать правду за ложь». Он не знал, являлось ли это идиомой идиомы.

Лин Сяо, тем не менее, показал неглубокое улыбающееся выражение лица:

— Ты имеешь в виду, что предлагаешь мне «показать лицо», с помощью статуса предела Шэн опубликовать «ложную информацию» и заставить Союз Цан и Род ЧиСюэ поверить, что есть таинственный цянчжэ предела Шэн, который отправится участвовать в банкете, верно?

Инь Гэ кивнул головой.

Если так будет, то правду и ложь трудно окажется различить, так как действительно появится таинственный цянчжэ, однако этот человек не был приглашен, поэтому какие у него имелись цели — никто не поймет.

Цянжэ предела Шэн на континенте ТунТянь имелось очень мало. Мало настолько, что каждое появление цянчжэ предела Шэн привлечет чрезвычайно большое внимание. Если это окажется человек, у которого огромные амбиции, он, вероятно, сможет иметь большие движения и таким образом для прочих сил создаст некоторое воздействие.

Если он является человеком определенной силы или вступил в какую-то крупную силу, в таком случае та сила одним махом стала бы высшей силой континента ТунТянь. Вплоть до того, что также не исключена возможность, что превзошла бы Дворец ТунТянь. Поэтому к каждому цянчжэ предела Шэн необходимо относиться серьезно.

Союз Цан ради того, чтобы предотвратить возникновение мятежа в пределах их сферы влияния, каждый год в подобные важные моменты посылал людей прибыть поддержать порядок, дабы избежать, чтобы это не было использовано целеустремленными людьми, и тем самым вызвать за собой разного рода беспорядки, что окажет влияние на организацию банкета.

Хотя неизвестно, кого в этом году направили прибыть, должно быть, это был один из туди главы Союза Цан. Показать лицо перед туди главы союза станет более убедительным, чем перед другими.

Инь Гэ и Чжань ЮйСюань вчера слышали, что люди Союза Цан прибудут сегодня во второй половине дня. Когда придет время, людей, должно быть, окажется очень много. Достаточно того, чтобы в тот момент показать лицо и сказать пару фраз, и все.

В новостях говорилось, что люди Союза Цан прибудут около пяти часов, поэтому до пяти часов Ю СяоМо и трое людей «устроят засаду» за городом БэйЯн. 

Время еще не подошло, как за городом раздался порыв волнений. Вдалеке уже заметили, как приближается громадная Сине-зеленая черепаха. Она была чуть больше, чем у Сюн Сяо. Размер и личный состав также были довольно грандиозны.

— На голове Сине-зеленой черепахи есть человек. 

На голове черепахи, которая почти вонзалась в облака, впечатляюще стоял в ожидании расплывчатый силуэт. На ветру он стоял гордо. Издалека сразу же можно было почувствовать могущественный импульс, который долетал с тела противоположной стороны.

— Потрясающе. Не ожидал, что человеком, которого Союз Цан пришлет в город БэйЯн, неожиданно, станет Фан ЧиЯо.

Человек еще не прибыл, как люди снизу уже начали бурлить.

— Небеса! Мой господин кумир прибыл.

— Э… Кто такой Фан ЧиЯо?

Человек, который спросил об этом, немедленно получил презрительные взгляды всех людей вокруг.

— Из какого угла и закоулка вылез этот человек. К удивлению, не знаешь имя Фан ЧиЯо. Вытащить его и разрубить.

— Фан ЧиЯо-дажэнь все-таки является третьим дицзы главы Союза Цан. Цянчжэ на седьмом месте списка ТунТянь. Настолько чрезвычайно впечатляющего человека, неожиданно, кто-то не знает? Это кто?

— Говоря о Фан ЧиЯо-дажэне, нельзя не поднять его бой с XX...

Ю СяоМо, который прятался в толпе людей, с покрывшимся потом лицом1, выдавил. Только что ту фразу именно он спросил. Он не думал, что реакция присутствующих окажется такой бурной. Однако он не ожидал, что этот Фан ЧиЯо, к удивлению, являлся таким потрясающим человеком. Неудивительно, что так много людей прибежали за город, чтобы поглазеть на его сияние. Кадр был сопоставим с движением фанатского поклонения современной эпохи.

1 Образно «застыдиться».

— В следующий раз спроси меня, если есть вопрос. Очень многие дицзы главы Союза Цан являются выдающимися цянчжэ, поэтому в НаньЛу полным-полно сюляньчжэ вполне поклоняются им. Если ты хочешь сказать, что не знаешь всех эти людей, то тебя подвергнут бомбардировке. — Чжань ЮйСюань улыбнулся, смотря на немного жалкого Ю СяоМо.

— В следующий раз скажи заранее. — Юноша похлопал его по плечу.

— Хорошо… — произнес Чжань ЮйСюань, сдерживая смех.

Во время когда они разговаривали, Сине-зеленая черепаха Фан ЧиЯо уже приблизилась. Она спустилась на просторную песчаную отмель. Огромный рот Сине-зеленой черепахи издал отдаленный низкий «у-у-у». Люди, которые были немного рядом, первыми оказались под ударом. Все один за другим отступили назад.

Фан ЧиЯо стоял на голове Сине-зеленой черепахи и смотрел на людей внизу. Хотя согласно его статусу и положению он мог презирать их, он совсем не показал высокомерного вида и то, что считает себя выше других. Как раз когда он готовился спрыгнуть вниз, в голове неожиданно раздался хорошо знакомый голос.

— Подожди.

Движения Фан ЧиЯо остановились, и он озадаченно сказал:

— Что случилось?

Тот голос не сразу же ответил на его вопрос. После пяти секунд молчания:

— Здесь есть человек, чья сила чрезвычайно мощная. Выше тебя и меня.

Выражение лица Фан ЧиЯо начало становиться серьезным. Его совершенствование было на семи звездах предела Шэнь. Сила противоположной стороны была выше их. Неужели это цянчжэ предела Шэн?

Подумав об этом, вид Фан ЧиЯо сразу стал испуганным.

Как могло случиться, что в городе БэйЯн есть цянчжэ предела Шэн? Неужели это был человек, который готовился принять участие в банкете? Однако цянчжэ предела Шэн, которых пригласил шицзюнь, не имелось и несколько человек. Весь этот поименный список он знал. Те несколько не могли появиться в городе БэйЯнь. За исключением новоиспеченного цянчжэ предела Шэн...

Эта мысль только всплыла, как Фан ЧиЯо инстинктивно исключил ее. Если бы был недавно появившийся цянчжэ предела Шэн, то Союз Цан не мог не получить эту новость.

— Не спеши. Тот человек, кажется, не имеет дурных намерений. Нам остается только спокойно наблюдать за изменениями событий, — сказал Сюань Тянь.

Как раз в этот момент над небом раздался высмеивающий хохот. Он ни с чем не сравнимо ясно распространился до ушей множества людей. Низкий голос, кажется, нес с собой немного вздоха превратностей судьбы2.

2 Дословно «где было синее море, там ныне тутовые рощи».

— Ты и есть Фан ЧиЯо, туди главы Союза Цан?

Фан ЧиЯо не рассчитывал, что тот, к удивлению, по своей инициативе заговорит. После того как он мгновенно оцепенел, в сердце в сразу поднялось немного настороженности:

— Что за человек гэся?

— Кто я — не важно.

— Разрешите узнать, у цяньбэя есть какое-то важное дело? — Фан ЧиЯо уже был уверен, что противоположная сторона является цянчжэ предела Шэн, и стал говорить намного учтивее.

— Серьезного дела, тем не менее, нет. Просто прибыл уведомить, что на банкете в честь дня рождения твоего шиди я отправлюсь повидать хорошего знакомого. Только и всего. — Закончив говорить, тот поток импульса в мгновение ока отозвался назад.

— Цяньбэй? — Фан ЧиЯо торопливо окликнул его.

— Не зови, он, кажется, ушел, — сказал Сюань Тянь.

Фан Чи Яо, хмурясь, произнес:

— Сюань Тянь, ты считаешь, то, что он сказал, правда? На банкете в честь дня рождения младшего шиди в самом деле есть его хороший знакомый?

Сюань Тянь проговорил:

— Мне также непонятно. Однако, если то, что он сказал, правда, то хороший знакомый из его уст, вероятнее всего, является человеком Союза Цан. В противном случае ему незачем специально приходить сюда и говорить тебе. И также незачем было бы бегать на банкет, чтобы встретиться с человеком. Моментально также нет возможности удостовериться. Все же сначала извести своего шицзюня.

— Я понял.

С другой стороны Ю СяоМо, который смотрел от начала и до конца, отправил мужчине одно слово — переиграл!

Он глубоко понимал Лин Сяо, этого человека. Заметив, что тот намеренно скрывал истинный облик, словно вид выдающегося и неординарного человека, юноша сразу же почувствовал, как мурашки захотели подняться. 

Однако за городом все-таки были не только они и несколько человек, еще имелись тысячи и десятки тысяч людей. Еще когда те услышали, что Фан ЧиЯо учтиво окликнул противоположную сторону цяньбэем, все сразу же окаменели.

Способных заставить Фан ЧиЯо-дажэня вежливо и почтенно назвать цяньбэем все же не имелось и несколько человек. Та таинственная персона, к удивлению, добилась этого. Неужели он является цянчжэ предела Шэн?

Только соображение появилось, как все оказались потрясены.

Они, как и Фан ЧиЯо, не думали, что в городе БэйЯн имеется цянчжэ предела Шэн. Но факты, тем не менее, говорили им. Этот таинственный цянчжэ, по всей вероятности, являлся цянчжэ предела Шэн.

Не прошло и одного дня, как эта новость с молниеносной быстротой неимоверно распространилась в городе БэйЯн. К тому же стремительно рассеялась вовне. Каждая великая сила НаньЛу поочередно получила известие, которое поразило очень многих людей.

Главная ветвь Рода ЧиСюэ. Старый глава рода, который разузнал про это дело, только подавлением разбил пол под ногами. Властное лицо сменилось на потрясенное выражение. Человек, который прибыл передать информацию, заметил, что старый глава рода обнажил такое пугающее выражение лица, и испугался так, что ноги обмякли.

— Это дело в самом деле правда?



Комментарии: 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *