Лин Сяо спустился только после того, как Нин Цзин-даоши ушла. Подойдя к юноше, он сказал:

— Разве ты не говорил, что она дала тебе нефритовый цзянь? Достань и посмотри, если ли сведения о том старикане.

— Верно! Я почти позабыл об этом деле. — Только тогда Ю СяоМо вспомнил об этом и сразу же вытащил нефритовый цзянь. Выделив нить силы души, он быстро просмотрел содержимое в нефритовом цзяне, прежде чем передать его Лин Сяо.

Данные Нин Цзин-даоши на самом деле не ограничивались материалами о всех имеющихся даньши высокого ранга Академии, еще имелись и другие даоши. Большая часть была записана внутри и на первый взгляд казалась очень полной.

Кроме материалов нефритовый цзян оказался оснащен еще и изображениями всех даоши. Юноша повспоминал, однако не обнаружил какого-либо изображения, которое бы могло соответствовать внешности старикана. К тому же внутри с самым высоким рангом даньши был лишь на пике девятого. Лаотоу сказал ему, что он даньши десятого ранга, но в нефритовом цзяне не имелось ни одного даньши десятого ранга. 

— Неужели тот старикан обманул меня? — не сумев сдержать сомнений, сказал Ю СяоМо.

— Он не обманывал тебя. Его ранг действительно десятый. — Произнес Лин Сяо. Сегодня утром, когда он увидел этого старикана, все-таки мужчина с первого взгляда рассмотрел, хоть тот действительно очень глубоко скрыл.

— Тогда почему его нет в данных на нефритовом цзяне? Слушая его манеру речи, кажется, что он тоже человек Академии ДаоСинь. — Спросил Ю СяоМо.

— Что тут такого странного? Цю Жань вышел из Академии ДаоСинь. Как его шифу, почти наверняка он даоши Академии. Ранг этого старикана такой высокий, возможно, что твоя Нин Цзин-даоши не имеет полномочий знать информацию о нем. — Лин Сяо лениво сидел на стуле и ничуть не удивлялся.

Ю СяоМо сразу же подошел и сел на стул рядом с ним:

— Тогда, по твоим словам, должен ли я почитать его как своего наставника?

Этот старикан был странноватым и чудным, не в своем уме. Действительно, неизвестно, хорошо или плохо почитать его как наставника. Сейчас юноша к такому делу, как приглашение в свои наставники, был весьма осмотрителен. 

— На мой взгляд… — Лин Сяо погладил подбородок.

— Как? — Ю СяоМо тут же придвинулся немного, смотря на того с надеждой.

Лин Сяо повернулся к нему и оскалил зубы в улыбке. Неожиданно мужчина зацепился за его шею и, не успел юноша вскрикнуть, завладел его губами. Язык мужчины проник внутрь, пока тот еще не сомкнул зубы. 

Когда Ю СяоМо увидел как Лин Сяо улыбнулся ему, в его душе раздался сигнальный колокол. И впрямь, этот тип оказался целеустремленным. Он еще не успел отступить, а его шею уже захватили. Язык проник глубоко внутрь и вмиг принес порыв сильного наслаждения. Только когда юноша начал задыхаться, Лин Сяо отпустил его.

Лин Сяо слизнул слюну с уголков его рта и с чувством удовлетворенности сказал:

— Этот старикан сейчас весьма полезен для тебя. Почитать его как наставника тоже не мешало бы. Если тебе действительно не нравится, то в крайнем случае дай ему пинка, когда тот не будет иметь практической ценности.

Ю СяоМо недовольно на него посмотрел. Считаешь, что приглашение к себе в наставники это детские игры? Если он действительно так сделает, то в будущем, предположительно, юноша станет нести на спине обвинения за оскорбление наставника и пренебрежение предками всю жизнь:

— Дело с принятием в наставники сначала оставим в покое. Я считаю, что Нин Цзин-даоши должна знать в лицо этого лаотоу. Я найду еще удобный случай попробовать спросить ее. Сейчас мне сперва нужно найти даоши третьей группы и принести извинения.

— Я пойду с тобой. — Сказал Лин Сяо, а затем, не ожидая его ответа, поднял Ю СяоМо и пошел в направлении выхода из павильона.

Ю СяоМо, которого несли в руках какое-то время, наконец начал сопротивляться, когда они вот-вот собрались выйти:

— Отпусти меня, я сам пойду. — Если другие увидят эту шокирующую картину, его с большим трудом созданные имидж и репутация сразу будут уничтожены.

Лин Сяо ослабил руки и Ю СяоМо упал. Благо, он ранее подготовился, но при высоте менее пятидесяти сантиметров ему было также непросто упасть, целуя лицом землю1

1 Дословно 狗啃屎 переводится как «собака грызет дерьмо» и идет из метафоры 狗吃屎 «собаки едят кал», что означает «лицом вниз». Но в варианте автора глагол также имеет значение «целовать».

Поскольку он не знал, где проживает даоши третьей группы, Ю СяоМо потратил немало времени, чтобы найти его жилище.

Место проживания даоши и старейшин Академии не находились в одном месте с учениками. Но от жилища учеников оно также располагалось не очень далеко. Даоши из второго ареала проживали в Резиденции Хризантемы, находящейся у подножия горы и воды. Окружение и условия были значительно лучше, чем в Резиденциях Весны, Лета, Осени и Зимы.

Разузнав сегодня утром, что ученик, который пропустил урок, пришел искать его, даоши третьей группы изначально не хотел видеть того, думая показать ему свою власть. Но подумав о его потенциале, в итоге все же позволил впустить его.

Ю СяоМо не специально скрывал свой ранг, поэтому, когда он вошел в дверь, тот даоши сразу же заметил. Изначально подготовленный план хорошенько прочитать ему нотацию тотчас был расстроен. В груди невольно забили в барабан. Неужели тот из-за того, что продвинулся в ранге, убежал на занятия в четвертую группу?

Вот только Ю СяоМо не имел искусства читать чужие мысли. Но даже если он знал образ мысли даоши, то также не осмелился бы солгать. Стоит только немного выяснить, чтобы стало ясно о таком деле. Затем юноша искренне принес извинения и еще раз разъяснил об утреннем инциденте, чтобы тот послушал.

Результат: выражение лица этого даоши также, как и у Нин Цзин-даоши, с налету изменилось. В итоге он еще поспешнее попросил юношу уйти. На первый взгляд казалось, что тот не собирался разбираться с делом о его прогуле. Ю СяоМо также обрадовался досугу и ушел вместе с Лин Сяо.

Лимит времени в три дня прошел почти в одно мгновение. Ю СяоМо еще не узнал истинное положение старика, а тот уже ранним утром явился.

Поскольку старик не мог войти в маленький павильон, то он за его пределами во весь голос позвал юношу по имени. В результате человек, который еще внутри ватного одеяла спал сладким сном, проснулся от шума. В тот же момент снова и снова раздались звуки ругательств. Ю СяоМо, действительно, чрезвычайно испугался его и спешно сделал так, чтобы старик вошел в павильон.

ШеЦю и других он вернул назад в пространство и в настоящий момент в павильоне остались только два человека, юноша и Лин Сяо.

Смотря, как зевающий Лин Сяо, одежда которого была немного в беспорядке, с верхнего этажа спускался вниз, старик тут же выпучил глаза и, гневно указав на того, выкрикнул:

— Ты кто?! Почему ты находишься в павильоне моего туди?!

Ю СяоМо внезапно понял, что дело плохо.

Лин Сяо уже от этого крика оживился. Лениво прислонившись к лестнице, он искоса посмотрел с улыбкой на старикана и, сощурившись, сказал:

— Вполне очевидно, что сплю!

— Спишь? Разве это не маленький павильон моего туди? — старик еще не «не развернул извилину»2.

2 Образное выражение «медленно реагировать». Несвоевременно сделать соответствующую реакцию.

— Но это также и мой павильон. — Лин Сяо с захватывающим интересом болтал с ним.

Старик до сих пор не «не развернул извилину»:

— Разве это не павильон для одного человека?

Лин Сяо, смеясь, кивнул головой:

— Да, павильон для одного человека.

Старик вытаращил глаза:

— ???

— Поэтому мы спим на одной кровати.

— … — Старик молчал секунду, а потом мгновенно слетел с катушек:

— Т-т-ты… Ты почему спишь на одной и той же кровати с туди?! У тебя есть какие-то амбиции?! Я предупреждаю тебя, немедленно переселись и я, возможно, не буду разбираться с этим делом!

Лин Сяо показал очень выводящую из себя улыбку:

— Тогда, действительно, сожалею. Я не только спал на кровати, даже...

— Лин Сяо, закрой свой рот! — Ю СяоМо, наконец, прикрыл смущение вспышкой гнева.

На этот раз Лин Сяо все же послушно заткнулся. Если бы он не замолчал, жена бы смотрела на него взглядом, из которого скоро бы стало выбрасываться пламя.

Старик вздрогнул от испуга из-за рыка юноши. Его почти слетевший с катушек нрав также исчез от рева, но он был очень самодовольным, потому что туди накричал не на него. Добившись цели, старик сразу же стал вне в себя от радости. Высокомерно смотря на Лин Сяо, старик сказал:

— Слышал? Тебе велели закрыть рот! Сейчас ты можешь уйти.

— Ты тоже закрой свой рот. — сбоку сразу же прилетел мрачный и внушающий страх голос Ю СяоМо.

Старик сходу замолчал. Характер этого туди был еще хуже, чем у него самого.

Увидев, что двое людей наконец успокоились, Ю СяоМо спокойно потушил гнев и подошел к чайному столику налить чай. Старик посчитал, что Ю СяоМо «начал понимать вещи правильно»3, и решил чтить его как учителя4. Он немедленно прочистил горло, ожидая, что тот подойдет и подаст ему чай, и быстро протянул руку. В результате… Секунду спустя его стеклянное сердце5 полностью разбилось.

3 Становиться сознательным.
4 В Древнем Китае, когда ученик чтил человека как своего наставника, он должен был заварить ему чай, встать на одно колено, обеими руками поднять чашку чая чуть выше головы и посмотреть на будущего наставника, который должен принять чай и выпить его. После этого нужно было встать на оба колена, поклониться три раза и ждать, пока наставник не разрешит встать. При этом, когда вставали на колени, не должны были сидеть на голени.
5 Ранимое.

Ю СяоМо услышал приглушенный смех, наклонил вбок голову и заметил, что Лин Сяо прислонился к перилам лестницы и дрожал плечами, с выражением, что еще немного и у него живот лопнет от смеха. Посмотрев в направлении его взгляда, юноша увидел выражение лица старика, который получил большой удар, и тотчас в его сердце зародилось сомнение. Поставив чай, из которого только что сделал глоток, на чайный столик, юноша с удивлением спросил:

— Что случилось?

— Ничего. Ты когда собираешься почтить меня как своего наставника? — Старик боялся, что Лин Сяо раскроет его неловкую ситуацию, и немедленно поспешил встать перед ним.

Ю СяоМо поджал нижнюю губу:

— Я могу почитать тебя как своего наставника, но ты должен добросовестно обучать меня! — он специально сделал акцент на «добросовестно». Лучше всего, если он сразу же передаст ему [Сутру Небесной Души].

Старик немедленно похлопал себя по груди и, гарантируя, сказал:

— Не беспокойся. Как моему туди, я абсолютно не позволю тебе понести убытки.

В этих словах не было никакой гарантии, но Ю СяоМо также не боялся, что он не окажется «добросовестным». Как и сказал Лин Сяо, если тот действительно его надует, то в крайнем случае уволит этого шифу.

Ю СяоМо не очень понимал формальности приглашения себе в наставники, поэтому поклонился в ноги старику, тот тоже не так серьезно отнесся к этому. Он был чрезвычайно рад принять этого туди и еще подарил ему подарок при первой встрече. Это была красивая коробка из белого нефрита, в которую оказалась уложена неизвестная вещь.

После того, как Ю СяоМо выпроводил шифу, он вернулся в павильон и сразу же вскрыл посмотреть подарок, который ему дали.

Едва юноша открыл на щелочку, как поток до крайности густого лекарственного аромата вырвался, боясь опоздать6, и распространился наружу. Изначально глаза Лин Сяо, которые были в сонливом состоянии, неожиданно открылись, и он приглушенно назвал:

6 Образно «наперебой».

— Чудотворная пилюля девятого класса?

Ю СяоМо поставил крышку нефритовой коробки сбоку. Внутри как раз лежала пилюля ярко-желтого цвета. Предварительно оценив, это, вероятнее всего, была чудотворная пилюля девятого класса среднего качества.

— Этот старикан с самого начала оказался ужасно щедрым. Чудотворную пилюлю девятого класса вот так подарить своему туди. — Лин Сяо сделал глубокий вдох. Только лишь чудотворные пилюли девятого класса и выше могли иметь на него некоторое воздействие.

Ю СяоМо сглотнул. Действительно, весьма неожиданно. Как видно, признать этого старикана как своего шифу также не было чем-то дурным. Затем он взял нефритовую коробку и вручил ее Лин Сяо.

Тот удивленно поднял брови:

— Ты хочешь отдать мне?

Ю СяоМо краснея, потер нос:

— Я знаю, что мой ранг слишком низкий. И чудотворные пилюли, которые очищаю и изготавливаю, не имеют такого уж большого воздействия на тебя. Все равно мне тоже ни к чему эта чудотворная пилюля девятого класса. Лучше уж тебе отдать.

Лин Сяо молча смотрел на него. Неожиданно притянув юношу в свои объятия, он, вздохнув в восхищении, сказал:

— Я очень тронут, что ты дал мне чудотворную пилюлю. Чтобы отблагодарить тебя, я решил, что вечером мы сделаем это еще раз. 

— …

Макушка головы Ю СяоМо мгновенно покрылась паутиной.



Комментарии: 6

  • Пол пятого утра, а я ржу кониной😂😂😂 однозначно, это шифу, которого ты заслужил, Ю СяоМо!!!! Как пить дать😂😂😂

    Спасибо переводчикам за этот шедевр!!!! Просто дикое желание в течение главы делиться эмоциями, но так захватывает стиль, что читаю взахлеб и редко делюсь....простите и спасибооооооо😍😍😍💓💓💓

  • Сук, любимая глава!
    Спасибо за перевод!!

  • Ахаах, эти шифу и туди стоят друг друга ;D К чёрту формальности, сразу быка за рога похватали! Ох и будоражит меня таков МоМо: упертый, дерзкий, знает себе цену. Авввв, ну что за Жена!! Так нравится его взаимодействие с этим почтеннейшим (зачеркнуто) стариканом, хочу больше этих наставленческих перепалок~
    Спасибо большое за перевод

  • Ахахаха) награда) блин) спасибо большое за перевод) это огромный труд

  • Что-то жена не особо рада такой благодарности))) Спасибо за ваш нелёгкий труд!

  • Большое спасибо за перевод!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *